Оценка нового механизма исчисления налога на добычу полезных ископаемых в угольной отрасли

М.П. Воскобойник, д.э.н., гл. научн. сотр., Институт энергетических исследований РАН


Внастоящее время в Государственную Думу внесен законопроект, который устанавливает новый дифференцированный порядок исчисления налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) при добыче угля. По действующему Налоговому кодексу все угольные компании независимо от вида добытого угля выплачивают НДПИ по ставке 4% от стоимости добытого угля.


Новый законопроект предлагает следующие изменения налогообложения при добыче угля:
- переход на специфические ставки НДПИ по видам углей;
- выделение в целях налогообложения четырех видов угля – антрацит, уголь коксующийся, уголь бурый и уголь (за исключением антрацита, угля коксующегося и угля бурого);
- установление специфических ставок НДПИ по четырем видам углей за тонну добытого угля: на коксующийся уголь в размере 50 руб., на антрацит – 45 руб., на бурый уголь – 14 руб., на прочие виды энергетического угля – 24 руб.;
- проведение индексации специфических ставок путем их умножения на коэффициент-дефлятор, устанавливаемый ежегодно на каждый следующий календарный год и учитывающий изменение цен на уголь в Российской Федерации за предыдущий календарный год. Коэффициент-дефлятор определяется и подлежит официальному
опубликованию в порядке, установленном Правительством Российской Федерации;
- применение механизма налоговых вычетов для участков недр, характеризующихся опасностью по выделению метана и склонностью угольных пластов к самовозгоранию путем введения коэффициентов, учитывающих степень метанообильности и опасности по внезапным выбросам и склонность угля к самовозгоранию;
- применение механизма ограничения налоговых вычетов для участков недр, характеризующихся опасностью по выделению метана и склонностью угольных пластов к самовозгоранию. Предельная величина налогового вычета рассчитывается как произведение суммы налога, исчисленного при добыче угля на каждом участке недр за налоговый период, и коэффициента kт, определяемого для каждого участка недр. Значение коэффициента kт не может превышать 0.3.


Установленный в законопроекте новый механизм исчисления налога на добычу полезных ископаемых при добыче угля вызвал неоднозначное отношение представителей федеральных ведомств, депутатов Комитета Госдумы по энергетике и руководителей крупнейших угольных компаний. Так, по расчетам Минфина России введение новых принципов взимания НДПИ в угольной отрасли снизит налоговую нагрузку на отрасль, а, по мнению депутатов профильных комитетов Госдумы и угольных компаний, наоборот, налоговые выплаты возрастут и финансовое положение отрасли ухудшится.

В связи с этим представляет интерес проведенная в Институте энергетических исследований РАН оценка влияния нового механизма исчисления налога на добычу полезных
ископаемых при добыче угля на уровень налоговых выплат и финансовые результаты угольной отрасли в случае принятия нового законопроекта.

В качестве инструмента оценки была использована финансово-экономическая имитационная модель угольной промышленности (рис. 1), которая дает возможность отражать влияние изменений объемов добычи угля и налогового регулирования на изменение основных производственных, технико-экономических и финансовых оказателей отрасли. В результате внутренней взаимосвязи показателей модели при изменении значения одного из варьируемых показателей автоматически осуществляется корректировка всех показателей развития отрасли.

Варьируемыми показателями в модели являются объемы добычи угля, базовые ставки НДПИ и скидки (коэффициенты) к базовым ставкам НДПИ по видам углей (антрацит, коксующийся уголь, бурый уголь и прочий энергетический уголь).

Расчеты НДПИ проводились за период 2010–2015 гг. в номинальных ценах каждого года.

Объемы добычи угля были приняты по двум сценарным вариантам развития экономики России, разработанным Минэкономразвития России (табл. 1).


Базовые ставки НДПИ принимались исходя из внесенного в Государственную Думу законопроекта, который устанавливает приведенные выше уровни специфических ставок исчисления НДПИ при добыче угля в зависимости от вида угля. В качестве базового года был принят 2010 г., когда намечается введение в действие новых ставок НДПИ. При этом уровень специфических ставок НДПИ на последующие годы расчетного периода определялся исходя из базовых ставок и следующих коэффициентов-дефляторов, разработанных Минэкономразвития России: 2011 г. к 2010 г. – 1.087; в период 2012–2015 годы – 1.075 (в каждом году).

Скидки (коэффициенты) к базовым ставкам НДПИ учитывают:
- степень метанообильности и опасности по внезапным выбросам;
- склонность угля к самовозгоранию;

Коэффициенты метанообильности и опасности по внезапным выбросам (kм) устанавливались следующие:
- для участков недр сверхкатегорных и опасных по внезапным выбросам – 0.1;
- для участков недр, относящихся к III категории по газу – 0.25;
- для участков недр, относящихся к II категории по газу – 0.5;
- для участков недр, относящихся к I категории по газу – 0.75;
- для участков недр негазовых – 1.0.

Коэффициенты, характеризующие склонность углей к самовозгоранию (kс), принимались следующие:
- для угля, добываемого на участке недр, отнесенных к категории «склонных к самовозгоранию» – 0.5;
- для угля, добываемого на участке недр, отнесенных к категории «весьма склонных к самовозгоранию» – 0.1.
Чаще всего антрациты и коксующиеся угли являются несклонными к самовозгоранию, поэтому к ним применяется
коэффициент, равный 1.

Бурые угли склонны к самовозгоранию, поэтому к ним применяется коэффициент от 0.5 до 0.8 (в зависимости от категории бурого угля и прочих условий).

К прочим энергетическим углям, под которыми подразумеваются все угли, за исключением антрацита, коксующихся и бурых, может применяться коэффициент 0.5 (если участок недр склонен к самовозгоранию) и равный 1 (если участок недр не склонен к самовозгоранию).

Для угля, добываемого на участке недр, отнесенных к категории «не склонных к самовозгоранию», а также при отсутствии утвержденной величины склонности угля к самовозгоранию, применяется коэффициент равный 1.

В дальнейшем по каждому региону были рассчитаны средние уровни степени метанообильности и опасности по внезапным выбросам, а также склонности угля к самовозгоранию на участках недр, на котором осуществляется добыча угля.

Величина налога на добычу полезных ископаемых (НI) определялась по выражению
НI = ОI•Бс•ИI (1 – kм•kс),
где ОI – объем добычи угля, млн.т;
Бс – базовые ставки НДПИ по видам добываемого угля;
ИI – коэффициентов-дефлятор в расчетном периоде;
kм – коэффициент, характеризующий степень метанообильности участков недр, на которых осуществляется
добыча угля;

kс – коэффициент, характеризующий склонность угля

к самовозгоранию;
i – год расчетного периода.

Законопроектом устанавливается, что в случае, если расчетная сумма затрат в налоговом периоде при добыче угля превышает предельную сумму налогового вычета, определенную в размере 30% от суммы начисленных налогов на добычу угля, то фактические вычеты ограничиваются суммой в 30% от суммы начисленных налогов на добычу угля. Расчеты НДПИ проводились по регионам России, которые сводились в целом по отрасли, по следующим вариантам:
- исходя из действующей ставки НДПИ;
- по предлагаемым базовым ставкам;
- по предлагаемым базовым ставкам с учетом скидок, но без учета ограничений фактических вычетов от суммы начисленных налогов на добычу угля;
- по предлагаемым базовым ставкам с учетом скидок, но при условии 30% ограничений фактических вычетов от суммы начисленных налогов на добычу угля.
Результаты расчетов представлены на рис. 2.


Расчеты показали, что в целом по угольной отрасли величина налога на добычу полезных ископаемых, рассчитанная
по новым условиям, по сравнению с действующей в настоящее время ставкой:
- будет выше по всем вариантам как при введении установленных в законопроекте базовых ставках, так и при применении предлагаемых базовых ставок с учетом скидок, но при условии 30% ограничений фактических вычетов от суммы начисленных налогов на добычу угля;
- будет ниже по всем вариантам при применении предлагаемых базовых ставкам с учетом скидок, но без ограничений фактических вычетов от суммы начисленных налогов на добычу угля.


В абсолютных цифрах прирост (снижение) выплат налога на добычу полезных ископаемых по сравнению с действующей ставкой по разным вариантам приведен в табл. 2. Следовательно, при введении новых ставок НДПИ угольная отрасль в период 2010–2015 гг. будет дополнительно выплачивать налог по 1-му варианту в размере 12.4 млрд. руб., а по 2-му варианту – 13.2 млрд. руб. В том случае, если введении новых ставок НДПИ будет сопровождаться введением скидок, учитывающих степень метанообильности и опасности по внезапным выбросам, а также склонность угля к самовозгоранию, но с условием применения 30% ограничения на эти затраты, то выплаты налога в отрасли также будут выше, чем при действующей ставке: по 1-му варианту на 3 млрд. руб. и по 2-му варианту на 3.7 млрд. руб. И только, если будут приняты предлагаемые базовые ставки с учетом скидок без дополнительных ограничений, то отрасль получит снижение налога по 1-му варианту на 9.3 млрд. руб. и по 2-му варианту на 8.8 млрд. руб.

Соотношение НДПИ, рассчитанное по новым условиям, к НДПИ, выплачиваемому по действующей ставке, приведено в табл. 3.


Таким образом, выплаты налога на добычу полезных ископаемых по новым базовым ставкам будут значительно выше выплат налога при действующей ставке. При этом, с каждым годом темп роста налога возрастает: если в 2010 г. это превышение составит 24%, то в 2015 г. – 33%, т.е. увеличится на треть.

В меньшей степени, но также возрастет величина налога при введении предлагаемых ставок с учетом скидок, но при 30% ограничении: в 2010 г. на 4% и в 2015 г. на 12%. Реальное снижение выплат НДПИ может произойти только при применении предлагаемых ставок с учетом скидок, определяющих степень метанообильности и опасности по внезапным выбросам, а также склонность угля к самовозгоранию, но без 30% ограничений.

Оценка влияния изменений выплат НДПИ на финансовые результаты хозяйственной деятельности отрасли проводилась исходя из прогнозных цен реализации угля производителем, которые рассчитывались как произведение фактической цены реализации угля 2008 г. на дефлятор цен производителей, прогнозируемый Миэкономразвития России:
2009/2008 – 0.740; 2010/2009 – 1.058; 2011/2010 – 1.104;
2012/2011 – 1.063; 2013/2012 – 1.058; 2014/2013 – 1.053;
2015/2014 – 1.048.

Результаты расчетов, приведенные в таблице 4, оказались для угольной отрасли неутешительными. Введение новых ставок при прочих равных условиях снизит чистую прибыль отрасли по сравнению с действующей ставкой в сумме за 2010–2015 годы по 1-му варианту на 10.2 млрд. руб., а по 2му варианту на 10.9 млрд. руб. В меньшей степени, но также наблюдается снижение чистой прибыли при введении предлагаемых ставках с учетом скидок, но при 30% ограничениях: по 1-му варианту на 2.5 млрд. руб., а по 2-му варианту на 3.1 млрд. руб. И только при принятии предлагаемых ставок с учетом скидок, но без 30% ограничениях, отрасль получит дополнительно чистую прибыль соответственно в размере 7.6 млрд. руб. и 7.3 млрд. руб.

Следует отметить, что одной из ключевых проблем развития угольной промышленности на современном этапе является качественное изменение технического базиса материального производства на основе внедрения нового высокопроизводительного оборудования и современных технологий добычи угля.

В течении последних 10 лет суммарные инвестиции в основной капитал по угольной промышленности составили более 250 млрд. руб. в текущих ценах, из которых 70% было направлено на техническое перевооружение и реконструкцию действующих предприятий. При этом значительную долю этих инвестиций (до 80%) угледобывающие предприятия вынуждены были направлять на простое воспроизводство фактически без прироста и обновления действующих мощностей и в основном на формирование пассивной части основных фондов. Это объясняется тем, что переход на новые горизонты нередко требует большего объема затрат, чем при строительстве предыдущих рабочих горизонтов. Это вызвано ухудшением горно-геологических и горнотехнических условий разработки (увеличивается глубина разработки, повышается тектоническая нарушенность, возрастают водопритоки и газообильность, повышается опасность по горным ударам и внезапным выбросам угля, породы и газа и др.). При этом необходимость постоянного воспроизводства запасов требует в первую очередь проведения горных выработок для размещения в них необходимого горнодобывающего и горнотранспортного оборудования и обеспечения процессов жизнеобеспечения шахтеров.


В результате технологической первоочередности затрат на горно-капитальные работы инвестиций на замену изношенного и морально устаревшего оборудования было недостаточно. Так, по отдельным угольным компаниям износ оборудования достигает 50–80%. В связи с этим возникает острая необходимость активного обновления оборудования. Однако для решения этой задачи требуются значительные инвестиции. Как показывает статистический анализ, за последние 10 лет в структуре инвестиций в основной капитал в целом по угольной отрасли собственные средства угольных компаний составляли в среднем 70%, из которых только 25% приходилось на чистую прибыль.

Угольные компании вынуждены для приобретения нового высокопроизводительного оборудования использовать заемные средства. Так за последние годы доля заемных средств в общем объеме инвестиций в угольной промышленности стала составлять около 20%, а по отдельным угольным компаниям она поднялась до уровня 50%. Однако, кризисные явления в экономике, в том числе и в банковской сфере, привели к резкому ограничению использования заемных источников финансирования инвестиций. В период финансового кризиса существенным образом уменьшились цены на энергоресурсы, в том числе и на уголь. Это не позволяет угольным компаниям генерировать инвестиции в необходимом объеме.

В этой ситуации увеличение налога на добычу полезных ископаемых в угольной отрасли может привести к существенному снижению инвестиционных возможностей угольных компаний по внедрению нового высокопроизводительного оборудования и техники, и, следовательно, снижению роста производительности труда в угольной отрасли России, который и так существенно ниже, чем в развитых угледобывающих странах мира.

Журнал "Горная Промышленность" №6 (88) 2009, стр.4