Угольная промышленность Кузбасса в период мирового финансового кризиса

М.В. Писаренко, к.т.н., доцент, Институт угля и углехимии СО РАН (Кемерово)

Мировой финансовый кризис оказал существенное влияние на деятельность угледобывающих предприятий Кузбасса. До кризиса угольная отрасль Кузбасса развивалась быстрыми темпами. Начиная с 1999 г. ежегодно объемы добычи росли со средним темпом год около 4.2%, и в 2008 г. вышли на рекордный уровень – 184.5 млн.т.

За период с 1999 по 2008 годы в Кузбассе введено в эксплуатацию 19 шахт и 22 разреза общей проектной мощностью около 58 млн.т, 13 обогатительных фабрик суммарной мощностью по переработке более 30 млн.т (рис.1). За это время было инвестировано более 180 млрд.руб. При этом основным источником финансирования строительства новых объектов остаются собственные и заемные средства угольных компаний.

Рис. 1 Динамика ввода новых мощностей по добыче угля

И это не предел, Кузбасс имеет все возможности наращивать объемы добычи и дальше. За период 2004–2008 гг. в Кузбассе, по итогам конкурсов и аукционов, недропользователям было предоставлено право добычи угля на 81 участке угольных месторождений, с общими запасами и ресурсами угля в объеме около 8 млрд. т (рис.2). Проектные производственные мощности по новым участкам составляют более 100 млн. т в год, из них для открытой добычи – 38 млн.т.

Суммарные запасы и ресурсы новых участков недр (на момент выдачи лицензий)

Проектный прирост производственных мощностей по добыче коксующихся углей ожидается около 40 млн. т. С учетом выбытия и ввода новых угледобывающих предприятий, по которым получены лицензии, проектные производственные мощности на сегодняшний день до 2015 г. составляют порядка 230–250 млн.т в год (рис. 3).

Рис. 3 Динамика фактических объемов добычи и экспорта, и прогнозные производственные мощности

Но будет ли востребован уголь в таких объемах? Отмеченный рост добычи угля связан с экспортными поставками, так объем добычи вырос на 76 млн.т, а экспорт на 66 млн. т (более чем в 5 раз) (см. рис. 3).

В условиях благоприятной конъюнктуры рынка, в докризисный период, когда спрос и цена угольного товара ежегодно росли, угольный бизнес был прибыльным, и угольные компании имели достаточно денежных средств, часть из которых направлялась на строительство и ввод новых предприятий. Однако в условиях мирового финансового кризиса ситуация изменилась.

Так цена на энергетический уголь в среднем на мировом рынке упала с максимально достигнутого уровня 180–190 долл./т в первой половине 2008 г. до 60–70 долл./т, на коксующийся уголь – с 300 до 100–120 долл./т, и не исключается дальнейшее снижение. Огромные расстояния до поставщиков (более 5000 км), высокие транспортные тарифы, которые составляют до 50% стоимости товара у потребителя (20–25 долл./т) и ежегодно растущие затраты на добычу (себестоимость добычи относительно 2000 г. выросла в 2.8 раза до 35–40 долл./т), низкая развитость экспортной составляющей – снижают конкурентоспособность кузнецкой углепродукции на внешнем рынке, делая ее экспорт высокорискованным.

Поэтому в условиях мирового кризиса, чтобы сохранить экспортный потенциал необходимо не только искать пути снижения транспортных тарифов, но и самое главное, снижать издержки на добычу и переработку угля за счет внедрения инновационных технологий его добычи и переработки.

Около 68% добываемого угля в России потребляется внутри страны. Анализ внутреннего потребления показывает, что оно практически не растет. Потребление угля для нужд металлургической промышленности хотя и находится на уровне, близком к 1988 г., однако значительно вырос объем экспорта готовой продукции этих отраслей (около 40%). Этим объясняется, что в условиях мирового финансового кризиса, положение предприятий, добывающих коксующиеся угли, особенно тяжелое.

Использование угля на электростанциях России почти в 2 раза ниже уровня 1988 г.

Доля выработки электроэнергии на ТЭС на угольном топливе снижается, и в 2007 г. составила 14.6%, что ниже, чем на ГЭС (17.6%) и АЭС (15.7%).

Согласно опубликованному РАО «ЕЭС России» (2007 г.) проекту «Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года» предусматривается рост электропотребления в России к 2015 г. до уровня 1426 млрд. кВт·ч (1600 млрд. кВт·ч по максимальному варианту), т.е. увеличение в 1.4–1.6 раза.

Существенно предполагается изменить структуру потребления топлива электрогенерирующими станциями: долю газа с 68.1% в 2006г. снизить до 56.4% в 2020 г., мазута от 3.6% в 2006 г. до 1.6% в 2020 г, долю угля увеличить с 25.3% в 2006 г. до 39.4% в 2020 г. «Генеральная схема...» предполагает, что с 2010 г. ежегодно будет вводиться около 13 ГВт мощностей – на порядок больше показателей 2000–2008 годов и в полтора раза больше того объема, который вводился в СССР в последнее десятилетие его существования [1].

Однако мировой финансовый кризис неизбежно вносит свои коррективы, и уже ожидается, что потребление угля внутри страны не будет расти по 4.2–5.2% в год, как было заложено в «Генеральной схеме...», в лучшем случае будет падать по 2–4% в год ближайшие 2–3 года. В связи с этим амбициозные проекты по вводу новых электрогенерирующих объектов существенно сокращаются и замораживаются.

Главным препятствием развития угольной электроэнергетики является не только мировой финансовый кризис, а отсутствие межтопливной конкуренции из-за сохранения заниженных регулируемых цен на газ при свободных постоянно растущих ценах на уголь. Цены на уголь растут (средняя цена угля относительно 2000 г. увеличилась в 5.2 раза!), догоняя постоянно цены на газ (рис. 4).

Рис. 4 Сопоставление цен потребления топлива на тепловых электро- станциях России [3]

Правительство предпринимает меры, направленные на повышение цены газа для внутреннего потребления, предполагая, что его цена к 2010 г. будет 125 долл./т. Однако в условиях финансового кризиса этот рост будет несколько ниже, чем было заложено изначально, и уже на сегодня отмечается снижение цены газа у потребителя относительно прошлого года.

Принимая во внимание, что строительство угольных станций почти в 1.5 раза дороже, чем газовых (их и строить дольше), а эффективность ощутимо меньше (средний КПД пылеугольной станции – 34%, современной ПГУ – 45%), то для того чтобы уголь на ТЭС потеснил газ, его цена должна быть 2.0–2.5 раза ниже цены на газ.

Поэтому вызывает сомнения, что в ближайшей перспективе уголь увеличит свою долю в выработке энергии, а в нынешних условиях, его потребление и добыча в ближайшие годы будут падать. И для сохранения накопленного потенциала угольной отрасли необходима поддержка государства, которая должна быть направлена на увеличение выработки электроэнергии из угля.

Кроме того, внутри самой угольной отрасли наметились новые тенденции, последствия которых негативно скажутся в ближайшем будущем. Это – отработка запасов с применением в основном одной технологии. На разрезах это транспортная система разработки с применением автомобильного транспорта для вывозки угля и вскрышных пород, приемлемая в различных горногеологических условиях, однако являющаяся наиболее затратной. На эту систему в Кузбассе приходится 84% добычи угля открытым способом. При этом за последние годы, никаких инновационных технологий на предприятиях не внедряется, за исключением замены парка эскавационного оборудования (механические экскаваторы заменятся на гидравлические).

На шахтах – это широкое внедрение длинностолбовых систем разработки с оснащением очистного забоя высокопроизводительными механизированными комплексами. На долю этой системы приходится около 93% всей подземной добычи угля (включая добычу из мощных пластов двумя слоями (6%) и с выпуском подкровельной пачки угля (1%) [4].

Для эффективной работы таких шахт необходимо поддерживать стабильно высокие нагрузки на очистной забой, что возможно только в благоприятных горно-геологических условиях.

В Кузбассе около 64% механизированных лав работают в условиях природной газоносности свыше 10 м3/т. В условиях опасных по горным ударам работают около 82% очистных забоев и в 79% очистных забоях в условиях опасных по самовозгоранию угля [4].

Обеспечение безопасной работы в таких условиях требует применения специальных мероприятий, направленных на их предотвращение, что ведет к увеличению и без того растущих эксплуатационных затрат. Кроме того, существующие способы не всегда могут обеспечить необходимую безопасность при высоких нагрузках на очистной забой.

Однако, если при подземном способе наблюдается интенсификация добычи с одной выемочной единицы, то на открытых работах наоборот, вводятся новые разрезы с производственной мощностью 200–400 тыс. т и обеспеченностью запасами от 2 до 7 лет.

Высоких технико-экономических показателей на таких разрезах ожидать не приходится. И как результат, среднемесячная производительность рабочего на шахтах по сравнению с 1989 г. выросла более чем в 2.5 раза, на разрезах составила 0.62%.

Рекордная среднемесячная добыча в 2008 году была достигнута на шахте, а не на разрезе. Так на шахте Котинская производительность труда по итогам года составила 822 т/месяц, на шахте №7 – 505 т/месяц, наибольшая производительность достигнута на разрезе Заречный – 677 т/месяц, а себестоимость угля на отдельных разрезах выше, чем на шахтах.

При этом, несмотря на рекорды, достигнутая средняя производительность труда рабочего в целом по отрасли в 4–6 раз ниже, чем на зарубежных угледобывающих предприятиях.

Приоритетным направлением развития угольной промышленности Кузбасса в условиях финансового кризиса, должно быть усиление инновационной деятельности, направленной, прежде всего, на снижение издержек на добычу и переработку, на обеспечение безопасности работы горняков и внедрение технологий добычи, адаптированных к конкретным горно-геологическим условиям.

Однако справится со всеми проблемами, которые необходимо решать, особенно в условиях финансового кризиса силами только угольных компаний, не представляется возможным, им необходима поддержка государства. Прежде всего, со стороны государства необходимо принятие обоснованной программы развития ТЭК на ближайшую перспективу, в которой должны быть определены необходимые объемы добычи угля.

Пока все программы, принятые на правительственном уровне, об увеличении доли угля в выработке электроэнергии носят только декларативный характер, конкретные меры до сих пор не приняты.


ЛИТЕРАТУРА:

1. Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года/ Доклад Министра В. Христенко на заседании Правительства РФ, апрель, 2007.

2. Угольная промышленность Кузбасса. Основные показатели. - Кемерово, 2008, №12.

3. Пономарев В.П. О стоимости угля на электростанциях России и США// Уголь, №5/2008. - 76–79 с.

4. Храмцов В.И. Особенности подземной добычи угля шахтами Кузбасса в 2008 году// ТЭК и ресурсы Кузбасса, № 2, 2009. 40–43 с.

Журнал "Горная Промышленность" №3 2009