Культурные традиции и обычаи горняков

Н.К. Гринько, горный инженер, д.т.н., профессор;

В.Д. Грунь, горный инженер, к.т.н., член Союза писателей России;

В.Г. Лунев, горный инженер, к.т.н.

Горняки – уникальная профессиональная каста работников. В старину эту касту называли еще горняцким сословием. Сегодня в мировой горнодобывающей промышленности (отраслях добычи твердых полезных ископаемых) занято примерно 11 млн. человек (по данным ICEM – международного профсоюза горнорабочих и химиков). На самом деле горняков значительно больше – не все из них входят в отраслевые профсоюзы, многие заняты в неформальном (теневом секторе), существует немало смежных с горным делом профессий. Учитывая это, можно сказать, что с горнодобывающей промышленностью в мире связаны жизнь и благополучие более 100 миллионов человек. Это составляет примерно 1,5% от общей численности населения Земли.

Уникальность профессии горняка на протяжении веков символизируют изображения молота, кайла, рудничного светильника, отбойного молотка, шахтерского шлема (каски), копра подъемной машины. Сакральные символы горняцкого труда – перекрещенные молотки и долота – до сих пор украшают гербы горняцких городов и эмблемы различных организаций*.

Кастовость (изолированность, обособленность) горняцкой профессии исторически сложилась по следующим причинам.

098 1

Первое – это специфические особенности работы горняка в экстремальной природной среде, требующие от него определенного мужества, личной сноровки и смекалки, способности чувствовать проявление природных опасностей, умения принимать быстрые решения, готовности прийти на помощь товарищу и т.п.

Второе – это специфический образ жизни горняков, или, как говорили древние римляне, «modus vivendi». «Что ты знаешь о солнце, если в шахте ты не был?» – в этих словах народной горняцкой песни выражена вся философия «формулы жизни» горняка. Пребывание шахтера на дневной поверхности – лишь передышка между рабочими сменами. Зимним утром горняк спускается в шахту – солнце еще не взошло, вечером поднимается на поверхность – солнце уже закатилось.

И так изо дня в день, пока смена не переменится. Работать приходится в условиях вечной сырости, скудного освещения, высокой вероятности проявления природных опасностей (обвалов, взрывов, пожаров). Нередко шахтеры являются свидетелями гибели своих товарищей. Шахтерских матерей и жен преследуют бессонные ночи: вернется ли сегодня муж или сын со смены.

Рудокопы спускаются в бездну земных недр (художник Дюма Форрет, 1867 г.)

Рудокопы спускаются в бездну земных недр (художник Дюма Форрет, 1867 г.)

Потомственный горняк – человек домашний и хозяйственный во всех отношениях, он изобретателен, мастеровит, хорошо «думает руками», для него не составляет труда построить дом или вырастить сад.

В любой профессии, где велик риск для жизни, смертельная опасность тесно связана с наслаждением жизнью. Жизнелюбие горняков традиционно проявлялось в любви к застольям и пирушкам. В наставнической книге горняков австрийского Тироля (т.н. «Швацкой горной книге», 1556 г.) «формула жизни» средневековых рудокопов Европы выражена предельно лаконично – «Нам нужна милость, свобода, деньги, еда и питье».

Третье – это неистребимое желание горняков улучшить свою жизнь, повысить её уровень и качество. Добиться этого удается не всегда. Жизнеспособность горнодобывающего сектора чрезвычайно зависима от рыночных факторов – спроса и предложения. Например, добываемое сегодня сырье пользуется спросом, и горняки не бедствуют.

Внезапное обрушение кровли в руднике (художник Ф. Гейден, XIX век)

Внезапное обрушение кровли в руднике (художник Ф. Гейден, XIX век)

Завтра спрос упал, и горнорабочие остались без заработной платы. И, наконец, четвертое – это определенная бытовая неустроенность и оторванность от очагов полноценного культурного развития. Как известно, шахтерские поселения создаются на период «жизненного цикла» отработки месторождения полезного ископаемого, и жизнь этого поселения также сильно зависима от рыночных факторов.

Из такой вот условной «формулы жизни» горняка берут свое начало классические горняцкие традиции. Это, в первую очередь:

- традиция ревностно относиться к престижу своей профессии;

- традиция хранить память о погибших товарищах;

- традиция жестко отстаивать свои материальные интересы.

Профессиональные традиции горняков проявляются в символике, приветствиях, жаргоне, парадной одежде, профессиональных праздниках, обычаях, культовых обрядах, организации горняцких объединений и др.

Горнорабочие Бакальского рудника на Урале (фото С.М. Прокудина-Горского, 1900-е годы)

Горнорабочие Бакальского рудника на Урале (фото С.М. Прокудина-Горского, 1900-е годы)

Родиной горняцких традиций, распространившихся по миру, по праву считаются Германия (до ее объединения отдельные княжества) и страны Британии (Англия, Шотландия, Уэльс). От горняков Германии в обиход многих европейских стран и стран Латинской Америки (Боливия, Мексика, Перу и др.) вошли приветствия, парадная форма, знаки отличия, горняцкие праздники, культовые обряды и т.п. Традиции горняков Британской империи прижились в таких крупных горнодобывающих странах, как США и Австралия.

Как известно, организация горного дела в России также строилась по немецким лекалам. В практику отечественного горного дела вошли горняцкая терминология, организация управления горнозаводским делом, наименования классных горных чинов, появление форменной одежды горняков и многое другое.

В то же время вольнолюбивые традиции европейских горняков, если и укоренялись в России, то с большим трудом.

Причина была проста – «горнозаводские крестьяне», «горнорабочие» (так в словаре В. Даля называются основные профессии, обслуживающие «горнозаводской» промысел) в большинстве своем находились под гнетом крепостничества. И только наиболее сметливые из горнорабочих становились квалифицированными горняками. С презрением относились крепостные рабочие и приписанные к рудникам крестьяне к немецким названиям горняцких профессий и должностей.

Форменая одежда горного мастера и горного техника образца 1947 г.

Форменая одежда горного мастера и горного техника образца 1947 г.

В официальных бумагах того времени везде писалось – «бергайер» (от немецкого Berghauer – забойщик по породе, горнорабочий, рудокоп). А горнорабочие насмешливо называли себя «бергалами». Горного мастера (штейгера) презрительно называли «щёгарем». Русский писатель А.И. Куприн в своих документальных рассказах об угольных шахтах Донбасса, повествуя о тяжёлой и бесшабашной жизни углекопов, отмечает, что они с ненавистью относились к иностранным владельцам и управляющим шахтами, называя их «жирными… буржуями, которые… так и не выучили русского языка».

Традиции и обычаи горнорабочих России развивалась в замкнутом культурном пространстве той или иной горнопромышленной территории – в Донбассе, на Урале, в Сибири.

Из-за огромных расстояний российские горняки не имели возможности, как, например, в германских княжествах или странах Австро-Венгрии, общаться друг с другом, поэтому в различных регионах России формировались свои локальные традиции и обычаи, верования, фольклор и т.п. В каждом горнодобывающем регионе России создавался свой, локальный, очаг духовной культуры. Так, большой знаток культурных традиций горняков и металлургов Урала П.П. Бажов писал, что в дореволюционное время у рабочих прокатных станов и у горняков был культ силы подмастерья или могучего забойщика, у рудознатцев (геологов) – культ навыков, у камнерезов, гранильщиков – культ искусства.

Проникновение традиций европейской горняцкой культуры в различные горные округа России происходило преимущественно с помощью горных инженеров (окончивших тогда единственный в Российской империи горный институт в Петербурге и знакомых с мировыми традициями горного дела), имевших возможность строить свою карьеру в любых уголках необъятной России.

Только в советский период, когда горняки России получили возможность перемещаться по всей стране, тоже не всегда добровольно, зачастую принудительно, взаимопроникновение локальных духовных традиций профессии и особенностей жизненного уклада горняков стало более ощутимым.

«Женщина на шахте – большая сила» (спецвыпуск газеты «Правда», посвященный женщинам!шахтёрам Донбасса, 1944 г.)

«Женщина на шахте – большая сила» (спецвыпуск газеты «Правда», посвященный женщинам!шахтёрам Донбасса, 1944 г.)

Особенно это проявилось в годы Великой Отечественной войны, когда после оккупации Донецкого и Подмосковного бассейнов вся угледобыча переместилась на Урал, в Кузбасс, Караганду, Восточную Сибирь. Туда же эвакуировались профессиональные кадры угольщиков, в основном из Донбасса, со своими традициями и обычаями.

В Великую Отечественную войну проявился героизм советских женщин, заменивших углекопов-мужчин. Из обученных в угольной промышленности СССР горняцким профессиям в 1944 г., количество которых составляло около 250 тыс. чел, почти 100 тыс. были женщинами. В Донбассе один из журналистов той поры писал «…непостижимым образом хрупкие тоненькие девчата составили шахтерскую армию, которая держала углепром на женских плечах с десяток лет...».

Между тем, женский и детский труд под землей в свое время широко использовался и в некоторых странах Европы, особенно в странах Британской империи и Франции. Например, шотландский горнорабочий только в 1775 г. был освобожден законом от «пожизненного контракта» с шахтой, по сути дела до этого он был настоящим крепостным. Неумолимая нужда ввергала в мрачное чрево рудников и шахт всех работоспособных членов семьи; женщины и дети трудились наравне с мужчинами. Рудокопы и углекопы иногда даже предпочитали жить целыми семьями в заброшенных выработках рудника. Только таким образом они могли сберечь нищенский заработок и увеличить время драгоценного отдыха, не тратя его на спуск и подъем из шахты.


Подземная жизнь порождала массу суеверий. Например, горняки Корнуолла (региона Англии) боялись встречи с любой крестообразной маркировкой на стене горной выработки. Это суеверие было порождено мифами о незримых маленьких человечках, блуждающих по шахте и вымещающих зло на шахтерах, проходящих мимо изображения «креста». У угольщиков Уэльса пятница ассоциировалась с несчастьем, и шахтеры под любыми предлогами отказывались работать в этот день, стараясь находиться подальше от шахты. Если углекоп по дороге на шахту встречал женщину, то он возвращался домой. Если шахтер забывал взять из дома свой «тормозок» (еда, которую берут с собой шахтеры, что перекусить во время работы), то он предпочитал целый день трудиться без еды и питья, чем вернуться с дороги. Считалось, что смерть лошади в шахте приводит к несчастью. Некоторые виды птиц (малиновка, дикие голуби) назывались «птицами смерти», считалось, что если стаи этих птиц пролетят над шахтой, то быть несчастью.

В журнальной статье не представляется возможным дать достаточно полное представление о традициях и обычаях горняков различных стран и отдельных регионов. Поэтому кратко остановимся на таких традициях, как отстаивание своих материальных интересов и организация горняцких праздников.

В социально-трудовых отношениях, характерных для горнодобывающей промышленности, основным способом борьбы за улучшение условий труда и его материальное вознаграждение являлись забастовки горняков.

Российский горный инженер А.И. Фенин в своей книге «Воспоминания инженера. К истории общественного и хозяйственного развития России (1883–1906 гг.)» (книга была издана в Праге в 1938 г.) так писал об этой традиции в Донбассе: «…Праздники Троицы и у нас сезонная игра – «забастовка». Рабочие каждый год на Троицу требуют «прибавки» и почти регулярно получают отказ. Но забастовка нужна, как традиция, ее не миновать. Обставляется она всегда одинаковым ритуалом: примерно за неделю до Троицы рабочие… выселяются из казарм в поле, в степь – образуется какой-то оригинальный табор, заваленный шахтерским скарбом – в поле обедают, в поле спят,… играют в какие-то игры, неистово улюлюкают и свистят, всячески себя «раскачивая»…, жалуются на плохие заработки, грозятся уйти на полевые работы, требуют свидания и разговора с самим «хозяином» – это тоже традиция, которая должна быть выполнена. Но лица не только спокойны, но даже веселы…

Встреча с «хозяином»… устраивается обычно на третий день Троицы перед началом работ… Хозяин со свитой служащих приезжает на площадь кавалькадой – зрелище не лишено известной торжественности... Перед хозяином не выступают никакие «делегаты» – тогдашние отношения их еще не создали. Если претензии серьезны, если есть жалобы на непорядок, выступают сами жалобщики: если серьезных жалоб нет, толпа выкрикивает требование об общей прибавке. Хозяин, отшучиваясь, отказывает. Часа через два-три церемония обычно мирно кончается».

Наступление «эры угля» еще более сплотило рабочих-горняков и активизировало их стачечную борьбу за условия труда и жизни. Один из историков отмечал, что «страна, строящая свою энергетику на каменном угле, неизбежно взращивает массовый и «взрывоопасный» рабочий класс». В истории шахтерского движения трудовые конфликты между углекопами, шахтовладельцами и властью наибольшего накала достигали в Великобритании и США.

Шахтовладельцы и власть неоднократно прибегали к локаутам, сталкивали интересы угольщиков с металлургами, железнодорожниками и другими крупными потребителями угля. В той же Великобритании целеустремленная борьба шахтеров за повышение заработной платы и улучшение условий труда привела к ликвидации угольной промышленности, которая взрастила промышленную революцию и считалась национальной гордостью этой страны. Многим памятны массовые забастовки угольщиков Великобритании в 1980-х годах.

Гражданам СССР казалось, что забастовки горняков могут происходить только в странах капитализма. Однако в 1989 г. волна шахтерских забастовок накрыла практически все угледобывающие регионы бывшего советского государства.


Организация и проведение профессиональных горняцких праздников – тоже давняя и классическая традиция. Многие горняцкие праздники связаны с религиозными традициями, например, днями почитаемых святых. В европейских и ряде других стран мира горняцкие праздники проводятся в честь святой великомученицы Барбары (Варвары) – покровительницы горняков. Праздник св. Барбары отмечают ежегодно 4–5 декабря. В Польше этот праздник называют «Barbоrka», в Германии и Австрии – «Barbarafeier».

Кроме горняцкого праздника в честь св. Барбары, в странах Европы с давними историческими традициями горного дела проводятся свои местные праздники. В Чехии потомки рудокопов старинного горняцкого города Кутна-Гора отмечают в июле праздник «Королевского посеребрения КутнаГоры». В знаменитом своими горняцкими традициями словацком городе Банска-Штьявница ежегодно в сентябре проводится т.н. «саламандровское шествие». Согласно легенде, город обязан своим рождением старику-пастуху, который однажды увидел двух сверкающих на солнце ящериц (саламандр). Когда пастух отвалил камень, под которым скрылись ящерицы, он обнаружил самородки золота и серебра.

Торжественные мероприятия на шахте «Кочегарка» в г. Горловка (Донбасс, 1927 г.)

Торжественные мероприятия на шахте «Кочегарка» в г. Горловка (Донбасс, 1927 г.)

В Англии к старинным горнодобывающим регионам относится полуостров Корнуолл. Корнуоллская горнопромышленная технология нашла применение во многих странах мира. Потомки корнуоллских горняков отмечают профессиональный праздник ежегодно в марте в День Святого Пирана – небесного покровителя местных горняков и всего Корнуолла.

В штате Калифорния (США) ежегодно отмечается День старого горняка-золотодобытчика в честь событий первой американской «золотой лихорадки» в середине XIX века.

В Латинской Америке самым ярким и самобытным праздником является фольклорный карнавал в боливийском городе Оруру. Возникновение праздника уходит в далекое прошлое и связано с появлением в заброшенной штольне оловянного рудника Святой Девы – покровительницы боливийских рудокопов.

098 8

Все горняцкие праздники сопровождаются парадами горняков, факельными шествиями, музыкой духовых оркестров, пением старинных горняцких гимнов и песен. Горняцкая музыка – это отдельный пласт горняцкой культуры и музыкального искусства, отражающий престиж и уникальность горняцкой профессии.

В России горняки и работники родственных отраслей отмечают несколько профессиональных праздников. В свое время самым массовым из них являлся «День шахтёра», который по традиции в последнее воскресенье августа отмечают только работники угольной отрасли.

Каждое первое воскресенье апреля отмечается «День геолога». Профессиональный праздник российских рудокопов отмечается ежегодно в «День металлурга» (третье воскресенье июля). Вслед за «Днём шахтёра», ежегодно в первое воскресенье сентября отмечается «День работников нефтяной и газовой промышленности». В последнее время в отдельных горнодобывающих регионах России отмечают в декабре День Святой Варвары и других почитаемых покровителей горного дела.

Ключевые слова: горняков, горный, инженер, классических, профессии, традициях

Журнал "Горная Промышленность" №1 (119) 2015, стр.98