Российский угольный экспорт и факторы, определяющие его перспективы

С.М. Романов, проф., д.э.н., проректор по научно-исследовательской и инновационной деятельности МГГУ

Мировой экономический кризис существенным образом сказался на деятельности угледобывающих предприятий в России и мире. В январе-феврале 2009 г. сокращение добычи угля в России по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составило по коксующимся углям почти 40% , по энергетическим углям – 14%.

В феврале-марте 2009 г. наблюдалось некоторое оживление спроса на рынке коксующихся углей, связанное с увеличением производства чугуна. Однако пока не видно признаков восстановления на конце потребительской цепочки – в строительстве и машиностроении. В этой связи, вероятнее всего, мы наблюдаем кратковременную коррекцию, связанную с уменьшением объема запасов коксующихся углей на складах потребителей, а не фундаментальную тенденцию восстановления рынка.

Ситуация на рынке энергетических углей, по всей видимости, усугубится с началом летнего сезона, когда прекратятся закупки угольного топлива на коммунально-бытовые нужды и сократится спрос на уголь со стороны электростанций. Снижение производства электроэнергии на ТЭС в январе-феврале 2009 г. составило около 11% по сравнению с аналогичным периодом 2008 года. При этом прогноз на II+й квартал 2009 г. неутешительный: следует ожидать дальнейшее снижение производства электроэнергии в связи с сокращением потребления со стороны промышленных предприятий (в связи с сокращением собственного производства) и населения (в связи с окончанием отопительного сезона).

Российский угольный экспорт

Планируемое увеличение потребления угольного топлива на электростанциях (в соответствии с Генеральной схемой развития электроэнергетики) явно откладывается на неопределенный срок. Ряд ОГК и ТГК уже заявили о приостановке проектов по сооружению новых угольных энергоблоков. По сообщениям Минэнерго РФ в ближайшее время Правительство России может в два или три раза уменьшить планы по строительству и вводу в эксплуатацию новых электростанций. Нетрудно догадаться, строительство каких энергоблоков будет отложено: естественно самых дорогих – угольных.

Кроме того, в стране возник избыток природного газа.

Подземные газохранилища заполнены до предела, а экспортные поставки сокращаются. Так, например, Украина выбрала всего лишь половину из законтрактованного объема. Учитывая, что газовая отрасль всегда имела приоритет в ТЭК, очевидным решением указанной проблемы представляется замещение угольного топлива на электростанциях невостребованными на экспорт объемами газа. Как результат – ускоренное сокращение потребления угля в электроэнергетике по сравнению с темпами падения выработки электроэнергии и потребления условного топлива на ТЭС.

В этих условиях единственным выходом для многих представляется экспорт угля. Однако уже ставшее традиционным для угольщиков решение проблемы реализации добываемого угля на мировом рынке в условиях сворачивающегося спроса внутри страны на этот раз выглядит уже не таким однозначным.

Наблюдаемое на мировом рынке снижение котировок привело к тому, что экспортные поставки вплотную приблизились к порогу рентабельности. Особенно остро стоит вопрос на Северо-Западном и Южном направлениях, где уже наблюдается сворачивание поставок. Дальневосточное направление выглядит чуть лучше, но только за счет действующих контрактов. И возможно это еще не дно кризиса. Ценовые индексы угольного рынка, повторяющие с известным временным лагом динамику цен на нефть, снизились за период август 2008 г. – март 2009 г. в 3 раза. Дальнейшее снижение многим экспертам представляется невозможным, потому что порог рентабельности достигнут не только для российских углей.

Вместе с тем надо помнить о том, что в III–IV квартале 2009 г. произойдет существенное снижение цен на природный газ. Это может вызвать переориентацию части европейских потребителей на «голубое топливо» и, соответственно, сворачивание угольного сегмента рынка.

В этих условиях перспективы российского угольного экспорта выглядят весьма мрачно.

В последние годы российский угольный экспорт стремительно развивался. По сравнению с уровнем 2000 г. экспорт в прошедшем году вырос на 58 млн. т или в 2.6 раза. По объемам экспорта угля Россия заняла третье место в мире после Австралии и Индонезии. При этом экспорт рос не только количественно, но и изменялся качественно. Нельзя не отметить успехи, достигнутые в обеспечении качества и надежности поставок, развитие экспортной инфраструктуры, решение целого ряда логистических проблем и т.д.

По итогам 2008 г. экспорт угля из Российской Федерации по данным ЦДУ ТЭК составил 95.6 млн.т. Основной прирост экспорта в период 2000–2008 гг. был обеспечен за счет энергетических углей, вывоз которых возрос в 3 раза.

В 2000–2008 гг. экспорт развивался не только за счет роста добычи угля, но и за счет отвлечения объемов с внутреннего рынка. В этот период наблюдалось постоянное опережение темпов роста экспорта над темпами роста добычи угля. На экспорт поставляются наиболее качественные угли, добываемые в России. Преобладающими являются марки Д+ДГ+Г (суммарно 56.2 млн. т или почти 60% от общего объема экспорта). Доля углей марки СС составляет около 20%, Т – 10%, антрацитов – 4%. Высокое качество поставляемого угля (прежде всего, высокая теплотворная способность и низкое содержание серы) является неоспоримым конкурентным преимуществом российских компаний на мировом угольном рынке.

Однако это преимущество не стоит слишком переоценивать (в виде необоснованно высоких премий за качество). То, что было возможно в период роста, становится маловероятным в условиях стагнации рынка. Потребитель требует более высокого качества за цену «среднего» угля, в свою очередь «средний» уголь просто не находит своего покупателя.

Динамика экспорта угля из России

Развитие российского угольного экспорта происходило в основном за счет европейского направления. Так, за 2000–2008 гг. прирост российских поставок в Европу составил почти 45 млн. т или более трех раз. Поставки российского угля на азиатский рынок выросли гораздо скромнее – всего на 10 млн. т, или в 2 раза. Прирост поставок в страны СНГ за эти годы составил порядка 1.8 млн. т или на 30%.

Основными потребителями российского угля являются Великобритания, Турция, Германия, Южная Корея, Япония, Украина, Дания, Финляндия, Нидерланды.

В силу удаленности основных российских угледобывающих бассейнов от морских портов, российские поставщики существенно проигрывают конкурентам в части логистических издержек. При одних и тех же котировках мирового рынка стоимость российского угля на условиях EXWдолжна быть в 1.5 раза ниже, чем, например, украинского, и почти в 3 раза ниже австралийского.

Девальвация рубля, проведенная в IV квартале 2008 г. и в I квартале 2009 г. позволила на некоторое время снизить напряженность в отрасли и открыла дополнительные возможности для экспорта в наиболее трудный период. Однако продолжающееся падение цен на мировом рынке быстро «съело» указанный резерв и угледобывающие предприятия вновь подошли к порогу рентабельности экспортных поставок.

Имеющиеся резервы снижения экспортных цен на российский уголь весьма незначительны. Снижение себестоимости в условиях сокращения производства и одновременного роста тарифов естественных монополий (прежде всего, тепловой и электрической энергии) представляется маловероятным. Снижение заработной платы или сокращение непрофильных структурных подразделений угледобывающих компаний обострит и без того непростую социальную ситуацию в шахтерских регионах.

Выходом из положения могло бы быть снижение железнодорожных тарифов. Например, страны Балтии с целью поддержания объемов экспорта сократили ставки, как в портах, так и за транзит до портов (с 20–22 долл. США/т до 11–13 долл. США/т). Однако российские железные дороги, являющиеся отраслью, формирующей бюджет и отличающейся крайней степенью консерватизма, на это не пойдут.

Ведущиеся давно разговоры о переходе на гибкое тарифообразование, заходят в тупик. В период высоких цен на уголь в таком регулировании не заинтересованы угольщики, а в период низких – железнодорожники. Кроме того, введение таких ставок противоречит принципам унификации тарифов (принципам ВТО). Единственным вариантом могло быть прямое вмешательство государства в решение этого тарифного «узла».

В последние несколько лет Россия сделала большой рывок в развитии портово-транспортной инфраструктуры, традиционно являющейся «больным» местом практически всех ведущих мировых экспортеров угля.

В 2008 г. через порты России, Украины и стран Балтии было экспортировано более 80 млн. т угля. При этом объем экспорта через российские порты увеличился, а через порты Украины и стран Балтии – несколько снизился. Прирост объема перевалки через российские порты по сравнению с уровнем 2000 г. составил 28.3 млн. т или в 2.3 раза.

Рост пропускной способности российских портов, безусловно, повышает конкурентоспособность российского угольного экспорта и снижает логистические издержки. Однако на сегодняшний день говорить о кардинальном снижении портовых ставок не приходится.

В результате получается замкнутый круг. Снижение цен на мировом рынке приводит к снижению экспорта, компенсировать которое за счет внутреннего рынка невозможно. Как результат – снижение производства и рост себестоимости продукции, а значит – еще большее ухудшение конкурентоспособности и дальнейшее сворачивание добычи.

В этих условиях угольной отрасли необходима государственная поддержка. Никто не говорит о прямом дотировании предприятий, речь идет о стимулировании спроса на уголь на внутреннем рынке. Подчеркиваю – именно на внутреннем рынке. В противном случае встанет вопрос о сохранении отрасли как таковой.

Кризисные явления в угольной промышленности могут иметь для всей экономики России далеко идущие последствия. В первую очередь сюда следует отнести практически полную остановку горного машиностроения, сокращение спроса и, соответственно, производства железнодорожных вагонов, сокращение объемов перевозки по железным дорогам, резкое увеличение сроков окупаемости введенных морских угольных терминалов, а при пессимистическом развитии событий – их банкротство, не говоря уже об обострении социальной обстановки в угледобывающих регионах. В этих условиях нужны не обещания, а реальные меры по стабилизации отрасли.

При сохранении неблагоприятной конъюнктуры мирового угольного рынка российский угольный экспорт в текущем году, безусловно, сократится. До каких пределов – зависит от уровня, до которого упадут мировые цены на уголь и курс рубля. Пороговый уровень рентабельности экспорта, по нашим оценкам, сейчас составляет 65 долл. США/т на условиях FOB Балтика.

Уйдут ли российские угли с мировых рынков навсегда? Однозначно нет. В случае восстановления цен на мировых рынках российский экспорт вновь начнет расти. Российский уголь на мировых рынках – это всерьез и надолго.

Журнал "Горная Промышленность" №2 2009