Об основах малого горного предпринимательства

Е.И.Панфилов, проф., д.т.н., ИПКОН РАН

Аналитическое обобщение существующей минерально-сырьевой базы (МСБ) страны и возможных сценариев ее развития, получивших широкое освещение в СМИ и высказанных ведущими геологами страны (В.П.Орловым, Е.А.Козловским и др.), а также изложенных в «Основных положениях...» [1], дают основание сделать вывод о том, что МСБ продолжает находиться в тяжелом состоянии. Свидетельством тому служит наблюдающееся за последние годы превышение объемов добычи поставленных на баланс запасов основных видов полезных ископаемых над их приростом, несмотря на заметное сокращение предприятий по добыче твердых полезных ископаемых. К числу причин сложившегося положения следует отнести отмену отчислений на ВМСБ (вместо коренного совершенствования механизма его применения), введение ущербного для страны налога на добычу полезных ископаемых, существенно расширившего темпы и масштабы нерациональной выборочной выемки лучших по качеству и условиям эксплуатации участков месторождений, отсутствие единого государственного контроля и надзора за полнотой использования разведанных запасов и извлечения полезных ископаемых из недр при их добыче.

Другое, не менее важное обстоятельство, заключается в том, что существующая МСБ России представлена значительным количеством маломасштабных (малых) месторождений либо месторождений с трудноизвлекаемыми, а нередко, с трудноперерабатываемыми запасами, а также истощенными, остаточными, низкорентабельными, законсервированными участками месторождений.

Например, в нефтедобывающей промышленности доля малых и средних месторождений в числе разрабатываемых и подготовленных к освоению составляет 74%, в числе разведанных - 82%, причем четко прослеживается тенденция сокращения числа открываемых крупных и уникальных месторождений нефти и газа. Так, на Европейской части РФ насчитывается более 600 неразрабатываемых малых месторождений нефти и газа. Существенно увеличился фонд неработающих скважин. По разным оценкам их число составляет от 36 до 41 тыс. единиц.

Резко сократившаяся в России добыча фосфоритов, ставшая одной из причин падения урожайности зерновых за последние 10 лет более чем в два раза, могла бы быть суще ственно восполнена за счет разработки небольших месторождений, которых только на территории Центрального района России насчитывается более 250 с общими запасами и прогнозными ресурсами около 5 млрд. т.

Из почти 3000 открытых месторождений золота на долю малых, т.е. с запасами до 10 т, приходится 98%, причем подавляющая часть из них - коренные месторождения. Рос сыпные месторождения в значительной мере исчерпаны. Поэтому в перспективе значение малых коренных место рождений будет возрастать.

Заметно увеличилась роль малых месторождений в производстве строительных материалов. По данным института ВНИПИстромсырье, число месторождений строительного камня как учтенных, так и неучтенных балансом, составляет более 1500, а гравийно-песчаных - около 1900; около 75% этих месторождений небольшие, с запасами менее 5 млн. м3 (средние по масштабам запасы оцениваются в 8-20 млн. м3). Следует отметить, что почти за 30 лет (1967-1995 гг.) число малых месторождений строительного камня возросло более чем в 2 раза, а песчано-гравийных - почти в 3 раза. В настоящее время в балансовом учете доля малых месторождений строительного камня, согласно тому же источнику, составляет 82%, а песчано-гравийных - 87%.

Необходимо также отметить, что объем трудноизвлекаемых ресурсов в стране в настоящее время достиг 53% всех разведанных запасов.

Освоение подобных месторождений могло бы быть успешно осуществлено малыми горными предприятиями. Общеизвестно, что малое предпринимательство вообще и горное (МГП) в частности, является неотъемлемым, составным, а зачастую главным элементом любой рыночной экономики любого государства. Учитывая тот факт, что экономика России ориентирована в значительной степени на минерально-сырьевой комплекс, малое предпринимательство в недропользовании приобретает для нашей страны особую значимость и актуальность.

МГП обладает рядом несомненных достоинств: достигается прирост продукции горнодобывающих отраслей; создаются условия для проведения локального изучения участков недр, техногенных месторождений, доразведки малых месторождений полезных ископаемых, специальных геологических исследований; обеспечивается быстрая окупаемость вкладываемых затрат и получаемая отдача (доход, прибыль); возникает возможность более широкого использования частного капитала; осуществляется ускоренное создание и внедрение новых технологий и технических средств, способствующих повышению полноты извлечения полезных ископаемых из недр и полезных компонентов при переработке и освоению других георесурсов; исключается, как правило, необходимость формирования полномасштабной инфраструктуры в районе горного объекта; создаются благоприятные условия для развития конкуренции и формирования внутреннего рынка потребления продукции МПК и его сервисного обслуживания; удовлетворяются местные нужды в продукции минерально-сырьевого комплекса; создаются новые рабочие места, особенно в удаленных районах, и снижается социальная напряженность в обществе; уменьшается монополизация горного производства, в т.ч. нежелание вертикально интегрированных компаний делиться своими полномочиями и возможностями, например, доступом к магистральным трубопроводам, к инфраструктуре; но самое главное - расширяется средний класс предпринимателей - основа и опора существования любого государства.

Небольшой отечественный (Татарстан, Башкортостан, Карелия) и весьма богатый зарубежный опыт (США, Канада, Китай и др.) функционирования малых и средних горных организаций свидетельствует об их высокой результативности и эффективности.

Сфера действия МГП достаточно широкая. Ориентировочно и укрупненно можно выделить следующие основные виды деятельности:

- локальное изучение участков недр, горного массива, территорий, любых минеральных образований, горнопромышленных отходов;

- добыча различных полезных ископаемых из природных месторождений;

- извлечение полезных компонентов из техногенных месторождений (отвалов некондиционных руд, углей, вскрышных пород, хвостов обогащения, шламов и пр.) и отходов горно-металлургического производства (шлаков, выломок, вторсырья и пр.);

- использование подземных полостей для нужд промышлен ности, сельского хозяйства, иных отраслей и производств;

- освоение геоэнергетических источников (термальных вод, гейзеров, тепла Земли, статистического давления и пр.);

- создание новых или коренное совершенствование существующих технологий, технических средств и оборудования по добыче и переработке минерального сырья и отходов горно-металлургического комплекса;

- сервисное обслуживание, оказание услуг и выполнение иных вспомогательных работ на объектах, занятых добычей полезных ископаемых и переработкой минерального сырья и отходов горного производства (обустройство месторождений, ремонтные работы, транспортные услуги и т.д.);

- выполнение природоохранных мероприятий, разработка средств и методов, обеспечивающих экологическую безопасность горного производства, в т.ч. специализирующихся на экологическом предпринимательстве; горноэкологический менеджмент и т.д.

Можно привести большое количество примеров, где малое предпринимательство может быть с успехом использовано для отработки незначительных по объемам запасов месторождений. Так, в настоящее время Россия испытывает острый недостаток в марганце. Имеющиеся в стране прогнозные ресурсы марганцевых руд сосредоточены в небольших и средних по масштабам месторождениях с низким качеством запасов, требующих глубокого обогащения и применения новых, в т.ч. нетрадиционных способов добычи и переработки. Намечаемое освоение имеющихся месторождений сможет обеспечить потребность государства (порядка 500-600 тыс. т/год) в лучшем случае не раньше, чем через 20-25 лет. В этих условиях создание малых горных организаций (МГО), специализирующихся на ускоренном проведении исследований и внедрении новых технологических и технических решений по извлечению марганца представляет общегосударственный интерес.

Путем создания соответствующих специализированных МГО может быть решен вопрос освоения месторождений горючих сланцев, имеющих чрезвычайно широкую область применения: в сельском хозяйстве, в биологии, в стройин дустрии, в медицине, в химической промышленности. До сих пор в России (ОАО «Ленинградсланец») сохранилась расточительная, порочная и малоэффективная практика использования сланцев как простого топлива, т.е. прямого его сжигания для выработки электроэнергии, а его полезные свойства по существу не учитываются. Между тем в дальнем зарубежье: США (Компания «Юнион Ойл»), Канаде (провинция Альберта), Австралии, Европе происходит интенсивная подготовка и реализация проектов по созданию единых комплексов по добыче и переработке горючих сланцев с целью использования их после термической обработ ки в качестве жидкого топлива и получения смол. В стране насчитывается более 100 разведанных месторождений и проявлений сланцев, разработка которых может осуществляться МГО, занимающихся изысканием эффективных технологий добычи и комплексной переработки горючих сланцев в отдельных бассейнах страны таких, как Вычегодский, Волжский, Оленекский, Синско-Ботомский и др.

Создание МГО позволит решить очень важную проблему обеспечения сельских тружеников страны дешевыми минеральными удобрениями, поскольку Роспром отправляет поч ти всю высококачественную продукцию апатитовых месторождений Кольского полуострова и Березняковских калийных солей за рубеж по цене, которая совершенно недоступна нашим сельхозпроизводителям, в результате чего во многих регионах происходит интенсивная деградация почв, сопровождаемая низкими урожаями и ухудшающимся социальным положением сельчан. Вместе с тем разработка малых месторождений агрохимического минерального сырья позволит фермерам по доступной цене приобрести удобрения и обеспечить страну своим продовольствием и своими кормами.

Необходимо отметить, что нефтяники (компании ОАО РИТЭК, АСО «Нефть» и др.) давно на практике доказали эффективность функционирования малых и средних горных организаций. Например, с использованием МГП осуществлена организация производства экологически безопасного нового дизельного и бензинового топлива - диметилового эфира - получаемого по весьма простой технологии из при родного газа малодебитных и низконапорных скважин и малых нефтегазовых месторождений, не представляющих интереса для Газпрома. И подобных примеров множество.

Поэтому в настоящее время возникает необходимость в незамедлительной подготовке пакета законов о МГП: по нефти и газу, по нерудным полезным ископаемым и пр. Полагаем, что жизнедеятельность МГО может получить масштабное развитие в результате реализации одобренной коллегией Минпромнауки и поддержанной МАП венчурного инвестирования, создания венчурных фондов.

Безусловно, рассматриваемая проблема сложная, особенно в части критериальной оценки и определения малых горных предприятий, их правового положения, способов и сроков кредитования, государственных гарантий и различных форм государственной поддержки малого горного бизнеса, создания механизма, исключающего провоцирование крупных компаний на их дробление с целью перехода на упрощенную систему налогообложения.

С точки зрения критериальной оценки МГО целесообразно исходить из определяющих параметров и характеристик, которые условно можно разделить на следующие группы: Географо-климатические параметры: зональное местонахождение (широта, долгота); температурный режим (по временам года) с диапазоном изменений и средней величиной, ветровой режим; сейсмичность; наличие геопатогенных, геобиохимических и иных зон, влияющих на МГО; удаленность от объектов инфраструктуры (транспортных, коммуникационных, энергетических и др.). Масштабы объекта пользования: изучаемая территория, участок недр (м2, м3, иные геометрические параметры); величина (объем, площадь и пр.) предоставленного в пользо вание ресурса недр (запасов полезного ископаемого, включая подземные воды; существующие или создаваемые подземные полости и др.); удельная природоемкость - количество природных ресурсов, приходящееся на единицу площади или объема (в случае наличия совокупного воспроизводимого и невоспроизводимого ресурса - может исчисляться посредством энергетического эквивалента). Качественная характеристика объекта пользования (вида деятельности):

- минерально-сырьевые ресурсы: пространственные параметры; глубина залегания, углы падения, продуктивная толща (мощность); содержание полезного(ых) компонента(ов); разубоживание (зольность, засоренность); вязкость; водонасыщенность (обводненность); газоносность; трещиноватость (напряженно-деформируемое состояние); истощенность (выработанность) запасов (в процентах к балансовым запасам на момент оценки и представления); извлекаемость (обогатимость) полезных ископаемых (полезных компонентов) в т.ч. по отношению к среднестатистическим данным по виду полезного ископаемого (проектная, практически достигнутая);

- подземные полости: пространственные параметры (глубина залегания, высота, ширина); физико-химический состав вмещающих пород; устойчивость; проницаемость;

- геоэнергетические ресурсы: вид ресурса (термальные воды, тепло Земли и пр.); физико-химическая характеристика; возможная min, max степень использования.

Производственные (технолого-технические) параметры: монопрофильная или комплексная малая горная организация; количество получаемой (извлекаемой) продукции в натуральном исчислении (м3, т, усл. ед.); объем выполняемых работ, услуг в натуральном и/или стоимостном выражении; производственная мощность объекта; степень (полнота) получения (извлечения) продукции (проценты, доли ед.) по отношению к исходной величине; технические средства определения, учета и контроля получаемой продукции. Организационно-технические показатели:

- кадровые: численность постоянного персонала, численность временно нанимаемых работников, квалификация (соотношение руководящих работников, дипломированных ИТР, рабочих, служащих), количество иностранных специалистов, в т.ч. рабочих;

- административно-структурная форма организации: коммерческая компания, простое товарищество, кооператив, индивидуальные предприниматели;

- характер организации труда: стационарные, инфраструктурно оборудованные рабочие места, вахтовая или сезонная организация работ;

- срок работы предприятия.

Финансово-экономические показатели: величина и структура уставного капитала с учетом долевого участия государственных, общественных, религиозных и других организаций; капиталоемкость работ; срок окупаемости инвестиций; себестоимость выполняемых работ, предоставляемых услуг; совокупные (суммарные) активы организации (предпринимателя); ежегодный доход (выручка от продаж, реализации продукции); доля экспорта (в натуральном и стоимостном выражении).

Степень возможных рисков: природных, в т.ч. ресурсноинформационных, проектных, технологических (производственных), финансово-экономических, сингенетических (суммарных).

Социально-экологические показатели: доля дохода в экономике субъекта (муниципального образования); степень занятости трудоспособного населения региона (муниципального образования); экологичность вида деятельности (характер и степень воздействия на окружающую среду согласно ОВОС); уровень безопасности работ (по действующим критериям). Наличие столь значительного количества возможных параметров и показателей, определяющих деятельность МГО, говорит о необходимости их группировки и типизации по видам деятельности, исходя из учета конкретных особенностей объекта, значимости и условий его функционирования в различных административных образованиях. Например, в работе [3] авторами предлагается установить следующие основные критерии отнесения организаций к малым:

- объем работ в натуральном выражении (тонна добычи, п.м. бурения, км2 сейсморабот и т.д. Например, годовой объем работ по видам полезных ископаемых: нефть 500-1000 тыс. т, газ - 1-1.5 млрд. м3; золото - 0.5-1.0 т; руды цветных металлов - 1000-5000 тыс. т; руды черных металлов - 1500-7000 тыс. т; уголь - 500-1500 тыс. т в зависимости от способа добычи и прочие - до 100 тыс. т);

- среднегодовая численность персонала (не должна превышать 250 чел.). Для нефтедобычи авторами [4, 5] предлагается положить в основу оценки МГО объемы извлекаемой нефти, численность рабочих, количество действующих скважин.

С позиции оказания государственной поддержки МГП целесообразно выделить льготы и преференции. Возможные льготы и преференции устанавливаются согласно прилагаемого перечня по видам деятельности в соответствии с принятыми критериями оценки субъектов малого горного предпринимательства:

- участие в фондах поддержки малого горного предпринимательства;

- ускоренная амортизация основных фондов;

- льготное кредитование из различных источников, в т.ч. через организацию обществ взаимного кредитования;

- система льгот по налогам, платежам и сборам на федеральном, региональном и муниципальном уровнях;

- льготное страхование;

- резервирование для субъектов малого предпринимательства доли государственных заказов на производство и поставку отдельных видов продукции и услуг (товаров);

- узаконенный и гарантированный доступ к инфраструктуре (трубопроводы, здания, сооружения и пр.);

- поддержка внешнеэкономической деятельности;

- льготное и доступное получение и использование информационными системами;

- производственно-технологическая поддержка (технопарки, лизинговые фирмы, бизнес-инкубаторы, производственно-технологические центры и пр.);

- содействие в организации союзов, ассоциаций, кооперативов субъектов малого горного бизнеса и т.д.

К сожалению, приходится констатировать, что создавшееся крайне неудовлетворительное положение МГП обусловлено не только отсутствием соответствующей норма тивной правовой базы, но и тем, что Правительство РФ и вертикально-интегрированные компании не желают на де ле активно и результативно приступить к решению этой крупной и важной для государства и нашего общества проблеме. Наглядным подтверждением такого отношения служит принятая Правительством РФ ведомственная про грамма МЭРиТ по государственной поддержке и развитию вообще малого предпринимательства в Российской Феде рации на 2005-2008 гг. Она предусматривает выделение из бюджета на эти цели 1.5 млрд. руб., что по подсчетам специалистов [6] покрывает только 0.15% потребностей секто ра в финансовых ресурсах.

А что говорить тогда о МГП? Нефтяники более 10 лет на всех уровнях законодательной и исполнительной власти пытаются добиться государственной поддержки малого нефтяного бизнеса, но положительных результатов до сих пор не достигли.

В этой связи, по нашему мнению, необходимо:

1. Узаконить как самостоятельную подотрасль горной промышленности малое горное предпринимательство.

2. Ускорить подготовку законопроекта «О государственной поддержке малого предпринимательства в РФ», выделив в нем главу о малом горном предпринимательстве, предусматривающую возможность подготовки пакета законопроектов, в т.ч. на региональном уровне, регламентирующих функционирование малых горных организаций по отдельным видам деятельности.

3. Правительству РФ разработать программу развития малого горного бизнеса в России и утвердить меры государственной поддержки и государственных гарантий малого горного предпринимательства, особенно в части свободного доступа к транспортной системе, объектам инфраструктуры и долгосрочного предоставления кредитов на льготных условиях и прочее.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Основные положение Федеральной программы развития минерально-сырьевой базы Российской Федерации на 2002-2010 годы. М.: изд. АГН, 2001г. - 58 с.

2. Панфилов Е.И. Малый бизнес в недропользовании. «Маркшейдерия и недропользование». - М., 2001. - №2. - с. 15-22.

3. Мелехин Е.С., Киммельман СА. Малые предприятия в недропользовании: проблемы и пути их решения. Маркшейдерский вестник. - М. 2004. - №4. - с. 11-13.

4. Грайфер В.И., Даниленко МА. Малый и средний бизнес в нефтяной промышленности. - М.: изд. Группа «ДжекПрессК», 2000 г. - 174 с.

5. Диколенко М. Малое предпринимательство и нефтяная промышленность. «Нефть, газ, право». 1997. - №6(18). - С.3-6.

6. Верхотуров Д. Правительство бросило малый горный бизнес на произвол судьбы. «Промышленные ведомости». - М. 2005. - №4-5.

Журнал "Горная Промышленность" №5 2005