Так закалялась сталь

В.Б. Кузнецов, к.и.н., НИТУ МИСИС, историк

А.С. Каширский, советник РАЕН

В тяжелейших условиях военного времени металлурги завода во главе с Г.И. Носовым совершили технический переворот в мировой металлургии, создали технологии, аналогов которых не было еще в мире, и в кратчайшее время выполнили все задания ГКО. Каждый второй танк и каждый третий снаряд были сделаны из стали Магнитки. В современных условиях обращение к опыту прошлых лет крайне необходимо, ибо лозунг «Кадры решают все!» особенно важен в кризисных ситуациях.

Григорий Иванович Носов директор Магнитогорского металлургического комбината в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

В 2015 г. исполнилось 100 лет со дня рождения легендарного директора Магнитогорского металлургического комбината Григория Ивановича Носова, который возглавлял Магнитку в самые тяжелые годы в истории нашей страны. «Стальным королем» России называли его на Западе. «Рабочий директор» – так звали Григория Ивановича в коллективе магнитогорских металлургов. В воспоминаниях о Григории Ивановиче Носове сохранилось еще одно народное прозвище легендарного директора. Его называли «уральским Сталиным» – так велик был авторитет и влияние Г. И. Носова и роль Магнитки в жизни страны и Урала. «Стальным сердцем России» называли Магнитку советские люди, потому что знали, что танки, снаряды, самолеты – это все сделал «батюшка-Урал»...

Г.И. Носов родился в 1905 г. в городе Катав-Ивановск в семье потомственных металлургов. На ММК он приехал в качестве главного инженера в 1939 г. К тому времени за его плечами были Томский технологический институт, десятилетний опыт работы на Кузнецком металлургическом комбинате и учеба в аспирантуре. За период руководства Г.И. Носова выпуск только качественной и легированной стали на ММК был увеличен в три раза, до объема в 4,5 млн т, и комбинат стал крупнейшим производителем стали в мире. Необходимо иметь в виду, что этот прогресс был достигнут во время тяжелейшей войны и периода восстановления страны в первые послевоенные годы.№3 (127) 2016

Круг литературы по этой теме достаточно широк, однако источников, которые бы характерно и ярко воссоздали тот тяжелый, героический и трагический период времени - не так и много. Очень информативны и объективны воспоминания Вениамина Эммануиловича Дымшица, опубликованные в журнале «Новый мир» в 1985 г. Изданы в Магнитогорске воспоминания о Г.И. Носове. Использован ряд других публикаций в настоящей статье. Важно также, что Г.И. Носов оставил прижизненные воспоминания, опубликованные в журнале «Октябрь» за 1949 г.

В 1939 г. Григория Ивановича вызвали в отдел тяжелой промышленности ЦК и предложили поехать на Магнитку главным инженером комбината, чтобы организовать производство специальных сталей. «Вы это дело хорошо изучили », сказали ему в ЦК. Так 33-летний главный инженер Кузнецкого металлургического комбината оказался в должности главного инженера, а в следующем году и директора Магнитогорского металлургического комбината.

Следовательно, задолго до начала Великой Отечественной войны государство приступило к формированию основного металлургического производства на Востоке, в Сибири.

Свою производственную деятельность новый главный инженер начал с повышения культуры производства. Хотя, казалось, нужно было, во что бы то ни стало «вытаскивать» план. ММК уже несколько лет не удавалось выполнить плановые показатели. Но оказалось, что Г.И. Носов нащупал главную проблему и тормоз. Дело в том, что освоив могучие домны, научившись варить сталь в огромных домнах, овладев гигантскими блюмингами и прокатными станами в самые сжатые сроки первых пятилеток – рабочие имели очень низкий уровень производственной культуры. Не следует забывать, что пролетариат сталинских пятилеток – это в основном выходцы из вчерашних крестьян, и строгой технологической культуры производства у них не было. Время диктовало темпы, на перестройку же внутреннего мира нужны годы и годы, так же как и на ломку крестьянской психологи.090 3

Удивительным образом мысли и дела Г.И. Носова перекликаются с современной экономической наукой. Так, известный экономист, социолог и политолог М. Делягин, анализируя современное состояние российской экономики, пишет, что любые структурные реформы, любая модернизация будут провалены, если их не начать с повышения культуры: социальной, экономической, политической, управленческой, рабочей [1]. Григорий Иванович вспоминает, как начали «чиститься». Изпод печей, пролетов и цехов было удалено 3-4 тыс. т шлака, мусора и люди вздохнули свободнее, увидели порядок, и впервые 22 июня, в день нападения Германии на СССР, завод досрочно выполнил план по всем производственным показателям [2]. Следует подчеркнуть, что эту культурную сторону Г.И. Носов держал в поле зрения всегда. Как правило, поиск причин проблемы директор начинал с состояния рабочего коллектива и его нужд. Приезжал, ходил по цехам, беседовал с рабочими, обедал в общей столовой и только потом собирал аппарат управления. В этом и государственный подход, и культура производственная, когда руководитель видит всю цепь технологического цикла производства и его основной элемент – рабочего с его нуждами.

В годы войны организаторский и технический талант, новаторская смелость, знаменитые слова Григория Ивановича: «ответственность беру на себя» помноженные на точные инженерные расчеты – позволили решать сложнейшие технические задачи по перестройке ММК на военный лад, что обернулось переворотом в практике мировой металлургии. Под его руководством коллектив комбината добился выдающихся результатов по выполнению заданий ГКО в деле обеспечения высококачественным металлом оборонной промышленности СССР, что имело решающее значение для Победы. Именно Г.И. Носов и его коллеги «научили » мартеновскую печь варить броневую сталь, а обычный блюминг – ее прокатывать. Дело в том, что для танковой брони требуется особая, легированная сталь, и это понятно.

Такую сталь варили в небольших печах в небольшом количестве. Таких печей в Магнитогорске не было. Варили сталь в двух печах, т. н. дуплекс-процессом, причем со многими тонкими технологиями (например, «кислый» под).090 4

Металлурги Магнитки никогда не работали практически с печами с «кислым» подом. Но высокое мастерство, глубокие инженерные знания Г.И. Носова, ответственность перед Родиной в трудный момент – позволили решить эту новую, трудную задачу, за которую до них никто в мире не брался.

Необходимо еще подчеркнуть, что Носов и мартеновцы поставили новые и совершенно фантастические для того времени цели: варить сталь для брони сразу в одной печи и обеспечить ее качество не снижая количества. К тому времени директором Кировского танкового завода в Челябинске был назначен крупный специалист танковой промышленности, Исаак Моисеевич Зальцман. Носов говорил, что Зальцман согласился на такое решение, но предупредил: «Вы можете плавить в одной печи, но обеспечьте качественные показатели броневой стали, испытайте броню на полигоне и если выдержит конечные показатели, то будем принимать броню, сваренную по новой технологии с отступлением от старого стандарта, потом создадим новый стандарт, такой, чтобы было гарантированное качество брони и побольше появилось стали». Таким образом, практика опережала мировые стандарты, и новые технологии ломали устаревшие правила. Благодаря смелому, но обоснованному и умному решению были спасены мощности мартеновских цехов, выиграно сражение за броневую сталь. Был совершен технологический скачок в мировой металлургии, и совершили его в СССР металлурги Магнитки во главе с Г.И. Носовым.

Заметьте, что сделано это было в 1941 г. В апреле 1942 г. в Америке состоялась 25 мартеновская конференция и там было отмечено, что выплавка легированных сталей в печах с основным подом (что уже осуществили в условиях вполне понятной секретности магнитогорцы в первое военное лето) «является весьма отдаленной перспективой» [4]. Магнитка сработала на опережение, тем же летом 1941 года, прокатала броневую сталь на обычном блюминге, не дожидаясь специального, эвакуированного из Мариуполя и находящегося в пути броневого стана. Старший сын Григория Ивановича, Константин вспоминал, что во время первой прокатки броневого листа его отец в кармане держал заряженный пистолет – не здесь ли одна из причин столь ранней остановки сердца «стального короля» России? Сергей Константинович Носов (внук), уже сам будучи «экстремальным» директором- металлургом так характеризовал деда: «...он не был авантюристом. За его решениями всегда стоял точный инженерный расчет»[5]. И все же риск оставался, как у всякого нового невиданного дела, да еще впервые в мировой практике.

Да, если бы испытания закончились неудачей, он был готов застрелиться, ибо понимал, что значит в военное время вывести из строя блюминг, которых на тот момент в стране было всего два. Танков катастрофически не хватало, а враг уже стоял под стенами Москвы. Гитлеровские войска захватили территорию, на которой производилось 70 % металлов в стране. Выигрыш во времени приближал Победу.

Магнитогорский металлургический комбинат в годы войны, руководимый Г.И. Носовым, буквально совершил чудо.

Каждый третий снаряд и броня каждого второго танка Красной Армии были сделаны из магнитогорской стали.

Выполняя приказ оборонной промышленности, ММК освоил за годы войны 100 новых марок стали и довел удельный веТак закалялась стальс легированных и качественных сталей в общей их выплавке в СССР до 83 %. До войны Магнитка выплавляла только 12 % сталей [6]. Если погрузить в вагоны металл, произведенный Магниткой за годы войны, то состав растянулся бы от Южного Урала до Берлина. Интересно заметить, что до революции Россия производила всего металла не более трех млн т в год. Таким образом, одна Магнитка в годы войны выплавляла металла больше, чем вся Россия до 1917 г.Так закалялась сталь

Поразительно, но магнитогорцы производили и другую оборонную продукцию. Так, производились башни для тя желых танков и дотов, корпуса для реактивных снарядов (К. В. «Катюша»), минометы и т. д. Еще одним венком славы в доброе имя Григория Ивановича будет упоминание о том, что за годы войны рядом с Магниткой были построены фактически пять заводов, потому что только в 1941 г. в Магнитогорск прибыли 38 эвакуированных предприятий, и в самое кратчайшее время они вводились в строй.

Необычайно интересно вспоминает об этой героической эпохе бывший заместитель Председателя Совета Министров СССР В. Э. Дымшиц, который в годы войны был начальником треста «Магнитострой» и сражался на трудовом строительном фронте плечом к плечу с Григорием Ивановичем Носовым. Уже после войны Вениамин Эммануилович строил урановые заводы, восстанавливал Запорожье, работал главным инженером на строительстве крупнейшего в мире металлургического комплекса Индии в Бхилаи.

Шли тяжелейшие бои под Сталинградом, в блокаде находился Ленинград, на Западе «знатоки» и «пророки» считали, сколько еще дней и недель продержится Советская власть, а в это время в Магнитогорске тоже шла битва, битва трудового фронта. Более 30 тысяч рабочих ММК бились за металл.

Здесь родилось движение «тысячников»- один работает за десятерых, выполняя до 10 норм. Сталевар мартеновской печи №11 А. Н. Каминский за 20 дней августа 1942 г. сварил сверх плана 372 тонны стали. Он пишет своему брату-артиллеристу на фронт: «Ваня, из этой стали выйдет 18 тысяч снарядов.

Расходуй, не жалей. Мы еще сварим»[7]. Производство металла росло, но его не хватало. Важно помнить, что СССР опирался только на собственные ресурсы, а на гитлеровскую армию работали все металлургические заводы Западной Европы. В этих условиях Магнитка продолжала свое наступление на врага. ГКО принимает решение о строительстве 5-й, а затем и 6-й домны – крупнейшей в Европе и в мире. 50 заводов СССР поставляли оборудование для шестой домны 8].Так закалялась сталь

При строительстве были применены принципиально новые инженерные решения, новые технологии. Работа велась круглые сутки, Каждый магнитогорец внес свой вклад, работая в субботники и воскресники. Вениамин Эммануилович Дымшиц вспоминает: «Шли проливные дожди по две недели подряд. Люди мокли. Собрали всю одежду. Специальная группа круглосуточно сушила одежду. Строители переодевались по 3-4 раза за смену, но работу не прерывали. Поставили палатки, работников перевели на лагерное положение, люди жили в этих палатках. Питание было организовано, чай горячий был всегда. Трудовое задание приравнивалось к фронтовому ». И магнитогорцы справились, совершили невозможное.

Сражение за броневую сталь было выиграно. 25 декабря 1942 г. в 15 часов домна дала первый металл. Первую плавку вел знатный доменщик, мастер Алексей Леонтьевич Шатилин [9]. Через 6(!) месяцев после начала строительства правительственная комиссия под председательством академика Н.П. Бардина в акте приемки домны записала: «В мировой практике не было случая постройки доменной печи в столь короткий срок... Качество строительства всего комплекса доменной печи №6 отличное» [10]. В машинном зале домны №6 отлита в чугуне телеграмма Сталина от имени ГКО. Считаем не лишним привести полный текст этой телеграммы.

«Магнитогорск. Магнитогорский металлургический комбинат. Товарищам Дымшицу, Носову, Гуревичу, Фокину, Осмеру, Петруше.

Горячо приветствую и поздравляю строителей и металлургов- магнитогорцев с большой производственной победой. В трудных военных условиях магнитогорцы в небывало короткий срок построили и ввели в действие крупнейшую доменную печь. Родина и наша славная Красная Армия никогда не забудут самоотверженной работы магнитогорцев в деле непрерывного наращивания производственных мощностей и снабжения военной промышленности металлом.Так закалялась сталь

Выражаем твердую уверенность, что вы и впредь своим героическим трудом, напряжением всех своих сил обеспечите дальнейший подъем производства металла для окончательного разгрома немецко-фашистских захватчиков. Желаю вам, товарищи магнитогорцы, дальнейших успехов в вашей работе И. Сталин»

Только эти две доменные печи Магнитки, созданные руками советских металлургов и строителей в годы войны, дали миллион тонн чугуна в год. И строили их не три-четыре года, как в мирное время, а 6-8 месяцев каждую. И в этом огромная заслуга директора комбината Григория Ивановича Носова, талантливого металлурга, организатора, а по специальности и сталеплавильщика. Человек высоких качеств, твердых убеждений, принципиальный и требовательный, когда это касалось интересов дела, государства. Проработав всю жизнь на Урале , он 12 лет отдал Магнитке, причем в самое тяжелое время. Без преувеличения можно сказать, что Григорий Иванович сердце свое отдал Магнитке и Отчизне своей, Родине, СССР. Павел Бажов, автор «Уральских сказов», наверное бы промолвил, что Хозяйка Медной Горы вернула себе этого талантливого Мастера. В.Э. Дымшиц вспоминает Г. И. Носова как «высокого, несколько сутулого, с нависшими большими бровями, людям, не знающим его, он казался даже суровым. В действительности за суровостью таилась собранность, энергия, доброе человеческое сердце» [12]. Эту характеристику дополняет Н.С. Патоличев, бывший министр внешней торговли СССР, а в годы войны первый секретарь Челябинского обкома партии: «Это был человек выдающихся качеств ... У Носова не получишь поддержки, уважения, дружбы, если ты этого не заслуживаешь. Металлургия Урала в годы войны неотделима от имени Носова. Он прекрасно знал металлургическое дело. Знал я близко и семью Григория Ивановича, двоих его мальчишек. Григорий Иванович был безмерно счастлив, что у него растут сыновья ...» [13].

Важно подчеркнуть, что за гигантскими масштабами военного производства Григорий Иванович Носов видел жизнь и проблемы простого металлурга. И заботы рабочего легендарный директор решал с такой же настойчивостью, что и сугубо оборонные. Безусловно, это было видение руководителя государственного масштаба. Владилен Машковцев в поэме «Лицом к огню» вспоминает, как потрясли его и других рабочих первые слова нового директора при встрече с рабочим коллективом: «Помыть, накормить и одеть» [14].

Строилось жилье, росли поселки индивидуальной застройки, строились детские сады и школы, закладывались сады. Еще не закончилась война, а Носов и Дымшиц издают совместный приказ о строительстве 400 домов. Творческие детские коллективы Магнитогорска на всесоюзных конкурсах в Большом театре СССР занимали призовые места. На Магнитогорском комбинате паровозы сменил электровоз. Григорий Иванович постоянно заботился о рабочих. Вот типичный приказ №405 от 14 ноября 1944 г. «За многолетнюю работу объявить благодарность и премировать домом – 9 человек (фамилии), коровой – 7 человек (фамилии)» [15]. Шла страшная война, город принял более 50 тысяч эвакуированных, десятки госпиталей, люди жили в землянках.... Эти добротные усадьбы стоят до сих пор. Хорошо строили, на века. Авторитет магнитогорских строителей был столь высок, что им доверили строить высотные здания в столице – Москве. Металл Магнитки надежно служит не одно десятилетие и в московском метро.

Как и весь советский народ, магнитогорцы в течение всей войны помогали Красной армии всем, чем могли. Собрали миллионы рублей на строительство танковой колонны, отправляли на фронт теплые вещи, поддерживали государство военными займами. Из 50 тысяч мужчин-магнитогорцев на фронт ушли более 32 тысяч. Их место заняли женщины и молодежь. Единство фронта и тыла – один из главных источников победы СССР в Великой Отечественной войнепроявился на Урале с невиданной силой.

7 августа 1951 г. английская радиостанция Би-би-си, опережая сообщение советских радиостанций, известила мир, что умер «стальной король России». Умер 45-летний директор в Кисловодске, где он впервые отдыхал по-настоящему после войны, но уже с предельно изношенным сердцем.

Первую панихиду устроили в Москве и на прощание пришло все руководство наркомата металлургии во главе с И.Ф. Тевосяном. Прежде чем приземлиться на аэродроме в Магнитогорске, самолет с гробом умершего сделал круг над комбинатом – директор будто прощался с родным предприятием, со всеми, кому он отдал свою жизнь без остатка.

Григорий Иванович не умел беречь себя, да ему и некогда было. Всего себя, без остатка, он отдал Родине , любимому комбинату, делу, потому что тогда вопрос стоял о жизни или гибели государства, страны, его Родины. Г.И. Носов расходовал силы свои и здоровье так, как будто ему было отпущено этого счастья на три жизни. Своим детям он говорил, что оставляет им в наследство честно прожитую жизнь и доброе имя свое. Кстати, и старший сын Г.И. Носова, Константин, который пошел по стопам отца, утверждал, что лучше прожить короткую жизнь, но оставить добрый след, чем длинную, но только для себя. В 1996 г. он умер, но славное дело деда и отца продолжает внук – Сергей Константинович Носов.

На траурном митинге советская поэтесса Людмила Татьяничева прочитала прозорливые стихи:

«Сдержим слово,

Слез ему не надо,

И унынье тоже ни к чему,

Трудовая слава Комбината, Будет вечной памятью ему» [16].

Награжден Григорий Иванович Носов тремя орденами Ленина, двумя орденами Красного Знамени, ему были присуждены две Сталинские Премии, он – лауреат Государственных премий.

Орденом Ленина был награжден Магнитогорский металлургический комбинат. Сегодня одна Магнитка дает металла в три с лишним раза больше чем вся Россия в 1913 г. В этом металле вечная память Г.И. Носову и вечная слава России.

Послесловие

В начале XVIII века Петру Первому доложили пленные шведские офицеры, что найдена железная гора, а в середине ее «пуповина чистого магнита». Так начиналась история Горы Магнитной. Сегодня горы нет, ее отработали до конца, до котлована и магнитогорцы говорят, что гора Магнитная стала могилой Гитлеру.


ИНФОРМАЦИОННЫЕ ИСТОЧНИКИ:
1. Делягин М. // Завтра, 2016, 3.
2. «Записки» Г. И. Носова // Октябрь, 1949 г., 1.
3. Дымшиц В.Э. Броневой стан//Новый мир, 1985. С. 17.
4. Францева Е. Стальной король России. М-к, 2012. С. 13.
5. Францева Е. Последний путь…М-к. М-ий металл. 1951. Выпуск 98.
6. Дымшиц В.Э. Броневой стан // Новый мир, 1985. №6. С.19.
7. Дымшиц В.Э. Броневой стан // Новый мир,1985. №6. С. 4.
8. Там же. С. 4.
9. Магнитка навсегда вписала себя в летопись Великой победы. Новости инфо, 19.1.2016 С. 6.
10. Дымшиц В. Э. Броневой стан // Новый мир,1985. №6. С. 5.
11. Там же. С. 6.
12. Там же. С. 17.
13. Магнитогорск. Летопись Магнитки. Internet, 74 М. RU Дымшиц В.Э. Броневой стан // Новый мир. 1985. №6, С. 18
14. Машковцев В. Поэма «Лицом к огню». Internet
15. Магнитогорск. Летопись Магнитки. Internet, 74М. RU
16.Филимонов М. Феномен династии Носовых // Уральский рынок цветных металлов. 2007. №9.
Ключевые слова: Носов, магнитка, история, военное время

Журнал "Горная Промышленность"№3 (127) 2016, стр.90