Состояние и основные тенденции развития угольной отрасли Кузбасса

М.В. Писаренко, с.н.с., ИУУ СО РАН (Кемерово)

Распоряжением Правительства РФ от 28 августа 2003 г. №1234-р была утверждена «Энергетическая стратегия России на период до 2020 г.», где была определена роль угля в топливно-энергетическом комплексе страны, в том числе представлены перспективы развития Кузнецкого бассейна. Однако уже сейчас наблюдаются серьезные расхождения между фактическими и программными показателями работы угольной отрасли Кузбасса. Так, на предприятиях Кузбасса в 2006 г. было добыто 174.3 млн. т, а в 2007 г. - 181.7 млн.т. угля, что практически соответствует объемам, предусмотренным в «Стратегии на 2020 г.» (178-184 млн. т). По имеющимся прогнозам объем добычи угля должен составить к 2020 г. 240 млн. т, а к 2025 г. - 270 млн. т, что вполне реально, учитывая ресурсы угля в Кузнецком угольном бассейне до глубины 600 м, оцениваемые в 218 млрд. т [1].

На сегодняшний день выданы лицензии или выставлены на аукцион новые участки на добычу угля с проектными мощностями более 100 млн.т/год и выдача лицензий будет продолжаться и дальше. С учетом ввода-выбытия угледобывающих предприятий производственные мощности к 2015-2020 гг. уже на сегодняшний день просматриваются в объемах порядка 250-265 млн. т (рис.1).

Однако выход на добычу 270 млн. т с учетом выбытия предприятий - это, по сути, строительство второго Кузбасса. И здесь, прежде всего, возникают вопросы по развитию строительной базы, т.к. в Кузбассе в настоящее время нет ни одного шахтос-троительного управления. Требует развития и имеющаяся инфраструктура. Решение этих вопросов выходит за рамки региона и требует значительных инвестиционных вложений. Немаловажным остается вопрос и сбыта угля в таких объемах.

На сегодняшний день весь прирост объемов добычи связан с экспортными поставками (см. рис. 1). Так, объем добычи с 1999 г. вырос на 73 млн. т, а объем экспорта на ~60 млн.т. Сложившаяся благоприятная конъюнктура рынка, когда цена угля с 2002 г. выросла в среднем более чем в 3 раза, сделала угольный бизнес прибыльным (рис. 2). Часть полученных денег вкладывается в строительство и ввод новых угольных предприятий (рис. 3).

В частности, за это время (с 1999 г. по 2007 г.) введено в эксплуатацию 18 шахт и 20 разрезов общей проектной мощностью более 54 млн. т, 9 обогатительных фабрик с мощностями по переработке более 30 млн. т. в год, что способствовало росту объемов добычи.

Однако доля экспорта в общем балансе потребления угля в России составляет менее 40%, т.е. большая часть добытого угля потребляется внутри страны. В тоже время анализ внутреннего потребления угля за последние годы показывает, что его объемы падают. Только в последние 2-3 года наблюдается тенденция незначительного роста внутреннего потребления (рис. 4), который не достиг до перестроечного уровня (1988 г.), и больших перспектив в этом отношении в ближайшем будущем не просматривается [2,3]. Так, использование угля на электростанциях России почти в 2 раза меньше уровня 1988 года. Потребление угля коксохимическими и металлургическими заводами приближается к уровню 1988 года. Однако это вызвано ростом объемов экспорта готовой продукции этих отраслей.

Ориентация развития угольной промышленности на внешний рынок делает ее зависимой от коньюктуры мирового рынка угля. При этом огромные расстояния до поставщиков, высокие транспортные тарифы, растущие затраты на добычу, низкая развитость экспортной составляющей снижают конкурентоспособность кузнецкого угольного товара на внешнем рынке, делая угольный бизнес рискованным. В этом отношении показательны проблемы шахт Прокопьевско-Киселевского района, возникшие в 2006 г., когда цена на уголь на внешних рынках упала, что тут же отразилось на внутренних ценах и, как следствие, еще больше усугубило положение низкоэффективных шахт.

Кроме того, внутри самой угольной отрасли наметились новые тенденции, последствия которых негативно скажутся в ближайшем будущем. Прежде всего, это касается технологии отработки запасов, когда практически повсеместно применяются идентичные системы разработки без учета горнотехнических условий разрабатываемых залежей. На разрезах - это транспортная система разработки с применением автомобильного транспорта для вывозки угля и вскрышных пород, с использованием которой в Кузбассе добывается более 90% угля открытым способом. На шахтах - это широкое внедрение высокопроизводительных очистных забоев, на долю этой системы приходится около 86.5% всей добычи угля подземным способом. Ухудшающиеся горнотехнические и горно-геологические условия разработки месторождений не всегда соответствуют эффективной добыче угля этими системами, что нередко приводит к выборочной отработке запасов, залегающих в благоприятных горно-геологических условиях, и в результате, к значительным потерям полезного ископаемого. Так, при уровне добычи 181.7 млн. т угля в 2007 году было списано около 630 млн. т запасов [4].

Кроме того, в Кузбассе большинство шахт являются сверх-категорийными и опасными по внезапным выбросам. Их доля составляет 78%. Поэтому наметившаяся тенденция интенсификации добычи с одной выемочной единицы поставила одной из главных проблем обеспечения безопасной работы угольных шахт по газовому фактору.

Если при подземном способе наблюдается интенсификация добычи с одной выемочной единицы, то на открытых работах имеет место ввод новых разрезов с производственной мощностью не более 150-550 тыс. т и обеспеченностью запасами от 4 до 7 лет. Высоких технико-экономических показателей при таких мощностях ожидать не приходится. Так, в 2007 г. 29 разрезов имели производственные мощности не выше 1000 тонн. Этим и объясняется, что производительность труда рабочего на шахтах по сравнению с 1989 г. выросла более чем в 2.5 раза, а на разрезах она составила 0.56% от уровня 1989 г. При этом себестоимость на отдельных разрезах оказалась даже выше, чем на шахтах. По сравнению с ведущими угледобывающими предприятиями, достигнутые на сегодня показатели производительности труда в разы ниже, так на разрезах в 8 раз, а на шахтах в 5 раз.

Обозначена проблема и в размещении угледобывающих предприятий, которая выражается в концентрации угледобычи в отдельных районах с развитой инфраструктурой. Так, добыча в 2007 г. велась в 13 геолого-экономических районах из 25. При этом на Ерунаковский, Томь-Усинский, Ленинский ГЭР приходится около 60% от общей по бассейну добычи. И в дальнейшем ввод новых объектов предполагается в этих районах. В частности в Ерунаковском районе производственные мощности к 2015 г. составят, с учетом выданных на сегодняшний день лицензиий на новые участки, более 80 млн.т. (рис. 5). Т.е. четко прослеживается наметившийся экстенсивный путь развития угольного бассейна. Это связано с тем, что не определен путь развития угольной промышленности Кузбасса на дальнюю перспективу. Поэтому собственники не хотят рисковать и вкладывают деньги в участки, пусть имеющие небольшие запасы, но с развитой инфраструктурой, позволяющие быстро освоить производственные мощности, и пока держатся высокие цены и спрос на уголь - получить прибыль.

Все отчетливее проявляются проблемы, связанные с совершенствованием законодательства в угольной отрасли, обогащением, глубокой переработкой угля, воспроизводством минерально-сырьевой базы, угольным машиностроением, социальными и кадровыми вопросами. Все эти вопросы не рассматриваются в данной статье, но, тем не менее, по мнению автора, требуют разработки стратегических мер по их успешному решению.

Угледобывающая отрасль Кузбасса дает около 40% поступлений в бюджет области, поэтому от ее дальнейшего функционирования будет зависеть экономическое развитие Кемеровской области.

Учитывая, что в Кузбассе добывается более 56% от общего объема добычи угля по России, в том числе более 80% коксующихся марок углей, роль угольной промышленности Кузбасса выходит за рамки региональной, приобретает федеральное значение. От развития Кузбасса в значительной степени будет зависеть энергетическая безопасность России и перспективы развития коксохимической и металлургической отраслей. Кроме того, являясь основным поставщиком российского угля на мировой рынок (~80%), Кузбасс значимую роль начинает играть и на мировых рынках энергетического угля (Россия занимает третье место после Австралии и Индонезии). Поэтому проблемы, возникающие перед угольной отраслью Кузбасса, выходят за рамки региона, приобретая федеральное значение, успешное решение которых, прежде всего, требует корректировки программы развития топливно-энергетического комплекса России, в которой необходимо обосновать требуемые объемы добычи угля в Кузбассе, направления и пути развития угольной промышленности.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Угольная база России. Том II. Угольные бассейны и месторождения Западной Сибири. М. ООО «Геоинформцентр», 2003

2. Угольная промышленность Российской Федерации в 2004. М. «Росинформуголь»,2005

3. Угольная промышленность Кузбасса. Основные показатели. Кемерово, JJ12/2007

4. После нас хоть потоп. Российская газета, №93 от 29 апреля 2008 г.

Журнал "Горная Промышленность" №4 2008, стр.10