Михеевский ГОК: Карьера в карьере

Михеевское медное месторождение, разведанное ещё в 1953 г., начали осваивать совсем недавно – первую тонну концентрата Михеевский ГОК (входит в Группу РМК) выдал в феврале 2014 г. Всё дело в низком содержании меди и в прочных медно-порфировых рудах, коэффициент крепости которых по шкале Протодьяконова доходит до максимального значения – до 20. Раньше – в XX в. – не было технологий, позволявших рентабельно работать с такой бедной и одновременно прочной рудой, но современные наука и техника решили эту проблему.

Запуск расположенного в 250 км от Челябинска Михеевского ГОКа повлиял на жизнь и судьбу окрестных жителей, многие из которых впервые за долгие годы освоили сложные профессии и, наконец, обрели во всех смыслах твёрдую почву под ногами. Пожалуй, в округе не найдётся такой семьи, чтобы кто-нибудь из её членов не трудился на ГОКе.

Понятно, что мало кто приходил на МГОК с профессией в руках. Уже здесь, без отрыва от производства, осваивали сложные, в том числе инженерные специальности. Так, в ноябре 2013 г. Андрей Цыбук, молодой человек, успевший перепробовать с десяток профессий и поработать и синим, и белым воротничком, пришёл на ГОК горнорабочим, но, почувствовав неподдельный интерес к горному делу, почти сразу поступил на заочное отделение Уральского государственного горного университета в Екатеринбурге.

Университет дал ему отличную теоретическую базу, а МГОК обеспечил всесторонней практикой. Уже по окончании трёх курсов Андрей получил должность участкового геолога и увлечённо занялся исследованием рудного тела Михеевского месторождения. «Фактически это гигантский минерал вулканического происхождения, похожий на перевернутый конус, лежащий под крутым уклоном. Он не монолитен, структура его неоднородна. Миллионы лет на него давят окружающие пласты, воздействуют подземные воды, колебания земной коры, он деформируется, получаются какие-то прожилки, осколки. Так что геологоразведка, можно сказать, процесс непрерывный», – рассказывает Андрей, занимающий сегодня должность старшего геолога Михеевского ГОКа.

На подъёме руды заняты 186-тонные самосвалы в паре с 400-тонными экскаваторамиНа подъёме руды заняты 186-тонные самосвалы в паре с 400-тонными экскаваторами

С 2014 г. РМК инвестирует в геологоразведку – исследует территории рядом с действующим карьером. Уточненные очертания, параметры рудного тела сразу же заносят в горно-геологическую информационную систему, которая строит на экране монитора удобную для изучения трёхмерную модель. К сегодняшнему дню открыты перспективные для разработки рудные тела недалеко от основного, а так как они не отличаются по составу, то и менять технологию производства не нужно.

Технология производства достаточно сложна, требует точности, и многое зависит от геологоразведки, от определения содержания меди в руде. «На обогатительную фабрику руду надо подавать исключительно в нужной пропорции, – поясняет Андрей Цыбук. – Где-то её приходится перемешивать с породой. Если этого не делать, оборвется вся технологическая цепочка – от обогатительной фабрики до медеплавильных комбинатов, куда отправляется медный концентрат». Специально настроена система оповещения, каждый час в течение суток рассылающая смс-сообщения с данными о составе руды, чтобы была возможность быстро реагировать на изменения, работать на опережение.

Геолог Андрей ЦыбукГеолог Андрей Цыбук

Точность в технологии была бы невозможна без маркшейдерской службы. «Каждый этап горнодобывающего производства должен быть просчитан и исполнен с максимальной точностью, будь то разведка, бурение, добыча, дробление, обогащение – все большие объемы фиксируют маркшейдеры. Иначе будут аварии, убытки, брак. Здесь добывают миллионы тонн руды, и мелочей в этой работе быть не может», – объясняет маркшейдер Владимир Новосёлов.Владимир и Александр НовосёловыВладимир и Александр Новосёловы

Владимир, житель близлежащего села Варна, в 2016 г. после местного техникума пришёл на ГОК горнорабочим. Работа увлекла его так, что он поступил в Магнитогорский государственный технический университет на специальность «Маркшейдерское дело», а спустя 2,5 года Владимира приняли на должность маркшейдера.

Сегодня, вооружившись тахеометром и GPSконтроллером, Владимир снимает до тысячи точек в рабочую смену, определяя координаты бортов карьера, отвалов, складов медного концентрата. Затем данные загружают в компьютер, и геоинформационная система рассчитывает объемы, площади, расстояния, другие показатели, которые раньше маркшейдеры считали на бумаге. «Работа чрезвычайно интересная – очень много нюансов, мелочей. Каждую вахту узнаю что-то новое. И ещё ты чувствуешь себя частичкой единого организма и понимаешь, что от тебя зависит очень многое», – комментирует Владимир, который готовится в феврале 2023 г. защищать диплом на рабочем материале Михеевского ГОКа.

Пример Владимира вдохновил его отца. Александр Новосёлов пришёл на ГОК уже будучи опытным оператором тяжелой техники – бульдозера, автогрейдера, погрузчика. Сейчас он управляет тяжёлым 70-тонным бульдозером, выполняя вскрышные и рекультивационные работы, перемещая породу в отвалах, готовя уступы и технологические дороги, а также расчищая площадки для бурения.

Без буровых работ не обходится ни геологоразведка, ни добыча, и на Михеевском ГОКе есть виртуозы этого дела. Евгений Аксёнов, также уроженец села Варна, несколько лет назад пришёл на ГОК и, как многие, начинал с горнорабочего. Также помогал маркшейдерам проводить съемку карьера, технологических дорог, отвалов и скважин. Особенно ему приглянулись буровые – было в них что-то завораживающее. Полученная в колледже профессия автомеханика помогла разобраться в устройстве и принципе работы бурового станка, и, как только на ГОК пришли новые машины, Евгений сдал экстерном экзамен и занял вакансию помощника машиниста.

Машинист бурового станка Евгений АксёновМашинист бурового станка Евгений Аксёнов

«Когда работал горнорабочим и помощником маркшейдера, мы часто снимали скважины и буровые установки. Я видел, как работают бурильщики, и примерно понимал, какую задачу им ставят. Поэтому мне было несложно освоиться в новой профессии, – рассказывает Евгений. – Работать надо чётко, грамотно и аккуратно, основываясь на расчётах маркшейдеров. Одна ошибка в параметрах – и после взрыва порода не вскроется полностью. Образуется монолитный холм, не поддающийся экскаватору, а значит, придётся по новой бурить скважину и закладывать заряд».

Благодаря пытливому уму и помощи коллег Евгений освоил работу помощника и ему начали доверять работу машиниста. Со временем пришли опыт и уверенность, и Евгений начал замещать уходивших в отпуск машинистов.

Так он познакомился с различными типами и моделями буровых станков, став универсальным специалистом. «У каждого станка свои нюансы: у одного резкий ход, у другого плавный. Где-то надо прилагать усилия, поднажать, где-то, наоборот, отпустить. Прислушиваешься к гулу – как идёт буровой инструмент. Надо чувствовать скважину, чувствовать машину», – поясняет Евгений. А когда Евгения назначили машинистом одного станка, его коллеги даже немного расстроились – как теперь без мастера-универсала закрывать бреши в штатном расписании.


Горно-обогатительный комбинат – это не только и не столько руда, процентное содержание, самосвалы и бульдозеры. Это прежде всего люди – неравнодушные к своему делу, открытые новым знаниям и навыкам и готовые к трудностям. Несомненно, что Михеевский ГОК, передовое, перспективное предприятие, где нашли своё призвание сотни таких людей, преодолеет все трудности современного мира и обеспечит процветание краю на десятилетия вперёд.

Журнал "Горная Промышленность" №4 / 2022, стр.26