Проблемы развития угольной промышленности России

М.П.Воскобойник,  д.э.н., главный научный сотрудник Института энергетических исследований РАН

Последние годы характеризуются возрастающей ролью угля как в мире, так и в России. Достаточно сказать, что по мнению экспертов Всемирного Института Угля в последующие 25 лет уголь будет являться движущей силой мировой экономики. При этом спрос на уголь возрастет, как минимум, на 50%.

Во многих странах мира уголь представляет собой основной вид сырья для производства электроэнергии. Так, например, в США - стране с наиболее либеральной рыночной экономикой, доля выработки электроэнергии на угле составляет 52%, в Германии - стране с социально ориентированной рыночной экономикой - 54%, в Китае - стране с переходной экономикой - 72%.

Новый долгосрочный прогноз развития энергетики США, опубликованный в декабре 2005 г., определяет дальнейшее увеличение доли производимой электроэнергии из угля до 57-60% к 2030 году.

По мнению европейских экспертов, мировой рынок электроэнергетики находится на пороге перехода с газа на уголь, как наиболее предпочтительного для электростанций вида топлива.

Принятая Правительством РФ в 2003 г. «Энергетическая стратегия России на период до 2020 года» определяет по оптимистическому сценарию потребность России в угольной продукции к 2020 г. в объеме 420-430 млн. т, что требует рассмотрения перспективных возможностей развития угольной отрасли России и изыскания путей решения целого ряда стоящих перед ней проблем. Это, прежде всего, касается потенциальных возможностей добычи угля в таких объемах, возможности вложения в отечественную угольную промышленность значительных инвестиций, а также наличия целого ряда факторов, способствующих развитию угольной отрасли.

Потенциальные возможности добычи угля

Характеристику потенциальных возможностей добычи угля дает анализ двух факторов: наличие сырьевой базы и возможности развития мощностей, необходимых для добычи угля в объеме, удовлетворяющем потребности страны.

Угольная промышленность России среди других отраслей топливно-энергетического комплекса имеет наиболее обеспеченную сырьевую базу. В пределах Российской Федерации находится 22 угольных бассейна и 114 месторождений, которые распределены по ее территории весьма неравномерно.

Общие прогнозные запасы составляют около 4 триллионов тонн, т.е. 10% от мировых, а общие балансовые запасы угля в России оцениваются в 200 млрд. т. Сырьевой базой угольной промышленности принято считать разведанные запасы категорий А+В+С1 действующих, строящихся угледобывающих предприятий и детально разведанных резервных участков для строительства новых угледобывающих предприятий. В соответствии с этими нормами в сырьевой базе угольной промышленности учитываются запасы угля в количестве 106 млрд. тонн.

Основной объем (до 80%) балансовых запасов приходится на районы Западной и Восточной Сибири (рис. 1).

В настоящее время промышленные запасы энергетических углей оцениваются в 14.6 млрд. т, а углей для коксования в 3.7 млрд. т. Подготовленный резерв для нового строительства представлен 58 участками для шахт и 65 участками для разрезов суммарной проектной мощностью около 1 млрд. т. В перспективе, наряду с действующими полями, будут вовлечены в разработку новые, наиболее рентабельные месторождения, такие как Ерунаков- ское в Кузнецком бассейне, Эльгинское в Якутии, Садкинское в Восточном Донбассе и целый ряд перспективных резервных участков-горных отводов в восточных районах страны.

Таким образом, существующая сырьевая база может обеспечить работу угольной промышленности с годовой добычей порядка 500 млн. т на протяжении многих десятков лет.

Что касается мощностей, то в настоящее время в угольной промышленности России действует 241 угледобывающее предприятие, включающее 104 шахты и 137 разрезов с годовой мощностью 315 млн. т угля, в том числе 230 млн. т энергетических углей и 85 млн. т коксующихся углей.

По расчетам, проведенным в Институте энергетических исследований РАН, для добычи угля в прогнозируемых объемах необходимо создать мощности к 2010 г. в размере 330-340 млн. т, в т. ч. 240-245 млн. т энергетических углей и 90-95 млн. т коксующихся углей, а к 2020 году - 430-440 млн. т, в т. ч. 320-245 млн. т энергетических углей и 110-115 млн. т коксующихся углей (табл. 1).

Таким образом, прирост производственных мощностей по сравнению с 2005 г. по добыче энергетических углей в период до 2010 г. должен быть на уровне 10-15 млн. т, а к 2020 г. - 90-105 млн. тонн.

Как показывает анализ, ввод мощностей на действующих шахтах и разрезах может дать прирост добычи энергетических углей до 5-6 млн. т к 2010 г. и до 20 млн. т к 2020 г. Такой прирост мощности может быть достигнут в основном на угольных предприятиях Канско-Ачинского бассейна, а также на отдельных перспективных разрезах: Мугунском и Харанорском Читинской области, Ерковецком на Дальнем Востоке, Лучегорском и Павловском в Приморском крае. Кроме того, прогнозируется рост мощностей в европейской части России - Донецком и Печорском бассейнах как важных факторов энергообеспечения топливодефи- цитных западных регионов страны.

Увеличение мощностей на действующих шахтах и разрезах будет происходить в основном за счет использования высокопроизводительного горношахтного оборудования нового поколения.

Остальной прирост мощности в объеме 5-9 млн. т к 2010 г. и 70-85 млн. т к 2020 г. произойдет за счет строительства новых шахт и разрезов в основном в Кузнецком бассейне и на перспективных месторождениях Восточной Сибири, Дальнего Востока и Южно-Якутском бассейне. Только в Кузбассе до 2020 г. намечается ввести в эксплуатацию 10 новых шахт и 16 разрезов суммарной мощностью 25-30 млн. т.

Производственные мощности по коксующимся углям намечается увеличить на 5-10 млн. т к 2010 г. и на 25-30 млн. т к 2020 г. При этом за счет ввода мощностей на действующих предприятиях прирост добычи может возрасти на 2-3 млн. т к 2010 г. и до 5 млн. т к 2020 г. Остальной прирост может дать освоение новых месторождений в Республиках Коми, Тыве и Якутии. Особенно перспективным является разработка Сейдинского каменноугольного месторождения в Республике Коми; Элегест- ского месторождения угля в Тыве, запасы которого оцениваются в 1 млрд. тонн высококачественных коксующихся углей; Эльгинского месторождения каменного угля в Якутии.

Вышеизложенное показывает, что потенциальные возможности создания необходимых мощностей для добычи угля в объемах, необходимых народному хозяйству страны, имеются.

Однако ввод мощностей в приведенных объемах потребует значительных инвестиций в основной капитал, которые должны составить за период 2006-2020 гг. 16-17 млрд. долл. США. При этом в течение 2006-2010 гг. среднегодовой размер инвестиций должен составить 0.7-0.8 млрд. долл. США, в 2011-2015 гг. - 1.1-1.2 млрд. долл. США и в 2016-2020 гг. - 1.4-1.5 млрд. долл. США (рис. 2).

Возможности вложения в отечественную угольную промышленность таких значительных финансовых средств вызывают у некоторых специалистов сомнения, учитывая, что за последние 5 лет среднегодовые инвестиции в основной капитал в отрасли составили около 390 млн. долл. США. Поэтому не следует ожидать значительного роста добычи угля в перспективе. Так, например, эксперт из Великобритании Стивен Флук оценивает наиболее ожидаемый объем добычи угля в России к 2020 г. в размере не более 375 млн. т.

Однако, при оценке инвестиционных возможностей угольной промышленности следует учитывать зарождающуюся долговременную тенденцию, направленную на увеличение инвестиционной привлекательности отрасли.

Благоприятные факторы, способствующие развитию угольной отрасли

В первую очередь к ним следует отнести внешние экономические условия, т.к. динамика развития мирового энергетического комплекса свидетельствует, что период падения спроса на уголь и, соответственно, снижения его добычи, сменился заметным ростом того и другого, причем как по типам угля, так и по основным странам-производителям.

Развитые зарубежные страны в результате достигнутых успехов в области технологий экологически чистого сжигания угля и снижения себестоимости вырабатываемой на угольных электростанциях электроэнергии, активно используют уголь как основное топливо. Для многих развивающихся стран с их быстрым ростом населения энергия угля имеет решающее значение для развития промышленности и удовлетворения потребности в бытовом топливе.

Из этого следует, что постоянное повышение роли угля в мировой энергетике - стабильная тенденция, снижающая зависимость и уязвимость экономики от происходящего в последние годы постоянного и весьма значительного роста цен на нефть.

Высокий уровень цен на нефть и газ и ожидаемый переход к ускоренным темпам экономического роста в большинстве стран мира и, особенно в странах Азиатского региона, приведет к использованию альтернативных источников энергии, причем углю, благодаря его огромным запасам и повсеместной распространенности будет принадлежать растущая роль в диверсификации производства электроэнергии.

Значительно расширяется спрос на мировых рынках на коксующийся уголь, что связано с увеличением объемов производства сталелитейных компаний Азиатского региона (особенно интенсивно развивающейся металлургической промышленности Индии и Китая).

Поэтому, по нашему мнению, внешние условия развития мировой экономики положительно будут воздействовать на рост добычи российского угля через рост его экспорта.

Это приведет к притоку инвестиций иностранных инвесторов, которые заинтересованы в надежности экспортных поставок угля.

Кроме того, инвестиционная привлекательность угольной отрасли России для иностранных инвесторов связана с наблюдающимся в последние два года ростом цен на уголь на мировых рынках. Так, например, если в сентябре 2003 г. тонна энергетических углей CIF стоила 47.5 долл. США, то в декабре 2004 г. - уже 79, а сегодня доходит до 90-100 долл. США (табл. 2).

Поэтому, уже в настоящее время заинтересованность в инвестиционных вложениях в угольную промышленность России проявляют компании Китая, Японии и Южной Кореи в разработке новых месторождений в Якутии и Тыве. Примером может служить проект разработки Элегестского месторождения высококачественных коксующихся углей в Тыве, в котором выразили желание принять участие южнокорейская металлургическая группа Posko и японская Sumitomo.

Вторым важным моментом, который можно отнести к благоприятным факторам, являются внутренние экономические условия.

Инвестиционная привлекательность угольной отрасли с точки зрения внутренних инвесторов определяется рентабельностью добычи угля, т.е. соотношением себестоимости его добычи и ценой реализации.

Так, например, в 2003 г. по сравнению с 2002 г., рост себестоимости 1 тонны добычи угля составил 21.1%, а средней цены реализации только 22.6%. Примерно такое же соотношение наблюдалось и в предыдущие годы. Естественно, что поэтому угольный бизнес до 2004 г. считался мало привлекательным, и внимание к нему было привлечено в основном металлургическими компаниями, потребляющими кокс и заинтересованными в надежности поставок коксующегося угля.

Однако, уже в конце 2003 г. ситуация изменилась. В 2004 г. по сравнению с 2003 г. цены на энергетические угли возросли на 17.9%, а себестоимость 1 тонны добычи угля на 14.9%. Еще более значительными темпами происходило увеличение цен на коксующийся уголь - почти в 2 раза. В 2005 г. начался новый виток роста цен на уголь, который вызван начавшейся тенденцией постепенного замещения на внутреннем рынке нефти и газа в связи с резким ростом цен на них.

Резкий рост цен на коксующийся уголь связан с его дефицитом на свободном рынке. В последние годы ведущие металлургические компании России приобрели в собственность практически все эффективные угольные предприятия, добывающие угли для коксо вания дефицитных и особо ценных марок. В результате они монополизировали рынок коксующихся углей.

Дефицит коксующихся углей является тенденцией, которая сохранится на обозримую перспективу, так как:

  • отсутствуют существенные резервы для прироста коксующихся углей в традиционных районах их добычи (Печорский и Кузнецкий бассейны);
  • спрос на коксующийся уголь будет возрастать даже при снижении производства металлургической продукции на внутреннем рынке, так как целью реализации может стать экспорт;
  • металлургические и коксохимические компании и в дальнейшем будут стремиться к созданию собственной сырьевой базы путем приобретения и строительства новых шахт и разрезов, добывающих коксующийся уголь.

Таким образом, все внешние и внутренние факторы показывают, что инвестирование в угольную промышленность становится привлекательным и эта тенденция сохранится в долгосрочном периоде.

Однако, успешному развитию угольной промышленности и превращению отрасли в высокорентабельное производство препятствует ряд проблем, которые не решаются в течение последних лет.

Проблемы внешних условий хозяйствования отрасли

Из многочисленных проблем, стоящих перед угольной промышленностью в своем перспективном развитии, следует обратить внимание на те проблемы, которые связаны с внешними условиями хозяйствования, так как производственные проблемы эффективного функционирования угольных шахт и разрезов решают и будут успешно решать и в дальнейшем собственники угольных компаний и акционерных обществ.

Важнейшие из проблем, которые требуют своего решения на государственном уровне, можно подразделить на 5 групп:

  • ликвидация диспропорции цен на газ и уголь;
  • реструктуризация кредиторской задолженности по платежам в бюджет и внебюджетные фонды;
  • тарифная транспортная политика;
  • проблемы налогообложения;
  • улучшение качества угольной продукции.

Центральной проблемой отрасли, которая в значительной степени определяет конкурентоспособность угля, а также стабильное развитие отрасли, является диспропорция в ценах на природный газ и энергетический уголь. Как известно, в основе этой диспропорции лежат регулируемые ФЭК России оптовые цены на газ и свободное ценообразование на уголь.

Несмотря на то, что цены на газ ежегодно повышаются, происходит и рост цен на энергетический уголь. При этом цены на газ возрастают все же более высокими темпами, чем цены на уголь. В результате происходит медленное улучшение соотношения цен «газ-уголь» в пользу угля.

Если в 2000 г. соотношение цен на приобретение 1 т условного топлива газа к энергетическому углю было 0.67, то в 2002 г. - 0.92, в 2004 г. - 0.92, а в 2005 г. равнялось 1. Таким образом, в 2000 г. 1 т условного топлива энергетического угля была дороже газа почти в 1.5 раза, в 2002 г. почти в 1.2 раза, в 2004 г. дороже на 10% и в 2005 цены сравнялись.

По прогнозу Минэкономразвития России дальнейшее постепенное увеличение тарифа на газ, темпы роста которого должны опережать темпы роста цен на уголь, приведет к превышению цены на газ над ценой на уголь. Причем специалистами министерства соотношение цен «газ-уголь» считается приемлемым на уровне 1 к 1.3 или 1 к 1.6, что, по нашему мнению, является недостаточным, так как такое соотношение не является стимулом для перевода работы электростанций с газа на уголь.

Следует отметить, что в настоящее время в США цены на газ превышают цены на уголь в 3 раза, а в Европейских странах намечается превышение в 2.2 раза.

В Энергетической стратегии России соотношение цен «газ-уголь» прогнозируется до 1.4 к 2010 г. и до 1.6-2 раза в последующие годы.

Выход на оптимальное, соответствующее мировой практике, соотношение цен будет активизировать использование угля в электроэнергетике и способствовать формированию оптимальной структуры топливно-энергетического баланса страны.

Второй важнейшей проблемой отрасли является кредиторская задолженность по платежам в бюджет и внебюджетные фонды, накопившаяся за годы, когда многие предприятия угольной промышленности были убыточными и которые в настоящее время после проведения организационных и технических преобразований, стали рентабельными. Однако, груз прошлых лет в виде накопленной задолженности в бюджет и внебюджетные фонды не дает возможности улучшить их финансовое положение. По состоянию на 01 января 2005 г. просроченная кредиторская задолженность в федеральный бюджет, в бюджеты субъектов Российской Федерации и государственные внебюджетные фонды составила 826 млн. долл. США.

Установленные принципы реструктуризации просроченной кредиторской задолженности (включая пени и штрафы) перед федеральным бюджетом и внебюджетными фондами предусматривают погашение задолженности в течении 5 лет, а начисленных пени и штрафов в течении последующих 2х лет. Несмотря на длительные сроки погашения задолженности, многие угольные предприятия, имеющие накопившуюся задолженность, с трудом могут выдержать эту довольно весомую финансовую нагрузку с учетом выплат пени, штрафов и необходимых выплат налогов текущего периода.

Для успешного решения этой проблемы принципиально возможны 3 варианта реструктуризации просроченной кредиторской задолженности в зависимости от текущего финансового состояния угольной компании:

предприятиям с устойчивым финансовым положением следует установить проведение реструктуризации задолженности в соответствии с действующими принципами;

предприятиям с менее устойчивым финансовым положением для стабилизации их финансового положения следует установить списание суммы кредиторской задолженности эквивалентной сумме (или ее части) инвестиций, вкладываемых в основной капитал за счет собственных средств;

предприятиям с неустойчивым финансово-экономическим состоянием, но имеющим народно-хозяйственное значение, следует полностью списать просроченную кредиторскую задолженность. Улучшение финансового состояния

угольных предприятий путем реструктуризации просроченной кредиторской задолженности по предлагаемой схеме позволит превратить угольную промышленность в совокупность конкурентоспособных и рентабельных предприятий.

Конкурентоспособность угля в перспективе в значительной степени будет зависеть и от тарифной транспортной политики государства.

В настоящее время транспортные издержки являются одними из самых значительных составляющих стоимости угля и достигают в среднем от 25 до 30%. Высокий уровень железнодорожных тарифов и при растянутых расстояниях грузопотоков ограничивают ареалы рентабельной торговли углем на внутреннем и внешних рынках. Так, например, поставки угля на расстояние свыше 1200 км при сложившемся уровне тарифов делают перевозки нерентабельными, при поставке угля на расстояние 2500 км стоимость перевозки 1 т кузнецкого энергетического угля уже равна его прейскурантной цене. При перевозке этого угля на Урал и в Европейскую часть транспортная составляющая в цене равна 45-60%. Транспортная составляющая в цене потребления ворку- тинских углей колеблется от 23 до 29%, канско-ачинских углей от 25 до 70%.

При перевозке на экспорт энергетического угля через порты Тихого океана транспортная составляющая равна 44-49% от стоимости угля ФОБ, через порты Черного и Азовского морей - 45-53%, а через порты Северо-Западного бассейна - 40-45%.

Принимая во внимание удаленность основных производителей угля от его потребителей в Европейской части, Уральском и Дальневосточных районах, а также от морских портов, необходимо пересмотреть основные принципы формирования тарифов на железнодорожные перевозки с учетом специфики угля как массового груза и его народнохозяйственной значимости, что будет способствовать снижению стоимости топлива у потребителей угольной продукции.

Очень сложной проблемой, которую все же необходимо решать, является действующая система налогообложения, не способствующая эффективному развитию угольной отрасли.

В настоящее время доля всех видов налогов, т. е. налоги, включаемые в себестоимость добычи угля, и налоги, выплачиваемые из прибыли, составляют в балансовой прибыли 50-60%. В результате у многих угольных предприятий остаются финансовые средства, необходимые только для минимального поддержания добычи угля на существующем уровне.

Освоение новых участков, а тем более строительство новых предприятий, осуществляется преимущественно за счет внешних источников.

В связи с этим важное значение для формирования необходимых инвестиционных ресурсов за счет собственных средств имело бы введение следующих мер налогового стимулирования:

восстановление действовавшей до принятия Налогового Кодекса РФ льготы по налогам на инвестиции. Отмена этой льготы, как показала практика последних лет хозяйствования, существенно увеличивает срок окупаемости капиталоемких горных проектов и уменьшает возможности их финансирования. Поэтому необходимо восстановить принцип снижения налогооблагаемой прибыли на сумму инвестиционных затрат, израсходованных за счет прибыли;

освобождение от выплат налога на имущество неликвидных, не имеющих потребительской ценности объектов, таких как капитальные горные выработки, отвалы вскрышных пород, хвостохранилища, карьерные автодороги и т.п.;


- введение льготных ставок платы за землю. Действующие ставки растут постоянно и быстрыми темпами, становясь для многих предприятий угольной отрасли непосильным бременем, особенно если имеются значительные площади для складирования угля и вскрышных пород.

Особое значение имеет решение вопроса по налогу на добычу угля при освоении угольных месторождений в сложных горно-геологических условиях. В настоящее время в угольной отрасли реальные рентные отношения отсутствуют, хотя в их формировании имеется высокая потребность. Действующая единая ставка налога на добычу угля ставит угледобывающие предприятия в неравные условия. Этим налогом не учитывается, что природно-гео- логические факторы оказывают решающее влияние на выбор метода добычи угля, на экономические и финансовые показатели и эффективность производственно-хозяйственной деятельности угольных предприятий.

В перспективе доля добычи угля открытым способом с низкими производственными затратами будет возрастать. Вместе с тем наиболее ценные и дефицитные коксующие угли - основная сырьевая база металлургии и угле- химии, могут разрабатываться преимущественно подземным способом. При этом издержки при подземном способе добычи вследствие большой глубины разработок и высоких затрат на обеспечение безопасных условий труда значительно более высокие по сравнению с открытым способом. А важнейшие для металлургического производства марки угля залегают в наиболее сложных горно-геологических условиях.

Исходя из этого ставка налога на добычу угля должна быть дифференцирована в зависимости от объективных факторов, образующих издержки, и, в первую очередь, от способа разработки месторождения и горно-геологических условий его разработки.

Одним из важных факторов повышения конкурентоспособности угля является коренное улучшение качества угольной продукции. Необходимо сформировать действенную систему управления качеством углей, которая должна обеспечить защиту российского рынка от некачественной (некондиционной) угольной продукции. Уголь должен точно соответствовать требованиям различных групп потребителей, формирующих сегмент рынка однородной продукции. Разработка и введение мер по повышению качества угольной продукции должна быть направлена на сокращение поставки необогащенного угля.

Для этого необходимо довести охват обогащением коксующихся углей с 80% в настоящее время до 100%, а также увеличить долю обогащения каменных энергетических углей.

Наряду с техническими мерами (селективная выемка угля и породы, увеличение доли обогащения и рассортировки угля) необходимо внедрение государственных стандартов по видам потребления и обязательной сертификации углей.

Объективная оценка ситуации в топливно-энергетическом комплексе России свидетельствует о необходимости значительного повышения роли угля, как основного топливного ресурса, призванного обеспечить ожидаемый прирост выработки электроэнергии и тепла, и как гарантированного сырьевого ресурса, необходимого для производства продукции металлургической промышленности.

Журнал "Горная Промышленность" №1 2006