Интеграционные процессы в машиностроении Евразии: опыт подтверждения соответствия продукции ОАО «Завод бурового оборудования»

Е.В. Пояркова, д-р техн. наук, доцент, заведующий кафедрой механики материалов, конструкций и машин, Оренбургский государственный университет

Е.С. Тулибаев, магистрант кафедры механики материалов, конструкций и машин, Оренбургский государственный университет

Априори суверенные евразийские государства интегрируются с целью сформировать единое экономическое пространство – для того, чтобы воспользоваться преимуществами, которые создает свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы на территории, намного большей, чем каждая страна в отдельности. На деле это означает, что, создав Евразийский экономический союз, независимые государства делегировали часть полномочий регулирующему органу – Евразийской экономической комиссии (ЕАК), – чтобы обеспечить эти четыре важные «классические свободы» и проводить скоординированную (согласованную) политику в ключевых отраслях экономики ради общего блага.

Вэтом состоит уникальность Евразийского экономического союза. В нем есть система взаимных экономических обязательств суверенных государств, которые ни в коем случае не возрождают директивные отношения советского образца, но, тем не менее, задают для интегрирующихся государств большую скоординированность действий в экономике, чем та, что осуществляется, например, в СНГ.

В основу евразийского интеграционного проекта заложены принципы:

- уважения суверенного равенства государств – членов и их территориальной целостности;

- уважения особенностей политического устройства государств – членов;

- взаимной выгоды, равноправия и учета национальных интересов сторон;

- рыночной экономики и добросовестной конкуренции.

Интеграция – это мощный современный драйвер экономического роста. Задействовать его – значит объединить ресурсы и согласованно решать общие задачи, чтобы обеспечить экономию средств и ресурсов, скорость реализации программ и распределение рисков. Интегрироваться – объединить усилия – в новациях проще и эффективнее, чем бороться за передел «освоенных» сфер; формировать общий (единый) рынок путем последовательного устранения барьеров и минимизации изъятий и ограничений для обеспечения свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы и проведением скоординированной согласованной, единой политики по ряду экономических направлений. У бизнеса должен появиться более свободный взаимный доступ на рынки.

Это большое преимущество, особенно для производителей, для которых масштаб рынка имеет ключевое значение. Устранение барьеров и либерализация рынка усилят конкуренцию и оздоровят инвестиционный и деловой климат в союзе.

Но так ли все складывается в реальности?

«Европейское качество» – стандартное словосочетание, часто применяемое в рекламе. У потребителя оно вызывает неизменную ассоциацию: если европейское, значит, действительно надежное и достойное. Только во многих случаях это лишь избитый маркетинговый ход, и то самое «европейское качество» остается лишь на словах, не имея никаких фактических подтверждений.

В действительности «европейское качество» слагается из многих факторов. Одним из основных является безукоризненное соблюдение законодательства в области технического регулирования, направленное на минимизацию рисков причинения вреда конструкцией машины.

Законодательство в области технического регулирования имеет богатую как отечественную, так и зарубежную историю. Необходимо отметить конфедеративность данного законодательства, то есть чаще всего действие законодательства в пространстве имеет наднациональный, блоковый характер.

Так, например, общее законодательство в области технического регулирования имеют:

- страны Европейского союза;

- страны Евразийского союза;

- ряд Латиноамериканских стран;

- страны Юго-Восточной Азии.

К данному вопросу наблюдаются разные подходы. Так, например, во время «Холодной войны» подходы «Запада» и «Востока» были диаметрально противоположными.

Флагман «Восточного блока» – Советский Союз – придерживался «стандартизированной гипотезы», то есть техническое регулирование в большинстве своем обеспечивалось строгим соблюдением государственных стандартов. Магическое предложение на первой станице каждого стандарта было яркой демонстрацией конструкции нормы права – «несоблюдение стандарта преследуется по закону». Безусловно данный подход имеет право на существование, он не дает возможности производителю снижать себестоимость продукта, жертвуя его качеством. Он открывает широкие возможности для стандартизации и унификации. Но вместе с тем подход достаточно «громоздок» и «неповоротлив» – на 1991 год в СССР насчитывалось более 30 тыс. действующих государственных стандартов, которые часто противоречили друг другу и тем самым в какой-то мере замедляли техническое развитие.

«Запад» двигался по пути минимизации норм технического регулирования: «Все, что не запрещено – разрешено». Тем самым оставляя позади излишний объем норм, как следствие, пищу для коррупции и махинаций. Подход сводился к главному принципу – «Машина и оборудование во время проектирования, транспортирования, хранения, эксплуатации, ремонта, утилизации не должны наносить вред человеку, животным, растениям, природе в целом». Какими методами это достигается, по существу, неважно.

После 1991 г. новая Россия пошла по западному пути технического регулирования, отказавшись практически полностью от советской концепции.

Попытаемся проанализировать сегодняшнее техническое регулирование в России (Евразийском союзе), его интеграцию в нормы технического регулирования Европы, общие перспективы и проблемы на примере сертификации буровой установки ZBO S15 производства ОАО «Завод бурового оборудования».

Компания «Завод бурового оборудования» уже много лет на рынке. Среди постоянных партнеров – крупные российские и международные компании. Здесь дорожат репутацией и отвечают за свои слова. Буровая установка ZBO S15 в 2014 г. успешно прошла процедуру подтверждения соответствия требованиям технического регламента Таможенного союза ТР ТС 010/2011 «О безопасности машин и оборудования» в 2019 г. прошла аналогичную процедуру согласно требованиям Европейского союза и подтвердила свое соответствие требованиям Директивы 2006/42/ЕС (англ. Machinery Directive) о безопасности машин и оборудования Европейского парламента и Совета Европейского союза.

Опыт показал, что нормы технического регулирования Евразийского союза – это практически аутентичный текст норм технического регулирования Европейского союза, за рядом исключений. Исключения сводятся к языку технической документации. В Евразийском союзе это официальные языки Евразийского союза, а в Европейском союзе это официальные языки Европейского союза – эти языки разные. Кроме этого, обязательный эксплуатационный документ в нормах Европейского союза – технический файл, в Евразийском союзе – Обоснование безопасности. Данные документы имеют общую цель – идентифицировать, анализировать, оценить риски, которые, возможно, имеют место быть при проектировании, эксплуатации, транспортировании, хранении, утилизации машины. Надо признать тот факт, что технический файл гораздо шире идентифицирует риски, шкала снижения рисков гораздо глубже, по своему содержанию документ массивнее. Помимо этого, уважение вызывает основательный подход европейцев к безопасности и гораздо более тщательные требования к конструкции машины в плоскости безопасности. К примеру, просечной лист, смонтированный на рабочей площадке бурильщика, имеет специальную противоскользящую поверхность с отверстиями диаметром 20 мм. В Европе диаметр 20 мм просечного листа рабочей площадки недопустим, максимум 6 мм. Это вносит свои сложности в процесс сертификации, но они некритичны, в целом, нормативные документы очень похожи.

В связи с изложенным назревает вопрос взаимного признания протоколов испытаний по аутентичным текстам директив/регламентов. Одни и те же испытания машин и оборудования при пересечении границы Союзов приходится делать дважды: сначала по требованиям Евразийского союза, а потом по требованиям Европейского союза, и наоборот. Данная процедура стоит значительных временных и денежных затрат, при этом суть испытаний, объем и содержание, одни и те же. Таким образом, получается искусственный торговый барьер между странами. К примеру, буровая установка ZBO S15 прошла дважды одну и ту же процедуру подтверждения соответствия требованиям разных политико-экономических образований, но при этом с абсолютно одинаковыми техническими требованиями. Складывается впечатление, что этот искусственный барьер возведен как рычаг протекционистской, торговой войны между разными политикоэкономическими системами – Евразийским союзом и Европейским союзом. В результате противостояния потери несет бизнес, производители машин и оборудования.

Однако в отечественном законодательстве в области технического регулирования также существуют проблемы. Главными из них являются: несоблюдение принципов технического регулирования, множественные нарушения процедуры сертификации, чрезмерное количество аккредитованных органов, которые работают на положительный результат, а не на результат в целом, недостаточное осознание общества категорического соблюдения норм права, полный отказ государства от прошлого положительного опыта в области сертификации и стандартизации. В свое время была попытка целиком и полностью перестроиться под западную модель технического регулирования. Этого в полной мере достичь не удалось, как и не произошло интеграции с данной моделью. При этом старая схема технического регулирования была забыта.

Итак, европейский законодатель осознал невозможность осуществления технического регулирования отдельно от стандартизации. Учитывая сегодняшние тенденции развития техники и технологии развитых стран мира (одновременно имеет место быть как техническое регулирование, так и стандартизация (гостированность)), было бы оправданно появление гармоничного симбиоза между техническим регулированием и стандартизацией как взаимодополняющих областей.


г. Оренбург, пр. Победы, 118

+7 (3532) 756-814; +7 (3532) 754-267 (отдел продаж)

Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

www.zbo.ru

Журнал "Горная Промышленность" №1 / 2020, стр.58