Третий съезд Горнопромышленников России


11 ноября 2005 г. в Москве в Октябрьском зале Дома Союзов состоялся Третий съезд Горнопромышленников России

На съезде было зачитано приветствие Президента России В.В. Путина и Председателя Правительства М.Е. Фрадкова. С приветственным словом к делегатам съезда обратились Председатель Совета Федерации С.М. Миронов, Председатель Высшего горного совета Ю.К. Шафраник. Митрополит Калужский и Боровской, управляющий делами Московского Патриархата Владыка Климент обратился к съезду с посланием от Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II.


С. М. Миронов


Ю. К. Шафраник


Владыка Климент


О.С. Пушкарева

С докладом «О работе некоммерческого партнерства «Горнопромышленники России», проблемах повышения эффективности минерально-сырьевого комплекса страны и основных направлениях деятельности горного сообщества на 2006г. и последующий период» выступил Президент НП «Горнопромышленники России», чл.-корр. РАН Ю.Н.Малышев. Перед делегатами выступили: заместитель председателя Комитета по природным ресурсам и природопользованию Государственной Думы РФ В.В.Прозоровский, советник Президиума РАН, академик РАН К.Н.Трубецкой и др.


Выступавшие отметили, что последовательно осуществляя принятые предыдущими съездами решения, горное сообщество существенно продвинулось по пути структурной и корпоративной консолидации, выработки единой идеологии и стратегии развития отраслей минерально-сырьевого комплекса, мобилизации в этих целях внутренних резервов в противовес нарастающим объективным и субъективным трудностям. 2003–05 гг. для российской горной промышленности можно считать наиболее успешными за последние 15 лет: производство промышленной продукции, объем экспорта, финансовые результаты в сравнении с другими секторами промышленности росли опережающими темпами. Горнопромышленный комплекс вносит основной вклад в ускорение наращивания валютных резервов и создание страхового фонда, что создает предпосылки для укрепления социально-экономической стабильности в стране.


Съезд избрал руководящие органы и Ревизионную комиссию НП «Горнопромышленники России». Президентом НП «Горнопромышленники России» вновь избран Ю.Н. Малышев.


Президент НП «Горнопромышленники России» Ю.Н. Малышев ответил на вопросы редакции журнала «Горная Промышленность».


– Каковы, по Вашему мнению, основные итоги III съезда «Горнопромышленников России»?

– Сегодня, в отличие от первых двух съездов, мы приняли ряд проработанных Высшим горным советом совместно с наукой и заинтересованными органами власти документов, которые имеют не только отраслевое, но и общероссийское значение. Это:

-    рекомендации по совершенствованию законодательства о недропользовании, которые в значительной своей части должны быть реализованы в проекте федерального закона «О недрах»;

-    предложения по переходу минерально-сырьевого и машиностроительного комплексов страны на инновационный путь развития;

-    рекомендации по укреплению научно-технического потенциала минерально-сырьевого комплекса;

-    предложения в сфере подготовки и закрепления высококвалифицированных инженерных и научных кадров.

Убежден, эти проблемы никуда не денутся. И их придется решать при любой ситуации с ценами на сырье.

– Новая редакция закона «О недрах» вызывает много споров. Как делегаты съезда отнеслись к возможному его принятию?

— Высший горный совет неоднократно и в самой настоятельной форме указывал на недостатки действующего горного и налогового законодательства, коренное изменение которого давно уже стало неотложным требованием времени. Тем не менее, при несомненном продвижении к принятию нового, более прогрессивного закона состояние дел в данной области не так уж бесспорно.

Делегаты подтвердили неизменную принципиальную позицию горного сообщества – закон не следует принимать без совместной его доработки законодателями и представителями минерально-сырьевого комплекса.

Выступавшие высказали необходимость:

-    более глубокой проработки вопросов воспроизводства минерально-сырьевой базы, включая отмену разовых и регулярных платежей при геологическом изучении недр;

-    рационального и полного использования ранее распределенного фонда недр, формирования системы ресурсных платежей и создания равных условий конкуренции горнодобывающих компаний на основе дифференциации налога на добычу полезных ископаемых, порядка ранжирования месторождений по факторам их сложности, стадии разработки и степени выработанности запасов;

-    четкого определения понятий и объектов применения Закона, на базе которых должны формироваться к недропользованию принципы налогообложения и платежей, другие смежные сферы законодательства;

-    критериев отнесения недр к участкам федерального, регионального и местного значения, разграничения на этой основе прав и обязанностей соответствующих органов государственной власти, расширения полномочий регионов в разработке и реализации программ геологического изучения и подготовки условий пользования участками недр, проведения аукционов и конкурсов;

-    ввода Закона в действие одновременно с основными подзаконными актами, обеспечивающими механизмы его реализации.

Здесь хотелось бы отметить, что известные «перекосы» в недропользовании, инвестиционной и инновационной практике своим существованием во многом обязаны крупным недоработкам налогового законодательства. Общепризнано, что главный из них – единый налог, не учитывающий несопоставимые условия работы предприятий, должен быть заменен дифференциальной рентой. Ее критерии наукой и производством обоснованы. Мне кажется, более активную позицию в этом конфликте с финансистами должно занять Минпромэнерго. Не менее существенные проблемы разрастаются из-за неурегулированности и многократного роста платежей – за землю, за отвод лесных земель, за вредные выбросы.

Административная реформа их еще более усложнила и на федеральном, и на региональном уровнях. Теперь только по нормативам на геологическую и экологическую экспертизу отводится 7 месяцев. Фактически потери времени на получение согласований многочисленных инстанций исчисляются годами. Да и сами цифры платежей впечатляют. Так, по Ломоносовскому месторождению алмазов перевод лесных земель в промышленные обошелся почти в миллиард рублей. Эти проблемы получили острую оценку в выступлениях делегатов. И, действительно, применяемые в этой сфере механизмы регулирования иначе как непродуманными не назовешь.

– Ускоренный рост экономики в настоящее время невозможен без совершенствования инвестиционной политики. Что делается в этом направлении?

– В этом направлении многое уже делается и в нефтегазовом секторе и в секторе твердых полезных ископаемых. Общеизвестные успехи угольной отрасли Кузбасса достигнуты за счет реструктуризации и вложения денежных средств в техническое перевооружение шахт и разрезов, в развитие углеобогащения по самой современной технологии. В регионе обеспечены условия для крупного притока привлеченных средств, 75% которых инвестируются в новую технику.

Михайловский ГОК, благодаря инвестициям в комплексную модернизацию технологии переработки руды, стал крупнейшим экспортером окатышей с выходом на новую ступень международной классификации – Prime Quality.

Всего 2–3 года назад только обсуждались перспективы освоения бокситов Среднего Тимана в Республике Коми. А сейчас холдингом «СУАЛ» в голой тундре одновременно с добычей развернуто строительство глиноземно-алюминиевого комплекса, продукция которого будет вывозиться по собственной железной дороге.

Компания «АЛРОСА» ввела в эксплуатацию в Архангельской области горно-обогатительную фабрику №1, что означает начало добычи алмазов ювелирного качества на крупном Ломоносовском месторождении. В Кузбассе только за последние 5 лет введено более 40 млн. т новых мощностей на современном техническом уровне (27 новых шахт и разрезов), начата добыча углеводородов на Сахалине, развивается Прикаспий.

Вместе с тем, в условиях созданных экспортной конъюнктурой высоких доходов, нередко дает себя знать инерция прошлого в стремлении наращивания резервов, так сказать, по горизонтали. Чем как не этим объясняется бум на аукционах на новые участки месторождений, причем не только на золото или углеводороды. Так, компания «Южкузбассуголь» в этом году выиграла аукционы на разработку месторождений угля на беспрецедентную сумму – 1,2 млрд. руб., включая и недоразведанные участки. Это не единственный пример приобретения участков про запас, когда по существу омертвляется капитал, растет риск ошибок в развитии горных работ.

Нужна более взвешенная политика инвестиций, прежде всего чтобы остановить старение действующих предприятий, обеспечить обновление оборудования, 70% которого изношено.

– На мировых рынках сырья для России на сегодняшний день сохраняется благоприятная конъюнктура, но по прогнозам аналитиков через несколько лет произойдет падение цен на сырье. Что следует предпринять?

– Понимая, что благоприятная конъюнктура не вечна, и через 3–4 года произойдет вполне ожидаемое падение цен на сырье, необходимо соединить высокие темпы развития производства с качественно новой инновационной основой, требующей создания отечественной горнодобывающей техники на уровне мировых стандартов. Без этого едва ли возможно решить важнейшую проблему полного использования природного потенциала месторождений.

Иногда приходится слышать, что уже не менее 70–80% закупается российского оборудования. Но на поверку это оказываются металлоконструкции, разного рода литье – то, что попроще. 90% наукоемких комплектующих – покупные, зарубежные. У нас нет современной гидравлики, электротехники, встроенной диагностики. В ходе поспешной приватизации инфраструктурные, инжиниринговые объекты не получили предусмотренные конкурсами инвестиции, зачастую были проданы по цене металлолома. Их место заняли зарубежные сервисные центры.

Мы начинаем технологическое соревнование с западными фирмами с очень низкой стартовой отметки. Сравните – наработка до первого капремонта Копейского комбайна на добыче калийных солей – 600 тыс.т, а его западного конкурента «Мариэтта» – 6 млн.т. Пусть машиностроители не обижаются. Но, медленно догоняя, мы еще больше отстаем. Если не модернизировать любой завод за 5–7 лет, то его техника по определению будет хуже и дороже. Хочу привести пример «БЕЛАЗа», завод буквально преображен и сегодня выпускает конкурентоспособные машины.

Положительные сдвиги в этом направлении наметились. Их важным показателем является растущее потребление во внутреннем производстве цветных металлов и более качественных конструкционных материалов. Значит, отечественная техника будет надежнее. А ведь последние годы чуть ли не весь цветной металл отправлялся за рубеж и уже оттуда шел к нам в виде импортного оборудования, построенного из нашего же металла.

Практически в каждой отрасли минерально?сырьевого комплекса можно назвать компании?лидеры, организующие инновации на системной основе и добивающиеся результатов на уровне мировых образцов. «ЛУКойл», «Сургутнефтегаз», «Газпром», РИТЭК в нефтегазовой отрасли, угольная шахта «Распадская» , «Норильский Никель», «РУСАЛ», золотодобывающая артель «Полюс» и мн. др. Чтобы это были не исключения, а общий вектор развития, надо обеспечить 80–90% роста производства за счет внедрения новой техники, ориентируясь на отечественный инновационный потенциал. Все это подробно обсуждалось горным сообществом с машиностроителями, включая ВПК. Достигнуто взаимопонимание по принципиальным аспектам стратегии и механизмам совместного развития обоих секторов

В этом деле есть заслуживающие внимания достижения наших разработчиков, однако годы «разрухи» в науке все еще дают о себе знать. Поэтому мы понимаем, что пока с такой переориентацией связан немалый риск. Чтобы горнопромышленный комплекс взял на себя роль локомотива, способного потянуть машиностроение, надо решить ряд вопросов. В системе налогообложения разделить с государством риск инвесторов в отечественные инновации.

– Как мы Вас правильно поняли, нельзя сводить процессы инноваций только к применению более совершенной техники?

– Да, было бы глубочайшей ошибкой сводить процессы инноваций только к этому. Главнейшим элементом стратегии развития любой отрасли должна быть ее реструктуризация и сокращение нерентабельных, невосприимчивых к новой технологии мощностей. К сожалению, сегодня в ХХI веке, в нашей промышленности, даже в таких ее современных секторах, как металлургия или электротехника, доживают свой век предприятия XIX века. Попытка их модернизации – это всего лишь напрасно выброшенные деньги. У всех на виду опыт угольной промышленности. Никакие энергичные усилия промышленников и государства, никакие бюджетные деньги не могли ее спасти, пока она не прошла свой путь реструктуризации, пусть и не простой. Теперь это современная отрасль, инвестиционно одна из самых привлекательных.

Сегодня застой с проведением реформ чуть ли не во всех отраслях хозяйства стало привычным связывать с ростом цен на первичные ресурсы, будь то бензин, цемент, газ и другое исходное сырье, на котором действительно базируется вся экономика. Но главная причина в другом – долговременная политика искусственного поддержания низких цен породила в нашей экономике, как во всем обществе, привычку к расточительству.

Вопреки главному лозунгу рыночных реформ – снижение материало- и энергоемкости, наше отставание от развитых стран растет: от Европы в три раза, от Японии – в пять раз. Справедливы опасения, что новый закон «О техническом регулировании» еще более ослабит нашу экономику. Рост цен на сырье, разумеется, будет сдерживаться, но прежде всего нужны жесткие правовые и административные меры по пресечению расточительства. Население должно понимать, что добыча сырья связана с огромными затратами. Не следует также забывать, что горная промышленность всегда и во всех странах отличалась повышенными уровнями техногенной опасности и травматизма. В нашей стране, в частности, в структуре ежегодно регистрируемых травм и профзаболеваний более половины приходится на горнорабочих, причем с наиболее высокой степенью потери трудоспособности. В последние годы произошел ряд крупных аварий с человеческими жертвами, особенно в угольной отрасли. В дальнейшем условия добычи полезных ископаемых будут только ухудшаться, так как неизбежен переход на глубокие горизонты, с открытой на подземную технологию.

В сложившейся обстановке необходимо предпринять такие меры, которые одновременно отвечали бы принципам социальной ответственности бизнеса и равноправного партнерства с властными структурами. Считаю, что нам надо подготовить законопроект об учреждении специального страхового фонда горняков за счет сегодняшних сверхплатежей горных отраслей в бюджеты и небюджетные фонды.

Отрадно, что горнодобывающие компании активно приступили к реконструкции и модернизации предприятий. Структурная перестройка – одна из главных целей промышленной политики. При этом особенно важно решить вопросы социальной поддержки высвобождаемых в процессе реструктуризации работников.

– В последнее время остро ведется полемика на всех уровнях о воспроизводстве минерально-сырьевой базы.

– Воспроизводство минерально-сырьевой базы остро дебатируется на всех дискуссиях. Это понятно, так как уже в течение последних 11 лет добыча сырья не компенсируется новыми запасами. Поисковый задел – главный резерв их пополнения, истощен по отдельным видам сырья до критической черты. Многие специалисты считают, что не последнюю роль здесь сыграла преждевременная отмена целевого фонда ВМСБ. Новое руководство Минприроды и Правительства предприняли ряд активных мер в этом направлении. Только в этом году бюджетное финансирование разведки твердых полезных ископаемых выросло почти в три раза.

Одновременно необходимо отметить, что производственный, технологический и кадровый потенциал геологоразведки ослаблен настолько, что для его восстановления потребуются совместные, можно сказать, экстраординарные меры бизнеса и государства.

Создание современных геологических основ рациональной разработки более сложных в геолого-экономическом отношении месторождений, качество и полнота разведочных данных о морфологии и гипсометрии, горно-геологических и гидрологических условиях приобретают первостепенное значение. При сегодняшних ценах ошибки здесь недопустимы. Необходима разработка более совершенного технического оснащения геологической службы, повышения качества интерпретации данных геофизических съемок и внедрения других современных методов.

Ясно одно – состояние геологоразведки еще крайне серьезное и исправлять его надо общими усилиями.

– С какими внешними факторами связана экономика горнопромышленного комплекса?

– Экономика горнопромышленного комплекса напрямую связана с внешними факторами – состоянием рынка, налогами, тарифами и т.д.

Кто может оценить в какой мере уже «перегрет» сырьевой рынок и насколько глубоко будет отступление от достигнутых ранее рубежей в случ+ае застоя мировой экономики. Кризис спроса и цен, если его не предвидеть, может оказаться разрушительным.

Ответы на эти вопросы должен дать достоверный, хотя бы на 10 лет, прогноз потребности в сырье и продуктах его переработки. Необходимость такого прогнозирования следовало бы закрепить законодательно. Предприниматели должны знать, что их ждет в будущем. В первую очередь это нужно малому и среднему горному бизнесу.

География размещения месторождений и потребителей такова, что у нас самые протяженные в мире перевозки минерального сырья и ими занято 80% вагонного парка страны. Тарифами, регулирование которых остается за государством, определяется экономика и конкурентоспособность предприятий, особенно на внешних рынках. К сожалению, регулирование в основном сводится к повышению тарифов. Выгоды железной дороги при перевозке массовых грузов не учитываются.

В российской специфике особенно очевидна необходимость перехода к дифференцированным тарифам в зависимости от рода грузов, как это делал еще царский Министр путей сообщения граф Витте.


Заканчивая свое интервью мне бы хотелось отметить, что я полностью согласен с Сергеем Михайловичем Мироновым в определении стратегических целей развития минерально-сырьевого комплекса. Он может и должен стать надежной базой обеспечения устойчивого экономического развития страны, защиты ее геополитических интересов, создания национального богатства в интересах нынешнего и будущих поколений россиян.

Материалы подготовили:

В.А. Галкин, В.А.Зенин

Журнал "Горная Промышленность" №6 2005