Основные аспекты стратегии развития угольноэнергетического комплекса России

Ю.Н.Малышев, Президент НП «Горнопромышленники России», президент Академии горных наук, член-корр. РАН

Уголь - наиболее обеспеченный разведанными и промышленными запасами мировой топливный ресурс, который все ведущие страны мира используют для придания устойчивости национальной энергетике. В России уголь - важнейшая составляющая минерально-сырьевых богатств, на долю которого приходится четверть потенциальной ценности всего минерального сырья и до 80% прогнозных топливно-энергетических ресурсов, что гарантирует в стратегическом плане энергетическую безопасность страны. Это обстоятельство приобретает принципиально важное значение на фоне возрастающих сложностей обеспечения роста экономики углеводородами.

В результате спада геологоразведочных работ, особенно глубокого бурения, разведанные запасы нефти за последние 10 лет уменьшились в целом по стране на 9.5%, а в основном нефтедобывающем регионе - Западной Сибири - более чем на 16%. Продолжает ухудшаться структура разведанных запасов, более половины которых составляет трудноизвлекаемая нефть. Структура запасов газа в России, благодаря их высокой концентрации, более благоприятная, чем нефти, однако, также имеется тенденция увеличения доли сложных и трудноизвлекаемых запасов. Сокращение сырьевой базы добычи углеводородов становится объективным конкурентным преимуществом угля.


Отечественная угольная промышленность является единственной отраслью промышленности, где осуществлено коренное реформирование в рамках государственной программы реструктуризации. В процессе реструктуризации прекращена работа убыточных организаций, практически завершена приватизация угольных компаний. Экономические основы функционирования отрасли приведены в соответствие с рыночными принципами, достигнута наивысшая в истории угольной промышленности производительность труда, обеспечена рентабельность угледобычи.

Объем добычи угля в 2005 г. достиг 300 млн. т, что соответствует прогнозируемым уровням на 2008 и 2010 гг., соответственно, благоприятного и умеренного сценариев Энергетической стратегии развития России на период до 2020 года (ЭС2020).

При нормально действующей рыночной экономике цены на уголь в большинстве стран существенно ниже, чем цены на газ и нефтепродукты. Поэтому в мировой энергетике экономически выгоднее использовать уголь, а не другие виды топлива. Доля выработки электроэнергии на угле в США - стране с наиболее либеральной рыночной экономикой - составляет 52%, в Германии - стране с социально ориентированной рыночной экономикой - 54%. В Китае -стране с переходной экономикой, где удельный вес угольной энергетики составляет 72%, продолжается ускоренный ввод угольных электростанций (по одной станции в неделю) при цене 600 долл. за кВт.

Общая характеристика угольной отрасли России

В настоящее время по производству угля Россия занимает пятое место в мире после Китая, США, Индии и Австралии. Ее доля в мировой добыче составляет более 5%, а на мировом угольном рынке выросла до 12%. Благодаря беспрецедентно высокому уровню экспортных цен в 2003-2004 гг., особенно на коксующийся уголь в связи с растущим мировым производством металла, по экспорту угля Россия вышла на третье место в мире, причем прогнозные показатели «Энергетической стратегии России» превышены почти вдвое.

В то же время во внутреннем балансе топливопотребления доля угля, используемого ТЭС, начиная с 1980-х годов, сокращается и в 2005 г. составила всего 27.4%. При этом на долю газа приходилось 67.5%, на мазут - 4.6%. В целом же в отечественной электроэнергетике, с учетом атомных и гидравлических станций, на угле выработано менее 16% электроэнергии, а в Европейской части России доля угля в производстве электроэнергии составляет всего 5.4%.


Таким образом, оценка сложившейся ситуации в топливно-энергетическом балансе России свидетельствует о необходимости значительного повышения роли угля и как основного топливного ресурса, призванного обеспечить ожидаемый прирост выработки электроэнергии и тепла, и как гарантированной сырьевой составляющей при производстве продукции черной металлургии.

В угольной промышленности России по состоянию на 1 января 2006 г. действовали 236 угледобывающих организаций, в т.ч. 97 шахт и 139 разрезов, а также 40 обогатительных фабрик мощностью по переработке 119 млн. тонн.

Численность занятого в отрасли персонала составляла 328 тыс. человек.

Уголь потребляется во всех 88 российских регионах, но добывается лишь в 27 из них. Почти 80% рентабельно извлекаемых балансовых запасов сосредоточено в районах восточнее Урала (рис. 1). Это вызывает массовую перевозку угля, в основном из Восточной и Западной Сибири, которые направляют, соответственно, 30% и 20% своей продукции в другие регионы.

Основные угольные бассейны России

Кузбасс. Добыча угля по итогам 2005 г. составила 167.2 млн. т или 56.8% от общей добычи по России. На долю Кузбасса приходится более 83.3% добычи коксующихся углей. За последние 7 лет здесь введено 31 угледобывающее предприятие годовой проектной мощностью 44 млн. т и 7 обогатительных фабрик мощностью 21.7 млн. т. Благодаря исключительно высокому качеству кузнецких углей, более 39% угольной продукции направляется на экспорт.


Канско-Ачинский бассейн (КАТЭК). Добыча угля по итогам 2005 г. составила 36.5 млн. т. Расположенный в основном в Красноярском крае и частично в Кемеровской области, этот Центрально-Сибирский бассейн обладает крупными запасами бурого угля, залегающими на небольшой глубине. Добыча ведется на 6 разрезах суммарной производственной мощностью 42.7 млн. тонн. Основной проблемой, сдерживающей более полное использование имеющихся производственных мощностей и наращивание добычи угля, является «запертость» энергетических систем бассейна.

Крупнейшим предприятием России по добыче энергетических углей является ОАО «Сибирскаяугольно-энергетическая компания» (СУЭК), угледобывающие организации которой ведут добычу угля в Кузбассе, Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Объем добычи предприятиями СУЭК в 2005 г. достиг 84.4 млн. тонн.

В последние годы наращивается добыча угля в старейшем угольном регионе - Восточном Донбассе, на который приходится 95% добычи всех антрацитов страны. Шахты бассейна отличаются большой глубиной и сложными горно-геологическими условиями залегания пластов. В настоящее время добычу угля в бассейне ведут 15 угледобывающих предприятий.


Таким образом, характерной особенностью угольной промышленности России является удаленность центров добычи углей от регионов их потребления. Основной задачей развязки железнодорожной проблемы межрегиональных перевозок, связанной с дополнительными поставками углей на тепловые электростанции Урала и Центра, а также в морские порты является увеличение провозной способности, главным образом, в западном направлении, на 90 млн. т/год. Для увеличения экспорта запланированы модернизация и увеличение пропускной способности российских портов Восточный, Ванино, Усть-Луга, Мурманского глубоководного порта.

Мировые тенденции в сфере использования угля

Все авторитетные исследования перспектив мировой энергетики показывают, что в ближайшие 20 лет использование угля будет увеличиваться, причем его поставки могут осуществляться значительно надежнее нефтегазового топлива за счет широко диверсифицированных источников. По прогнозу Всемирного Института Угля (World Coal Institute) потребность в угле за предстоящие 25 лет возрастет на 50%.

По данным Мирового Энергетического Агентства к 2025 г. доля угля в производстве электроэнергии достигнет 38%, причем наибольший прирост потребления твердого топлива ожидается в Индии, Китае и других быстро развивающихся странах АТР. В прошедшем году Китай уже вышел на уровень добычи угля 2 млрд. т в год. Уголь будет оказывать все более значимое влияние на стабилизацию экономики также и развитых стран в связи с неопределенностью цен и объемов поставки углеводородов.


Последние четыре года существенно выросли объемы мировой торговли энергетическим углем, достигнув в 2005 г. 567 млн. т (рис. 2).

Всемирным Институтом Угля подготовлен доклад «Уголь - топливо XXI века». По консервативным оценкам института в связи с ростом потребления энергии в мире в первой половине века на 60% глобальный энергетический рынок со все большим интересом рассматривает уголь в качестве базового топлива.

Такая постановка вопроса аргументируется:

-    экономическим фактором, связанным с непрекращающимся ростом цен на углеводороды и неопределенностью с безопасностью их поставок из стран Ближнего Востока и России;

-    технологическим скачком последних лет, обеспечившим повышение производительности, КПД и улучшение экологических параметров котлов, работающих на угле;

-    возросшей способностью угля адаптироваться к требованиям Киотского протокола за счет внедрения чистых технологий сжигания угольного топлива;

-    равномерностью распространения ресурсов энергетического угля и, следовательно, большей стабильностью угольного рынка в сравнении с рынком нефти и газа. Вместе с тем, все более серьезной научно-технической проблемой в связи с ростом мировой энергетики становится технология улавливания вредных выбросов. По имеющимся данным существующая на сегодня технология «захвата» углекислого газа может увеличить стоимость электроэнергии угольной электростанции на 5-10 центов. Во многих случаях, прежде всего в развивающихся странах, такое удорожание неприемлемо. Кроме того, необходимо провести масштабные исследования по установлению характеристик подземных хранилищ и значительные геологоразведочные работы для выявления геологических структур, в которых можно было бы хранить углекислый газ. Эта проблема должна решаться энергетиками в тесном сотрудничестве со специалистами-горняками.


Во всяком случае, решение этой проблемы в ближайшие годы, по-видимому, должно стать объектом пристального внимание науки, бизнеса и контролирующих органов (экологического надзора).

Существенную роль в создании экологически чистого использования угля может иметь тенденция роста вертикальной интеграции угольного и энергетического бизнесов в мире. В табл. 1 приведены наиболее крупные примеры такой интеграции.

Угольно-энергетические компании с целью интеграции бизнеса создаются также в России. Например, ЛУТЕК в Приморском крае, организация которого существенно улучшила ситуацию с энергообеспечением этого региона. Кроме того, крупнейшими угольными компаниями России объявлены планы приобретения либо действующих электростанций, либо строительства собственных электростанций в Сибири.

Подводя итоги вышеизложенному, можно сослаться на утверждение ведущих энергетических организаций США, Японии и Европы, признающих невозможность развития мировой энергетики без возрастающих поставок угольного топлива. Иначе говоря, мировой рынок электроэнергетики находится на пороге перехода с газа на уголь, как наиболее доступный (и предпочтительный) для электростанций вид топлива.

Современная топливная «корзина» российской энергетики и прогнозы изменения ее структуры

В угольной отрасли России практически отсутствует научно-методический центр, способный в непосредственной связи с угольными компаниями и потребителями выполнить реалистичный прогноз потенциального внутреннего и внешнего спроса на угольное топливо до 2030 года.

Вместе с тем динамика текущего использования угольных ресурсов и логика мировых тенденций развития электроэнергетики свидетельствуют о том, что уголь, доля которого в топливно-энергетическом балансе России опустилась в настоящее время до исторического минимума, стоит на пороге принципиальных изменений. Все большее число специалистов, предпринимателей и представителей органов власти сходятся во мнении, что в общенациональных интересах должны быть созданы экономические предпосылки для роста потребления угля значительно более высокими темпами в сравнении с другими видами органического топлива. «Энергетической стратегией России на период до 2020 года» принят за основу прогноз такого роста потребления угля, соответственно, к 2010 г. на 35% и к 2020 г. - на 80%. Это означает завершение пресловутой «газовой паузы» и переход к газо-уголь-ной стратегии формирования топливно-энергетитческого баланса страны.

Прирост добычи по прогнозу будет определяться следующими территориальными приоритетами:

-    интенсивное развитие Кузнецкого и Канско-Ачинского бассейнов федерального значения;

-    умеренный прирост на месторождениях регионального значения Восточной Сибири, Дальнего Востока;

-    модернизация и ввод отдельных рентабельных шахт в Европейской части России - Восточном Донбассе и Печорском бассейне.

В период до 2020 г. в зависимости от сценария развития потребуется ввести 130-200 млн. т новых мощностей, из них в Кузнецком бассейне - 75 млн. т, в Канско-Ачинском -70 млн. тонн. По расчетам ИНЭИ РАН инвестиции в основной капитал должны при этом составить в 2006-2020 гг. 16-17 млрд. долл. США (без учета приобретения дорогостоящей зарубежной техники).


Главной задачей эффективного использования угольных ресурсов страны, обеспечения роста добычи и потребления угля, прежде всего, является увеличение его доли в структуре топлива тепловых электростанций с 30% в 2002 г. (базовый показатель на момент разработки ЭС2020) до 45% 2020 г. при снижении доли газа с 65 до 54%.

Однако, вопреки общемировой практике и несмотря на опережающий рост цен на газ в пределах намеченных стратегией значений (точка пересечения цен в т.у.т. газ-уголь достигнута в середине 2005 г.), в отечественной теплоэлек-троэнергетике сохраняется инерция и более того ориентация на вытеснение угля газом. За истекшие три года после утверждения Правительством ЭС2020 доля его использования снизилась с 30 до 25-27% с одновременным увеличением доли газа до 68-71%.

Абсолютные значения потребления угля в секторе электроэнергетики в последнее время также существенно не меняются, находясь в пределах 110-120 млн. т, а за вычетом экибазстузского угля - в пределах 85-95 млн. тонн (рис. 3).

Со времени утверждения ЭС2020 не начато строительство ни одного угольного генерирующего блока, а топливный баланс страны в сравнении с развитыми зарубежными странами все более деформируется. Германия, Великобритания, Япония используют газ в быту, химии, одновременно сооружая тепловые энергоблоки на импортном угле. Китай и в будущем ориентирует национальную энергетическую безопасность на уголь, Индия строит крупнейшую в мире угольную электростанцию мощностью 12 тыс. МВт. В нашей стране, даже в Сибири, самой богатой угольной провинции мира, 27 запроектированных на уголь энергоблоков либо останавливаются, либо переводятся на газ. Невзирая на то, что ориентация на газ как единственный источник топлива, делает всю энергосистему неустойчивой.

Таким образом, отсутствие действенного регулирующего влияния государства привело к тому, что реально складывающийся процесс формирования топливно-энергетического комплекса страны в последние годы имеет ярко выраженную противоположную прогнозам ЭС2020 направленность.

Более того, в последнее время появились утверждения энергетиков-экономистов о необходимости для использования угля внутри страны его четырехкратного удешевления в сравнении с газом (в Европе нормальным считается соотношение 1/1.5-2).

По прогнозу РАО ЕЭС цена газа, поставляемого на электростанции, составит в 2020 г. 52 долл. США за 1000 м3, что значительно ниже мировых цен (рис. 4).

При такой цене газа наша обрабатывающая промышленность имеет значительные конкурентные преимущества в сравнении с западными странами. Несмотря на это, внутренние цены на продукцию металлургии и машиностроения практически уже вышли на мировой уровень, а в ряде случаев превзошли его. Это одна из причин замедленной модернизации обрабатывающих отраслей, технологическое отставание которых все более увеличивается. Известно, что развитые страны «переболели» повышением цен на энергоресурсы и вышли на инновационный энергоэффективный прорыв.

В то же время цена энергетического угля внутри страны с учетом транспортных расходов и инфляции составит порядка 30-35 долл. США при курсе 33 руб. за доллар (табл. 2).

При этом предполагается, что рост цен на энергетический уголь будет сдерживаться на уровне инфляции, главным образом, за счет нейтрализации отрицательных факторов ростом инвестиций в модернизацию горного хозяйства и обновление горнодобывающей и транспортной техники. При этом будет выдержано предусмотренное ЭС2020 соотношение цен уголь-газ 1/1.5-1.8.

Издержки добычи угля в России не выше мировых. Более того, с учетом транспортных тарифов при сложившемся уровне цен экспорт энергетического угля из Кузбасса становится убыточным. Усиление протекционистских мер в условиях вступления в ВТО едва ли реально. Поэтому никакое четырехкратное удешевление угля по отношению к газу на внутрироссийском рынке ни технически, ни экономически не обосновано.

Обозначенная выше позиция РАО ЕЭС в части соотношения цен газ-уголь на деле означала бы дальнейшее резкое снижение потребления угля в большой энергетике, включая угледобывающие регионы, притом, что экспортные возможности ограничены. Последствия такой позиции уже проявились в текущем году. И если заданная реструктуризацией инерция ускоренного развития угольных компаний все еще сохраняется, то в основном за счет благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. В Европе спрос на каменный уголь растет и российский экспорт ограничивается лишь возможностями морских портов, провозной способностью железных дорог, растущими ежегодно тарифами на железнодорожные перевозки.

Надо также иметь в виду, что сегодняшнее пренебрежение тепловой электроэнергетики углем ведет не только к застою в развитии отрасли, но и к еще более резкому отставанию в развитии современной технологии его сжигания. Тогда как КПД использования энергетического потенциала угля на тепловых электростанциях США, Японии. ФРГ и других западных странах приближается к 50%, у нас он в лучшем случае остается на уровне 30%.

Еще более осложнится формирование оптимального топливно-энергетического баланса в случае реализации объявленного Росатомом намерения истребовать 60 млрд. долл. бюджетных средств на строительство 40 энергоблоков на ядерном топливе. В Европейской части страны атомная энергетика, естественно, должна развиваться, но в разумных границах, определенных «Энергетической стратегией».

На Зауральских территориях гораздо дешевле обошлись бы налогоплательщикам полная загрузка имеющихся и строительство новых угольных электростанций, также как возврат станций, сжигающих газ, на проектное угольное топливо. Предложения на этот счет по конкретным объектам с расчетами по дополнительному потреблению угля подготовлены. Государству не следует исключать применение экономических санкций в отношении электростанций, запроектированных на уголь, но сжигающих газ.

Только за счет этих мероприятий можно высвободить 41 млрд. м3 газа в год, частично направив его на экспорт в страны АТР и окупив таким образом все затраты на их осуществление. При этом следует иметь в виду, что расчетные инвестиции в сопоставимое наращивание мощностей по добыче угля впятеро меньше, чем для газа.

Для угольной отрасли чрезвычайно важное значение имеет сглаживание дифференциации цен в территориальном аспекте. Диапазон такой дифференциации чрезвычайно велик, достигая, например, по канско-ачинским углям 2.6 раза. Поскольку эта дифференциация прежде всего определяется затратами на транспортировку, чрезвычайно важно разработать и опираться на экономически обоснованные железнодорожные тарифы с учетом специфики угля как массового груза. В интересах железнодорожного транспорта наращивать объемы перевозок при снижении тарифов, поскольку за счет этого сокращаются удельные постоянные расходы железных дорог, не зависящие от объемов перевозимых грузов, которые в среднем занимают до 70% общих издержек.

Железнодорожные тарифы также определяют конкурентоспособность отрасли в целом. В среднем по стране издержки транспорта занимают в конечной цене угля более 27%, поставки на расстояние свыше 1200 км при сложившемся уровне цен делают перевозки угля нерентабельными. Так, например, при перевозке из Кузбасса в Московскую область цена угля возрастает с 370 рублей франко-шахта до 721 руб. за тонну на станции назначения. В соответствии с мировой практикой при дальности транспортировки свыше 1500 км следует применять эффективные понижающие коэффициенты. Существенно возрастают издержки за счет промежуточного погрузочно-транспортного звена между предприятием и железной дорогой - производственно-транспортных управлений. Целесообразно рассмотреть возможность их передачи в состав железных дорог.

В числе оперативных мер следовало бы рассмотреть директивное сезонное регулирование цен на конкурирующие виды топливно-энергетических ресурсов с целью создания в летний период на энергопотребляющих предприятиях более значительных резервов топлива. В качестве такого топлива предпочтительно рассматривать уголь, поскольку для его хранения не требуется сложных технических мероприятий. С этой целью следует ввести сезонные льготные тарифы на перевозку угля в летние месяцы.

Как и все сырьевые экспорториентированные отрасли, экономика угледобычи болезненно реагирует на устойчивое укрепление обменного курса рубля к доллару, что требует со стороны государства проведения чрезвычайно взвешенной валютной политики.

Научно-техническая политика

Научно-технический прогресс в отрасли: его задачи, возможности, пути реализации и возможное влияние на производство и экономику угледобычи детально рассматривались в рамках расширенных заседаний-конференций Высшего горного совета НП «Горнопромышленники России».

Технический и технологический уровень угольного производства является одним из сдерживающих факторов развития отрасли. Более чем на 60% изношены основные фонды. Действующий на шахтах парк очистного оборудования на 50% требует полной замены, а остальное оборудование изношено более чем на 70%. На разрезах из общего количества экскаваторов более 60% эксплуатируется со сверхнормативным сроком службы. Около 27% мощностей обогатительных фабрик находится в эксплуатации более 30 лет.

В настоящее время в связи с благоприятной конъюнктурой мирового рынка и концентрации финансовых средств угольно-энергетическими и угольно-металлургическими холдингами приобретение нового оборудования для шахт и разрезов осуществляется, по преимуществу, за счет собственных средств угледобывающих предприятий. Это по определению сужает фронт инновационных мер, ограничивая его наиболее финансово благополучными экспорто-риентированными компаниями. Вместе с тем, как показывает мировой опыт, решение задач обновления и технического перевооружения действующих угольных производств наиболее эффективно может быть осуществлено путем расширения лизинга оборудования. Представляется целесообразным учреждение и использование в качестве оператора лизинга государственной лизинговой компании с функциями размещения заказов на производство необходимого оборудования и последующей передачей его в лизинг предприятиям угольной отрасли.

Изменение производственной структуры отрасли, закрытие предприятий с особо сложными горно-геологическими условиями позволяет по-новому рассматривать задачи и возможности научно-технического прогресса в ближайшее 20-летие.

В рамках общей задачи обеспечения рентабельности и конкурентоспособности угольной отрасли важнейшей проблемой является совершенствование методов изучения и оценки ее минерально-сырьевой базы с выделением экономично извлекаемых запасов и максимально возможным использованием горной ренты, обоснование которой является важной задачей экономической науки.

С позиций удовлетворения потребности в топливе, рентабельности и повышения технического уровня естественной представляется ориентировка на интенсивную разработку уникальных угольных запасов Кузнецкого и Канско-Ачинского бассейнов, а также ряда месторождений с благоприятными горно-геологическими условиями и качественными углями Восточного Донбасса, Печорского бассейна, Восточной Сибири и Якутии.

Важным фактором ускорения технического прогресса в отечественной угольной промышленности является то обстоятельство, что большую часть (60%) балансовых запасов угля можно отрабатывать наиболее экономичным открытым способом с применением высокопроизводительной горной и транспортной техники.

Вместе с тем, требуется решение ряда сложных технологических проблем, связанных с ростом глубины разработки и объема вскрышных пород, таких как преимущественное использование для размещения вскрыши внутрикарьерного пространства, непрерывный транспорт горной массы, эффективное проветривание.

В этих условиях развитие открытого способа добычи будет основано на переоснащении разрезов высокопроизводительной горнотранспортной техникой непрерывного и цикличного действия, внедрении прогрессивной циклично-поточной и поточной технологии.

В настоящее время определены перспективные комплексы для циклично-поточной и поточной технологий для перспективных действующих и новых разрезов, причем, как показывает анализ, они проектируются практически с предельно возможными параметрами технологии, экскавационного и транспортного оборудования.

Для отработки пластов Канско-Ачинского бассейна и других месторождений со слабыми перекрывающими породами разрабатываются автоматизированные комплексы на основе горного и транспортного оборудования непрерывного действия, обеспечивающие поточные схемы добычи угля и размещение пород вскрыши в выработанном пространстве. Эти технические решения позволяют достичь самых высоких показателей в угольной промышленности, особенно по производительности труда.

Наиболее глубокие и масштабные изменения произойдут в производственной структуре и технологии подземного способа добычи угля. Развитие технологии очистных работ при подземной добыче будет связано с преимущественным использованием длинных очистных забоев, оборудованных механизированными комплексами, в основном отечественного производства, а также короткозабойной техники с применением комбайнов непрерывного действия и самоходных средств транспорта угля. Очистные комплексы, собираемые из типовых блоков, будут изготавливаться по индивидуальным проектам, адаптированным к конкретным горно-геологическим условиям шахты, пласта, лавы.

Создаваемые комплексы должны обеспечивать выемку полосы угля со скоростью подачи комбайна 15-20 м/мин., что возможно только на основе новых критериев прочности, производительности и надежности. Существенно повышается ресурс всего забойного оборудования с тем, чтобы на весь срок службы исключить его выдачу на поверхность для перемонтажа и капитального ремонта.

В области заблаговременной подготовки шахтного поля к безопасной отработке разработан комплекс способов, из которых наиболее эффективный - дегазация углепородной толщи.

Предварительная дегазация угольных пластов является радикальным средством предотвращения опасных скоплений метана в рабочем пространстве шахт, снижения выбросоопасности и снятия ограничения нагрузки на лаву по фактору проветривания.

В последнее время в самостоятельное научно-техническое направление большого народно-хозяйственного значения выделилась проблема извлечения метана из неразгруженных пластов угольных месторождений. По этой проблеме в рамках федеральной программы «Недра России» разрабатывается комплексный межотраслевой проект «Углеметан».

В угольных бассейнах страны содержится не менее 60 трлн. м3 метана - это почти 30% ресурсов традиционных газовых месторождений страны и около половины мировых запасов (113 трлн. м3) метана в угольных пластах. Основная углеметановая база страны - Кузбасс, в недрах которого до глубины 1800 м содержится до 13 трлн. м3 газа. При этом большая его часть сосредоточена в гигантских месторождениях с плотностью ресурсов метана, достигающей 600-1200 млн. м3/км2. Это в 4-5 раз выше, чем в известном, уже освоенном месторождении Сан-Хуан, США.

К настоящему времени на Ерунаковском месторождении Кузбасса пробурены и исследованы пилотные разведочные скважины, которыми подтверждены проектные данные по угленосности, характеристикам угольных пластов, их мета-ноносности. Вместе с тем проблема повышения газоотдачи неразгруженной углепородной толщи требует дальнейшего изучения. С учетом мировой практики инновационной деятельности в этих целях целесообразно создание специальных опытно-промышленных полигонов в Кузбассе, Печорском бассейне и Восточном Донбассе.

Принципиально важное значение имеет развитие отечественного горного машиностроения до уровня фирм JOY, DBT, Caterpillar и ряда других, которые, в связи с кризисным положением на большинстве заводов угольного машиностроения России, стали доминирующими на российском рынке горного оборудования. Чтобы выйти из этого зависимого состояния, по-видимому, необходимо принятие специального постановления Правительства по развитию машиностроительной отрасли.

Конечно, оно должно носить иной, чем раньше, рыночный характер. Прежде всего, решения вопросов участия Государства в хеджировании риска инвесторов в отечественные инновации, учета финансового обеспечения инновационных потребностей отрасли. Ведь за счет минерально-сырьевого комплекса формируются все государственные резервы и страховые фонды. Необходимо отладить в целом процесс инноваций, ведь пока его некому организовать. Отсутствует пилотный и масштабный инновационный проект, куда бизнес и государство могли бы вложить деньги, типа «шахта (разрез) будущего».

Реальнее всего эти проблемы могут быть решены через организацию техно-парка с соответствующими государственными преференциями в рамках законодательства о специальных экономических зонах. Причем не только для угля, а минерально-сырьевого комплекса в целом, имеющего во многом единые технологии.

Наилучшие предпосылки для воплощения этой идеи имеются в Кемеровской области, ее реализация поддерживается губернатором А.Г. Тулеевым. Задача состоит в том, чтобы через 2-3 года освоить выпуск выемочно-очистных комплексов, проходческого, электротехнического оборудования действительно нового поколения, тем самым выйти на современные технические параметры и высокое качество по приемлемой цене.

Комплексная реализация данных направлений технического прогресса в благоприятных горно-геологических условиях позволит многократно увеличить интенсивность производства, в 3-4 раза поднять производительность труда рабочих (рис. 5) и стабилизировать издержки производства.

В сопряженных отраслях необходимы научно-технические и проектные решения по развитию сильных связей по передаче электроэнергии и трубопроводному транспорту из Сибири на запад и восток страны. В их числе возобновление работ по линиям электропередачи сверхвысокого напряжения и трубопроводному транспорту плотной водоугольной суспензии - российского нового топлива (при содержании воды до 30%). Опробованы его водоугольная и водомазуто-угольная комбинации. При должном внимании оно способно составить конкуренцию природному газу и мазуту в большой электроэнергетике и коммунальных котельных, прежде всего, по экологическим параметрам. В Китае сегодня ежегодно используется свыше 10 млн. т такого топлива.

Устранение серьезных, экономически неоправданных, деформаций топливной «корзины» российской энергетики и направления изменения ее структуры требуют усиления регулирующих импульсов со стороны Государства. Самым действенным механизмом влияния должно стать совершенствование нормативно-правовой базы. При этом возможные меры государственной правовой поддержки угольной отрасли во многом идентичны общим направлениям формирования государственной промышленной политики. Это:

- придание прогнозам социально-экономического развития страны и его базы - топливно-энергетического баланса - значения нормативного акта;

-    обеспечение эффективного контроля Государства за политикой цен естественных монополий, в том числе введение гибкого механизма формирования железнодорожных тарифов;

-    развитие современной транспортной сухопутной, портовой и морской инфраструктуры;

-    создание условий для формирования благоприятного режима инвестиционной и инновационной деятельности.

Динамика и прогноз изменения цен на первичные энергоресурсы

Предполагается, что намеченное увеличение доли угля может быть реализовано при оптимальном соотношении цен внутреннего рынка на газ и уголь: по расчетам оно должно составить в 2010 году 1.4/1 (цена на природный газ 45 долл. США/т.у.т., на уголь - 32 долл. США/т.у.т.).

Вместе с тем, в ходе рыночных преобразований в угольной отрасли возник ряд новых проблем. Большинство организаций отрасли находятся в сложном финансовом положении. Значительная финансовая помощь государства требуется для завершения строительства программных пусковых объектов, технических работ по закрытию шахт, выполнения социальных и экологических обязательств по программам местного развития шахтерских городов и поселков, связанных с массовой ликвидацией шахт.

Объемы инвестиций на развитие отрасли по инновационному пути развития в период 2006-2020 гг., включая техническое переоснащение производства, реконструкцию, строительство угледобывающих предприятий и обогатительных фабрик нового технического уровня в значительной мере зависят от создания эффективного отечественного оборудования. В случае сохранения ориентации на зарубежную технику приведенные выше инвестиции могут возрасти на 25-30%. В этом случае по расчетам из своих средств угольные компании будут в состоянии, как минимум, покрыть порядка 20% потребности в инвестициях.

Для привлечения масштабных инвестиций в конкурентные секторы угольной промышленности необходимы федеральные меры государственной поддержки строительства новых современных шахт и разрезов, и, в первую очередь, в части организации лизинга новой техники.

Государству необходимо использовать механизм соотношения цен, адресных программ поддержки инвестиционных проектов по модернизации и строительству угольных электростанций для увеличения потребления угля и высвобождения ресурсов газа. И вынужден еще раз подчеркнуть, что данном случае не следует исключать применение экономических санкций в отношении электростанций, запроектированных на уголь, но сжигающих газ.

Важнейшими мерами экономического стимулирования увеличения платежеспособного спроса на угольную продукцию являются опережающий рост цен на природный газ и стабилизация в соответствии с темпами инфляции существующих цен на уголь при условии регулирования транспортной составляющей в цене конечного потребления. В этом случае соотношение цен в условном топливе газ-энергетический уголь изменяется с 0.62 (в 2001 г.) до уровня 1/1 (в 2005 г.) (равенство цен достигнуто в июне 2005 года) и до 1/1.4 в 2010 г. При намечаемом уровне цены на внутреннем рынке на природный газ в 2010 г. 45 долл. США/т.у.т. цена угля соответственно может составить 32-35 долл. США/т.у.т. (в сравнении с 20 долл. США/т.у.т. в 2001 г.). Кроме ликвидации диспропорции цен на газ и уголь, существует ряд других проблем финансового оздоровления отрасли, которые требуют своего разрешения на государственном уровне. Наиболее важные из них - реструктуризация унаследованной кредиторской задолженности перед бюджетами и внебюджетными фондами различных уровней, тарифная политика естественных монополий, а также оптимизации налогообложения.

Выводы

Несмотря на кардинальное реформирование отрасли в ходе реструктуризации, основные задачи интенсификации ее дальнейшего развития, определенные «Энергетической стратегией России на период до 2020 года», реализуются не в полной мере. Мониторинг хода выполнения основных параметров стратегии в области угля со стороны Правительства, особенно в сфере развития внутреннего рынка угольной продукции, был недостаточно эффективен.

В этой связи создание Правительственной комиссии по вопросам топливно-энергетического комплекса и воспроизводства минерально-сырьевой базы под председательством М.Е. Фрадкова должно существенно улучшить ситуацию в сфере государственного регулирования новой энергетической политики, обеспечения национальной энергетической безопасности.

Ключевая проблема стратегии - топливно-энергетический баланс - не может быть предметом недобросовестной конкуренции и торга угольщиков, газовиков и энергетиков, как субъектов монопольного рынка энергоресурсов. Вопросы прогнозирования и регулирования топливно-энергетического баланса должны решаться на законодательном уровне и только исходя из долговременных общенациональных интересов.

Угольная отрасль в ресурсном, производственно-технологическом и экономическом отношении будет готова к прогнозируемому замещению газа в электроэнергетике с учетом того, что к 2006-2010 гг. сформируются государственно-правовые и социально-экономические механизмы ее рыночного саморазвития на основе собственных финансовых средств и заемных инвестиционных ресурсов, целевой государственной политики экономического стимулирования увеличения платежеспособного спроса на угольную продукцию. Таким образом, ключевые проблемы обеспечения прогнозируемых исключительно высоких темпов развития угольной отрасли состоят в формировании соответствующих объемов и источников инвестиций, целенаправленном изменении структуры внутреннего потребления топлива, в оптимизации соотношения цен на уголь и газ.

В целом условия реализации потенциала угольной промышленности России зависят от трех стратегических возможностей:

-    значительное и на длительный период времени расширение внутреннего рынка через приоритетное использование угля в электроэнергетике;

-    поиск и внедрение механизмов, которые позволили бы защитить экспорт российского угля от неблагоприятных колебаний конъюнктуры мирового рынка;

-    масштабные инвестиции в рост производительности и в обеспечение реальной безопасности труда угольщиков, т.е. это технологическая модернизация отрасли по самым современным образцам.

Если все эти возможности реализовать, то угольную промышленность России ждёт большое будущее. Её образ как депрессивной, социально проблемной и отсталой отрасли будет забыт навсегда.

Журнал "Горная Промышленность" №3 2006