Социальные аспекты угольной отрасли России

В.Г.Килимник, к.т.н., Г.Г. Якубсон, к.т.н.,
Н.В. Ефимова, ФГУП ЦНИЭИуголь

В настоящее время основное направление использования угля в мире – энергетическое. В частности, для выработки электроэнергии и тепла расходуется около 60% всего добываемого в мире угля; коксохимические и металлургические производства потребляют 25%, в коммунально-бытовом секторе расходуется 15% угля. Ежегодное потребление угля на планете Земля превышает 4 млрд. т [1].

В России имеются все виды углей – от бурых до антрацитов. По добыче угля страна занимает пятое место в мире после Китая, США, Индии и Австралии; пятое место по объему экспорта всех углей и третье место – по экспорту энергетических углей. Промышленные запасы угля на шахтах России на конец 2007 г. составляли 5570 млн. т, на разрезах – 11584 млн. т [2].

По данным «Росэнерго» обеспеченность промышленными запасами угля действующих предприятий составляет более 60 лет и превышает 17 млрд. т. В конце 2007 – начале 2008 гг. производственные мощности предприятий угольной отрасли РФ составляли 363.9 тыс. т (на шахтах – 130.2 тыс. т, на разрезах 233.7 тыс. т) [3].

Всю добычу угля осуществляют частные предприятия, кроме ФГУП «Арктикуголь» (шахта «Баренцбург»). В отрасли сформировано 13 угольных холдингов, в т.ч. пять угольно-металлургических: «ЕвразХолдинг», «Северсталь-ресурс», «Мечел», «Уральская горнометаллургическая компания», Управляющая Компания «Промышленно-металлургический холдинг». Необходимо отметить, что с 1999 г. по 2008 г. имело место, наряду с увеличением объемов добычи нефти и газа и производства электрической энергии, возрастание объёмов добычи угля. Так, за 2001–2007 гг. увеличение объема добычи угля составило 16.1% (нефти – 41%; газа – 12%; производство электрической энергии увеличено на 13.9%) [4].

В последние годы в многочисленных отечественных и зарубежных научно-технических публикациях отмечается возрастающий интерес к углю, как источнику энергии, прогнозируется ведущая роль угля в сравнении с другими источниками энергии. В настоящее время более 40% мировой электроэнергии вырабатывают на угле. К сожалению, в России эта величина не превышает 16% (при этом доля газовых электростанций страны в общем объеме электрогенерации составляет 71%). Такое незначительное потребление угля в ТЭК страны связано с тем, что Правительство РФ отказалось от управления отраслью, на внутреннем рынке сохраняются заниженные регулируемые цены на газ, а цены на уголь диктует рынок. Получается, что уголь для руководства страны ценности и экономического интереса в развитии национальной экономики не представляет, а рассматривается как возрастающий источник валютных поступлений.

Это заключение подтверждается тем, что за период 2001–2007 гг. поставки угля на внутренний рынок сокращены с 210.5 до 190.8 млн. т, или на 9.4%. Поставки угля на экспорт увеличены с 41.5 до 97.2 млн. т или в 2.7 раза. За пределы страны продают более одной трети добытого угля, за счет чего и обеспечивается прирост добычи угля в стране.

Крупнейшими экспортерами угля являются: ОАО «СУЭК», ОАО «УК «Кузбассразрезуголь», ОАО «Мечел» (ОАО «Южный Кузбасс», ОАО ХК «Якутуголь»), ОАО «ОУК «Южкузбассуголь», ОАО «Распадская», ОАО «Междуречье», ООО «УК «Заречная», ООО «Компания Востсибуголь», ООО «Шахта Кыргайская», ЗАО «Сибирский антрацит», ЗАО «УК «Гуковуголь» и другие. Странами-импортерами являются 45 стран мира, среди которых Украина, Польша, Кипр, Турция, Япония, Германия, Венгрия, Италия, Румыния Великобритания, Испания, Корея, Литва, Нидерланды, Словакия, Бельгия, Болгария и другие.

Отсутствие должного контроля за деятельностью угольной отрасли обусловило незаконную добычу, а фактически – хищение угля. Например, в Кузбассе, в Новокузнецком районе Кемеровской области зарегистрированы случаи добычи угля открытым способом без соответствующей лицензии на право пользования недрами. Так, с января по 13 августа 2008 г. добыто более 37 тыс. т угля на сумму более 26 млн. руб. Весь добытый уголь отгружен в Грузию (30 тыс. т на сумму 21.3 млн. руб.) и Украину (7 тыс.т на сумму 4.97 млн. руб.) [5]. Сознательное сокращение потребления угля в стране обусловило снижение до нуля престижности шахтерских профессий и низкий уровень оплаты труда горняков. Пенсионное обеспечение горняков-шахтеров почти не отличается от пенсионного обеспечения работающих на поверхности.

Различие заключается лишь в том, что горняк, отработавший 20 лет в горном производстве, в т.ч. 10 лет в подземных условиях, имеет право выхода на пенсию в возрасте 50лет, при этом размер его пенсии будет минимальным. Для получения максимального размера пенсии общий стаж работы должен составлять 45 календарных лет, исключая годы обучения в училищах, средних и высших учебных заведениях, аспирантуре, докторантуре.

Таким образом, современный молодой человек, окончив среднюю школу и отслужив в армии, решившись пойти работать в шахту в возрасте 19 лет, для получения пенсии максимального размера должен отработать на производстве 44 календарных года. При этом возраст его составит не 60 лет (возраст выхода на пенсию мужчин всех профессий), а 63 года, и повышение уровня своих знаний, например, в колледже или ВУЗе, он сможет осуществить лишь совмещая учебу с работой.

Максимальный размер пенсии зависит, в значительной мере, от стажа работы, а не от суммы среднемесячного заработка, исчисленного при назначении пенсии. Таким образом, российские горняки лишены возможности заработать достойную пенсию и по стажу работы, и по среднему заработку.

В последние годы, как свидетельство снижения интереса к труду шахтеров, проявилась и такая тенденция, как ликвидация в книжных магазинах отделов, ранее торговавших литературой горного профиля, в связи с прекращением поступления такой литературы в магазины. Причина – значительное сокращение объемов проведения научно-исследовательских разработок, тиражей учебников и учебных пособий по горно-технической тематике.

Собственники угледобывающих предприятий уделяют недостаточное внимание вопросам трудового обучения и переподготовки шахтеров, вопросам безопасности и охраны труда горняков. А некоторые – сознательно нарушают требования нормативно-правовой и нормативно-технической документации для получения сверхприбыли.

Существует дефицит кадров, не укомплектованы штаты обученного персонала по обслуживанию современной горной техники, собственники шахт не в достаточной мере обеспечивают современными средствами индивидуальной защиты работников предприятий [6]. В результате, за период реформ 1993–2007 гг. в отрасли смертельно травмировано 2724 человека, т.е. ежегодно погибает в среднем 182 человека; при сокращении среднесписочной численности всего персонала отрасли в 5.1 раза коэффициент частоты травматизма со смертельным исходом возрос в 4.1 раза (табл.1) [4].

Увеличению уровня травматизма в отрасли способствует отсутствие в действующих ПБ главы «Ответственность за нарушение правил безопасности», а также сознательно допускаемые нарушения требований ПБ («написанных «кровью»!), некачественное питание горняков и другие факторы.

Выполненный анализ показал, что жители Кемеровской области, в основном горняки, питаются хуже, чем среднестатистический житель Российской Федерации. Основными продуктами питания горняков стали картофель, масло растительное и хлебопродукты. Некачественное питание и работа в четыре смены отрицательно влияют на здоровье горняков. Во время работы в шахте они делают много ошибок, создают опасные ситуации вследствие физического ослабления организма и др. И никакая медицина в этом случае не поможет, т. к. еще с древних времен известно, что лучшее лекарство от усталости при интенсивном и тяжелом труде – доброкачественное питание и полноценный отдых.

В этой связи следует отметить, что здравоохранение страны превращено в основного рекламодателя: потеряно уважение населения к медицине, так как можно свободно «за любым углом» купить больничный лист, любую медицинскую справку. При этом, чтобы добиться госпитализации работника на стационарное лечение, необходимо дождаться – неделю, две, а то и три – освобождения пресловутого «койко-места».

В больницах порой отсутствуют перевязочные средства, лекарства; больные вынуждены, в экстремальных случаях, покупать дорогие лекарства за свои деньги, т.е. медицина требует и жизнь, и кошелёк. Горняки, боясь потерять работу, часто избегают медосмотров и редко обращаются к врачам.

Собственники угледобывающих предприятий выплачивают семье смертельно пострадавшего в шахте единовременное пособие в размере, в 2 раза меньшем, чем, например, выплачивается семье погибшего в авиакатастрофе. Т.е. жизнь горняка собственниками угледобывающих предприятий оценивается, с молчаливого согласия Правительства, в 2 раза дешевле жизни пассажира, погибшего в авиакатастрофе.

В отрасли остались работать лишь те, кому поздно искать новую работу. В первой половине 2008 г. в отрасли трудились более 38 тыс. человек пенсионного возраста или 22% среднесписочной численности работающих в отрасли. И в таких условиях за период 2001–2007 гг. в угледобывающих областях произошло увеличение официально зарегистрированного уровня безработицы (табл. 2) [7].

Одновременно наметилась тенденция сокращения объемов добычи угля подземным способом. Так, в первой половине 2008 г. в сравнении с аналогичным периодом 2007 г. сокращение составило 4399.8 тыс. т или 7.8% [8]. Это объясняется некоторым увеличением внимания на шахтах вопросам выполнения требований ПБ.

Ранее, до известных трагедий на шахтах Кузбасса, в условиях безнаказанности, рабочие и ИТР шахт бассейна производили отключение аппаратуры непрерывного измерения содержания метана в очистном забое. При превышении допустимой нормы содержания метана в воздушном потоке очистного забоя такая аппаратура автоматически отключает подачу электроэнергии на электродвигатель комбайна. «Голый» угольный комбайн, т.е. без аппаратуры определения содержания метана в воздушном потоке очистного забоя, – это обычный электроплуг (электродвигатель + редуктор + подающая часть). Любой «голый» очистной комбайн может работать безостановочно в течение смены при условии безостановочной работы конвейерной линии.

Подобное наблюдалось на шахтах Кузбасса при эксплуатации высокопроизводительного очистного оборудования отечественного и иностранного производства, при этом из техники «выжимали» все возможное, в результате происходило увеличение объемов добычи угля подземным способом и числа погибших людей в шахтах. Такое положение подтверждает мнение о том, что угольный бизнес – в условиях отсутствия должного государственного контроля – интересует лишь прибыль. Вместе с тем необходимо отметить, что за период 2001–2007 гг. среднесуточная нагрузка на забой по отрасли увеличена с 1192 до 2076 т (на 74.2%), на КМЗ – с 1485 до 2854 т (на 92.2%). Однако мировой уровень нагрузки на забой – 10000 т/сут – был достигнут лишь в 2007 г. в ш/у «Котинское» (ОАО «СУЭК», Ленинск-Кузнецкий) и составил 13501 т при отработке пологого пласта мощностью 4.5 м.

В настоящее время в Кузбассе имеются очистные забои с суточной нагрузкой 4000–6000 т, но количество таких забоев невелико. Сокращение объемов добычи угля подземным способом обусловит уже в ближайшее время снижение производительности труда на шахтах.

Из представленной выше информации следует, что прогнозируемое, согласно «Программе перспективного развития электроэнергетики», увеличение объемов добычи угля в стране может быть достигнуто за счет увеличения объемов добычи открытым способом в условиях возможного сокращения объемов добычи нефти и газа, обусловленное сокращением текущих разведанных запасов нефти и низкими темпами их воспроизводства, снижением эффективности геолого-разведочных работ [10]. Такое положение в ближайшей перспективе может создать условия для значительного увеличения доли угля в структуре ТЭК страны.

В заключении отметим, что подчиненная роль угля в энергетике страны – временная. Уголь является надежным энергоносителем хотя бы потому, что его запасы превышают запасы нефти и газа; нефть и газ могут «выйти из моды», уголь – никогда!


ЛИТЕРАТУРА:

1. Уилсон К.Л. Уголь – мост в будущее. Пер. с англ. #М.: Недра, 1985, 262 с. #Пер. изд.: США. 1980.

2. Угольная промышленность Российской Федерации в 2007 году в 3#х томах. #М.: Рос# информуголь, 2008. – Т. 2 – стр. 191.

3. Угольная промышленность Российской Федерации в 2007 году в 3#х томах. #М.: Рос# информуголь, 2008. – Т. 3 – стр. 95.

4. Аналитическое исследование «Уголь в экономике России в 2007 году». #М.: Росинфор# муголь, 2008.

5. «Контрафакт»: концепция изменилась. Отраслевой журнал «Сибирский уголь в XXI веке». Кемерово, №4(7)/2008.

6. Быков В. Русская феня. Словарь современного интержаргона асоциальных элемен# тов. Смоленск: ТРАСТ#ИМАКОМ, 1993.

7. А. Мироненко «На первом месте у собственников стоит получение прибыли и вы# полнение планов». Отраслевой журнал «Сибирский уголь в XXI веке». Кемерово, №4(7)/2008.

8. Социальные проблемы и программы местного развития угольных регионов России. Основные итоги деятельности ГУ «Соцуголь» за 1998–2007 годы. Федеральное агентство по энергетике, ГУ «Соцуголь». Информационный вестник №1/2008 г.

9. Производство продукции, горно#технические показатели, экономика, инвестиции, строительство и ввод в действие объектов за II квартал 2008г.: ежеквартальный информационный сборник (итоги работы), 2008 / ФГУП ЦДУ ТЭК. # М., 2008.

10. Ильинский А.А. Шаламов Ю.В. Стратегические приоритеты развития нефтяной промышленности России в новых экономических реалиях. Горная Промышлен# ность, №4(80)/2008.

Журнал "Горная Промышленность" №3 2009, стр.16