На протяжении 2010-2013 годов добыча железной руды была одним из наиболее выгодных видов бизнеса в мировом горно-металлургическом комплексе. В течение этого периода стоимость 62%-ного концентрата варьировалась, в основном, в интервале $135-190 за т CFR Китай, тогда как себестоимость добычи у наиболее рентабельных компаний находилась в пределах $35-50 за т.

Китай, стремительно расширявший производство стали, казалось, обеспечивал неограниченный спрос на сырье. Из-за истощения собственных богатых месторождений китайцам приходилось вводить в хозяйственный оборот залежи руды с содержанием менее 25% железа, которые не разрабатывались ни в одной другой стране мира. Вследствие этого местные металлургические компании закупали все больше качественного импортного сырья. В 2003 году Китай стал крупнейшим в мире импортером железной руды, приобретя 148 млн. т этого материала. Десять лет спустя, в 2013 году, этот показатель достиг 820 млн. т, увеличившись более чем в 5,5 раз, а по итогам 2014 года он, наверняка, превысит 900 млн. т. Сегодня на Китай приходится почти 70% мирового импорта железной руды (без учета железнодорожных поставок).

Исключительно благоприятные условия на мировом рынке железной руды привели к небывалой инвестиционной активности в секторе. С 2011 года ведущие железорудные компании вложили в расширение мощностей порядка $120 млрд. В результате только в этом году объем предложения в глобальном масштабе увеличился более чем на 100 млн. т, а всего анонсированные за последние четыре года 24 крупнейших проекта имели, по оценкам американского инвестиционного банка Goldman Sachs, совокупную плановую производительность в 726 млн. т в год.

Однако, как выясняется теперь, железорудные компании, их аналитики и акционеры ошиблись. Австралийская компания BHP Billiton ранее прогнозировала, что к 2020-2025 годам выплавка стали в Китае возрастет до 1,0-1,1 млрд. т в год и стабилизируется на этом уровне. При этом, Китай будет ежегодно закупать до 1,5 млрд. т железорудного сырья. Но в реальности пик китайского металлургического производства может быть достигнут уже в 2015-2018 годах на отметке не более 820-850 млн. т в год. Во всяком случае, в текущем году в стране, судя по всему, будет выплавлено порядка 825 млн. т стали, причем, этот уровень, очевидно, является избыточным.

Сейчас темпы роста в китайской экономике падают. Из-за депрессии на западном потребительском рынке КНР больше не может наращивать экспорт товаров. Ставка на внутренние инвестиции в крупные инфраструктурные проекты выглядит рискованной, так как доля проблемных кредитов в финансовом секторе страны достигла наивысшего уровня с 2005 года. В результате китайским банкам приходится проводить более осторожную политику, урезая финансирование промышленникам и девелоперам. Национальный рынок недвижимости в последнее время также был перегрет, сейчас на нем образовались значительные избытки незанятых площадей, что приводит к снижению цен и падению инвестиционной активности.

В январе-октябре этого года, по данным китайской металлургической ассоциации CISA, потребление стальной продукции в стране уменьшилось на 1,4% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Ожидания на будущий год тоже не выглядят благоприятными. По некоторым данным, китайские власти намерены откорректировать планы на 2015 год в сторону дальнейшего снижения темпов роста. Не исключено, что в будущем году в китайской металлургической отрасли начнутся банкротства, а производство стали впервые в XXI веке сократится по сравнению с прошлым годом.

Ранее ведущие железорудные компании рассчитывали на то, что низкие цены на руду приведут к закрытию затратных китайских ГОКов, у многих из которых себестоимость сырья в пересчете на 62%-ный концентрат достигает $80-110 за т. Часть из них, действительно, уже прекратила работу. Но большинство китайских производителей ЖРС все-таки остаются на рынке. Одни вертикально интегрированы с металлургическими предприятиями, другие получают поддержку местных властей, заинтересованных в обеспечении высокой занятости населения.

Результатом стала растущая затоваренность железорудного рынка и падение спотовых котировок на 62%-ный концентрат до менее $70 за т CFR Китай — впервые с июня 2009 года. Можно сказать, это стало настоящим «холодным душем» для всей отрасли. Как признает Эндрю Маккензи, генеральный директор BHP Billiton, третьего по величине производителя ЖРС в мире, «золотой век железной руды завершился». Время для крупных проектов по расширению мощностей в железорудном секторе ушло и, может быть, уже не вернется больше никогда — по крайней мере, в таких масштабах, как это было в начале текущего десятилетия.

Конечно, теперь вряд ли исполнятся прогнозы Goldman Sachs, предсказывавшего постоянный рост избытка предложения на мировом рынке железной руды до отметки 300 млн. т в 2018 году. Тем не менее, приходится признать, что излишки сырья сохранятся надолго, а цены на него будут относительно низкими в течение весьма продолжительного периода.

По мнению американской Citigroup, нижняя точка спада будет достигнута в третьем квартале 2015 года в интервале $50-60 за т CFR Китай. Поначалу, когда этот прогноз был обнародован в середине ноября, реакция большинства экспертов на него была достаточно скептической. Однако в последние дни специалисты начинают признавать, что аналитики Citi, скорее всего, правы: руда, и в самом деле, может опуститься ниже отметки $60 за т.

По словам аналитика швейцарского банка UBS по глобальным товарным рынкам Даниэля Моргана, сейчас у рынка железной руды появляется последняя возможность для положительной коррекции. Обычно в конце года китайские металлургические компании активно скупают сырье, чтобы создать запасы на зиму и подготовиться к длительной паузе, вызванной празднованием Нового года по китайскому календарю (в данном случае, 19 февраля). В предыдущие несколько лет на спотовом рынке руды отмечался выраженный зимний пик. Однако пока что его не наблюдается, что усиливает негативные ожидания участников рынка.

Даже ведущие железорудные корпорации Rio Tinto и BHP Billiton, которые останутся прибыльными даже в случае падения цен до менее $60 за т CFR Китай (как и южноафриканская Kumba Iron Ore, принадлежащая корпорации Anglo American), в настоящее время несут потери, а курс их акций падает. Пока что они не останавливают уже реализуемые инвестиционные проекты, но не исключено, что дальнейшие планы, рассчитанные на период после 2017 года, будут пересмотрены.

Менее же крупные производители, имеющие более высокие затраты, уже столкнулись с большими проблемами. Британская компания London Mining в октябре уже была вынуждена продать за бесценок строящийся рудник в Сьерра-Леоне и объявить о банкротстве. Другой владелец активов в этой западноафриканской стране, компания African Minerals, чтобы спастись от аналогичной участи, предложила часть акций миноритарному китайскому партнеру Shandong Iron & Steel. Под угрозой краха находятся три австралийские компании Atlas Iron, BC Iron и Gindalbie Metals. Американская Cliffs Natural Resources может обанкротить и закрыть свое железорудное подразделение в Канаде.

Однако рынок, похоже, уже набрал значительную инерцию, поэтому даже при условии вывода из строя всех вышеназванных мощностей вряд ли успеет вернуться в равновесное состояние, как минимум, в ближайшем году. Таким образом, мировые цены на сырье в течение 2015 года останутся крайне низкими. Это может оказать заметное негативное воздействие на российских и, особенно, украинских экспортеров ЖРС. При этом, для российских компаний основным фактором риска становится высокая доля поставок в Китай (немногим менее 60% в 2013 году), а для украинских, у которых в январе-сентябре 2014 года пришлось на него почти 50% железорудного экспорта — еще и преобладание в нем относительно дешевого неагломерированного сырья.

Источник: ИИС «Металлоснабжение и сбыт»

Видео

2017joy global

Первая поставка и сборка самосвалов Terex TR100

SANDVIK Mining

Blast hole tamping device WL 36-53

Experience in Braås - Interview with Martin Lundstedt and Martin Weissburg

ЧЕТРА Т40: самый мощный российский бульдозер на тест-драйве

­