rudgormashРациональное природопользование имеет для России стратегическое значение при том, что отечественная экономика ориентирована пока в большей степени на добывающую промышленность. Министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации Сергей Донской на межрегиональном совещании в Чите летом текущего года констатировал, что эффективность природопользования оставляет желать лучшего. А президент России Владимир Путин потребовал от министра укреплять дисциплину среди недропользователей.

Тем важнее совместная работа ученых и конструкторов компании «Рудгормаш» по модернизации и освоению новых видов оборудования, позволяющих сделать добычу и переработку полезных ископаемых более эффективными. О результатах этой работы рассказывает главный конструктор компании «Рудгормаш» по обогатительному оборудованию Александр Свертков.

— Можно сказать, что работа «Рудгормаша» по совершенствованию обогатительного оборудования становится интеграционным ресурсом развития горнорудной отрасли и рационального природопользования?
— Несомненно. Мы выпускаем целую гамму машин для обогащения полезных ископаемых. Одни из них – грохоты и питатели. Первые предназначены для сортировки сыпучих материалов, вторые - для равномерной подачи их на грохоты, дробилки. В линейке нашей продукции также сепараторы и фильтровальное оборудование. Все эти машины оказывают существенное влияние на режим недропользования. Мы по-настоящему заинтересованы, чтобы предприятия горнорудной отрасли активно развивались и при этом природные ресурсы использовались максимально эффективно. Можно привести немало примеров, когда, благодаря нашим техническим решениям, себестоимость добычи полезных ископаемых заметно уменьшается.

— Какие из последних разработок «Рудгормаша», на Ваш взгляд, наиболее значимы?
— Например, инновационные двухбарабанные сепараторы с использованием нашего ноу-хау – барабанов увеличенного диаметра. Идея принадлежит профессору, доктоеских наук Анатолию Звегинцеву - он возглавляет на предприятии специализированную лабораторию, а конструктивно реализовать эту идею удалось мне.

Первые промышленные испытания новинки на Лебединском ГОКе уже показали преимущество этих сепараторов над традиционными. Инновационное оборудование дает значительную экономию электроэнергии, воды, трудозатрат, площадей и т.д. Одна такая машина заменяет три сепаратора, используемых ранее. Это позволит ГОКам снизить капиталовложения на 30%. Кроме того, новый сепаратор даст возможность увеличить объем перерабатываемого сырья на 20% и снизить потери магнитного железа, уходящего в отвал, на 1%. Значит, меньше придется добывать руды, тратить воды и энергоресурсов, которые тоже берутся из природных кладовых. Это тем более важно, если учесть, что эффективной технологии вторичного извлечения полезных компонентов из отходов обогатительного производства пока нет. Кстати, мы собираемся модернизировать и этот сепаратор – наши ученые предлагают несколько методов повышения эффективности извлечения железа.

Но самой большой гордостью компании стало создание в текущем году совместно с научно-техническим центром «Бакор» уникального фильтра с керамическими фильтрующими элементами и площадью фильтрации 75 кв. м. Данную технику с полным основанием можно назвать революционной. Она позволяет в три раза снизить себестоимость добычи полезных ископаемых, вовлечь в переработку руды с очень тонким содержанием полезного компонента (железа, меди, цинка и других металлов), снизить расход электроэнергии в 20-25 раз. Кроме того, после фильтрации остается абсолютно чистая вода, а производительность КДФ-75 на 30-50% выше финно-американского аналога. Применение этого фильтра в золотодобывающей промышленности дает даже двойной эффект, позволяя перерабатывать частицы, содержащие золото, которые раньше выбрасывались в отходы, и извлекать дополнительно золото.

Поскольку добывающая промышленность пока составляет значительный сегмент отечественной экономики, применение таких фильтров даст огромный экономический эффект в масштабах страны.

— В советские времена над созданием нового оборудования работали несколько институтов, которых теперь нет. Как вам удается восполнить этот вакуум прикладной науки силами одного вашего предприятия?

— В отличие от многих машиностроителей России мы сумели сохранить свое конструкторское бюро и его специалистов, имеющих не только богатый опыт, но и способных зажигаться интересной идеей, осознавать не только коммерческие, но и государственные задачи. Это и позволяет заводу делать такие машины, которых у нас в стране еще не было. Мы благодарны, что приглашение поработать на «Рудгормаше» принял профессор, доктор физико-математических наук Анатолий Георгиевич Звегинцев, кому мы обязаны ноу-хау в магнитных сепараторах.

Кроме того, сейчас завод плотно сотрудничает не только с научно-техническими центрами, но и с вузами страны, где работают ученые и готовят молодых специалистов, так сказать, нашего профиля. В уходящем году «Рудгормаш» подписал соглашения о сотрудничестве с национальным минерально-сырьевым университетом «Горный» и геологическим факультетом ВГУ. Уже утвержден план совместной работы по освоению университетских научных разработок на производственной площадке завода.

Анатолий Чекменев, президент компании «Рудгормаш»:
— Я разделяю мнение аналитиков, считающих, что машиностроительный комплекс при определенных условиях должен стать ключевым фактором, влияющим на эффективность инновационного сценария развития России. Он призван обеспечивать обновление производственного оборудования ведущих секторов экономики, и в первую очередь обрабатывающей отрасли промышленности, и тем самым значительно улучшать состояние производственного потенциала России.

В.М.Ненахов, декан геологического факультета ВГУ, доктор геолого-минералогических наук, профессор:
— Рациональное недропользование – одна из важнейших государственных задач. И мы совместно с компанией «Рудгормаш» стараемся внести в это дело свою лепту.

Но рациональное недропользование не ограничивается только повышением извлекаемости полезных компонентов на месторождениях. В современных условиях на первый план выходят инновационные подходы к самому понятию «месторождение». Например, можно при переработке песков и песчано-гравийных смесей попутно извлекать другие полезные компоненты.

Распространенность таких образований практически повсеместна. А в случае извлечения дополнительных полезных веществ только при переработке 1000 тонн исходного материала можно получать до 20-25 тонн рудного концентрата, содержащего благородные металлы и другие полезные вещества. Есть еще инновационная методика извлекаемости кластерных форм благородных металлов, содержание которых в разы (иногда на порядки) выше содержаний извлекаемого металла. Экономическую оценку подобных разработок еще следует всесторонне изучить.

Однако уже сейчас очевидно, что внедрение таких технологий относится к числу прорывных, способных существенно повлиять на ценообразование дефицитных и высоколиквидных видов сырья как на внутреннем рынке, так и в мировом масштабе, и в этом плане необходима интеграция производства и науки. Первые шаги в этом направлении между «Рудгормашем» и ВГУ уже сделаны.

­