Вековые исторические связи горняков России и Германии 2 часть

Н.К. Гринько, горный инженер, д.т.н., профессор;

В.Д. Грунь, горный инженер, к.т.н., член Союза писателей России;

В.Г. Лунев, горный инженер, к.т.н.

Окончание. Начало в №6 (106)/2012

Говоря о начальной эпохе развития горного дела в России, необходимо вспомнить имя другого знаменитого немца Иоганна Вильгельма Шлаттера (Iohann Wilhelm Schlatter), родившегося в 1708 г. в Берлине и умершего в 1768 г. в СанктПетербурге.

И.В. Шлаттер приехал с отцом в Россию в 1719 г. и посвятил около 50 лет своей жизни развитию российской горной науки. Государственную службу начал в 1722 г. (в возрасте 14 лет!) пробирным мастером в Берг-Коллегии, и далее продвигался по служебной лестнице, став в 1760 г. президентом Берг-Коллегии.

Под авторством И.В. Шлаттера в 1760 г. был издан труд под названием «Обстоятельное наставление рудному делу... с прибавлением о добывании каменного уголья» (полное название труда занимает всю титульную страницу). Сочинение Шлаттера отличалось систематичностью и последовательностью изложения, детальным описанием технических достижений, отражающих уровень горной техники в XVIII веке. Считается, что это первая опубликованная в России книга, посвященная исключительно горному делу (без геологии и металлургии) [6].Гора Благодать расположена на восточном склоне Уральского хребта рядом с городом Кушва (фото 1910х годов)

Гора Благодать расположена на восточном склоне Уральского хребта рядом с городом Кушва (фото 1910х годов)

Иоганн Вильгельм Шлаттер в России настолько обрусел, что еще при жизни его именовали Иваном Андреевичем, под этим именем он так и остался в биографических описаниях. Одним из наиболее ярких примеров жизни и деятельности обрусевших немцев является род Канкриных. В 1785 г. в России был издан перевод многотомного труда Франца Людвига Канкрина (1738–1816) «Первые (начальные) основания искусства горных и соляных производств. Книга была написана еще в Германии, а ее автор в 1783 г. был приглашен в Россию на должность директора Старорусского соляного завода, став при этом членом Горного совета. Занятие горным делом для рода Канкриных было потомственным. Отец Франца бергмейстер И. Канкрин управлял рудниками в княжестве Гессен. Сын Франца Канкрина Георг сделал в России блистательную карьеру. Известный в нашей истории под именем Егора Францевича, он в 1823–1844 гг. занимал должность министра финансов России. При Е.Ф. Канкрине управление горной промышленностью перешло в ведение этого министерства.

 


 

В то же время, далеко не все иностранцы, служившие в России, показывали примеры ревностного служения горному делу. В 1736 г. в период царствования императрицы Анны Иоанновны (1693–1740, царствовала с 1730 г.) государственная Берг-коллегия была упразднена, а управление горно-заводскими промыслами было передано в ведение Генерал Берг-Директориума. Этот новый орган управления учреждался на правах коллегии, не был подотчетен Сенату, его деятельность зависела только от главы государства.

Канцлер Бирон, фаворит императрицы, поставил на должность руководителя нового ведомства своего человека – приглашенного из Саксонии обер-берггауптмана Курта Александра фон Шемберга [7]. Вскоре после своего назначения, Шемберг, не без содействия Бирона, подал прошение на имя Анны Иоанновны. В прошении он указывал, что казенные рудники и заводы следовало бы передать в частные руки, и только в этом случае государственная казна будет иметь больше прибыли. Прошение завершалось просьбой передать горные производства ему, Шембергу (понятно, что и Бирону).

Вслед за этим, последовало высочайшее решение о том, что горные заводы не возбраняется отдавать частным компаниям, в которых могут участвовать и государственные чиновники. Шемберг стал собственником целого ряда горных промыслов, в том числе сказочно богатой уральской горы Благодать (в XVIII – начале XX века это было крупнейшее в мире месторождение магнитного железняка). Мало того, Шембергу удавалось постоянно получать специальные субсидии на «развитие производства».

Историк Костомаров по поводу этого исторического факта заметил, что последствия такой «приватизации» не замедлили сказаться – «...все заводы пришли в полный упадок и расстройство» [8]. Результаты «заботы» Шемберга о российской промышленности впечатляют. Приводятся данные, что долг его компании казне составил порядка 400 тыс. рублей [9].

Отметим, что вся эта «благодать» для Шемберга длилась недолго. В 1742 году, уже при императрице Елизавете Петровне (1709–1762, царствовала с 1741 г.) все заводы у Шемберга были отняты, а его самого отдали под суд. Имея негласную поддержку сановных чиновников, которых Шемберг щедро «подкармливал», он пробыл в тюрьме всего один год, получил свободу и позволение возвратиться в Саксонию.

 


 

Не только немцы-горняки приезжали работать в Россию. Шел и обратный процесс – русских направляли учиться наукам в Германию. Правда, этот процесс шел в малых масштабах.

В сентябре 1736 г. трое русских молодых людей, среди них Михайло Ломоносов, отплыли на корабле, следовавшем из Кронштадта в Германию, куда они были посланы изучать математику, физику, химию и философию в Марбургском университете, а также постигать тонкости геологии, горного дела и металлургии во Фрайбергской горной академии.Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765)

Михаил Васильевич Ломоносов (1711–1765)

С большими приключениями, отучившись в Германии и вернувшись в Россию в 1741 г., М.В. Ломоносов продолжил научные изыскания в области горного дела. В письме к В.Н. Татищеву в 1749 г. Ломоносов писал: «Главное мое дело есть горная наука, для которой я был нарочно в Саксонию посылан...».

М.В. Ломоносов написал замечательные трактаты и руководства по минералогии, металлургии и горному делу. В 1763 г. была издана его книга «Первые основания металлургии, или Рудных дел».

 


 

В отечественной истории найдется немало примеров использования методов военизированного государственного управления. Одним из таких примеров является опыт управления горной промышленностью России на начальном этапе развития отрасли в XVIII–XIX веках. Уже с началом деятельности Приказа рудокопных дел, а затем Берг-Коллегии полагалось, что горное дело имеет непосредственную связь с артиллерией и инженерными войсками – горные заводы и строились в первую очередь для производства артиллерийских орудий и снарядов. Поэтому первыми горными администраторами часто назначались офицеры – артиллеристы и саперы. Все они пользовались преимуществами воинской службы и носили военные мундиры [10].

В 1722 г. Петром I законодательно была утверждена «Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных» («Табель о рангах»). Все чины «Табели о рангах» делились на четырнадцать классов (каждому классу приписывался чин). С 1734 г. находившимся на службе в горном ведомстве чиновникам – офицерам, соответственно их военным чинам по «Табели о рангах» были даны особые названия классных горных чинов (см. таблицу).

За основу была взята иерархия горных чинов по немецкому образцу с использованием немецкой терминологии: от шихтмейстера (XIII–XIV класс) до обер-берггауптмана (IV–V класс). До высших генеральских чинов (I–III классов) горные чиновники обычно не могли дослужиться.

Известен только один пример присвоения более высокого чина: действительным тайным советником (II класса) был Александр Андреевич Иосса – главный начальник Уральских заводов (в период 1863–1870 гг.), находившийся в горной службе свыше 60 лет.

По немецкому образцу именовались не классные горные чины и должности мастеровых и рабочих: унтер-шихтмейстеры, различные штейгеры и подштейгеры (по профессиям на горных работах), шмельцеры при плавильных печах и т.д. Горнорабочие и приписные горнозаводские крестьяне Алтая и Урала относились к немецким названиям горных чинов с насмешкой. «Бергайера» (от нем. Berghauer – забойщик по породе, горнорабочий, рудокоп) они называли «бергалами», горного мастера (штейгера) презрительно – «щёгарем».

По опыту Германии в России была введена форменная одежда офицеров-горняков, а позже и гражданских чинов.

В парадной форме одежды немецких горняков преобладали черный и зелёный цвета – символические цвета горного дела: черный цвет символизирует темноту подземного мира, зеленый – леса и поля на поверхности земли. В саксонских рудниках необходимой принадлежностью парадной одежды рудокопа был нож, наподобие кортика. Он указывал на место рудокопа в горняцкой табели о рангах: ученику полагался один нож, забойщику – два ножа.

О форме одежды российских горных чинов до царствования Елизаветы Петровны мало известно, имеются лишь отдельные реконструкции [10]. Только в 1755 г. для горных чиновников были установлены специальные мундиры с подробным описанием всех элементов одежды для каждого военного чина. Впрочем, рассказ об эволюции форменной одежды горняков в России – это уже другая история.

 


 

Крупный вклад в исследование и описание природных ресурсов России внес Петер Симон Паллас (1741–1811). В Россию его, уже снискавшего известность в Европе, как разностороннего ученого-естествоиспытателя, пригласила императрица Екатерина II (1729–1796, с 1762 г. императрица российская). Имя Палласа связано с крупнейшими в тот период научными (т.н. «академическими») экспедициями в 1768–1774 гг. в Поволжье, Урал и Сибирь.Петер Симон Паллас

Вместе с Палласом в экспедициях по Уралу принимал участие российский академик И.И. Лепехин (1740–1802) – автор описания многочисленных мест добычи полезных ископаемых, геологических особенностей месторождений, свойств добываемых руд и т.п. [6]. Побывал Паллас, вместе с другим российским академиком немецкого происхождения С.Г. Гмелиным (1774–1774), в экспедиции по Югу России, в том числе в области Войска Донского (С.Г. Гмелин – племянник другого известного российского академика немецкого происхождения И.Г. Гмелина (1709–1755) – исследователя Сибири). Результатом этой экспедиции стали первые описания геологического строения, месторождений ископаемого угля и железных руд в районах «Донецкого кряжа».

П.С. Паллас, единственный от имени российской науки, был представлен в первом международном общественном объединении ученых и специалистов горного дела «Общество горного дела», созданном в Европе в 1786 году. Уникальность истории создания и деятельности этого общества состоит в том, что к его созданию были причастны выдающиеся ученые и деятели эпохи Просвещения, что свидетельствовало об огромном интересе к горному делу.

С детальным научным изучением каменноугольных месторождений Московского, Донецкого, Домбровского и других угольных бассейнов связано имя другого выдающегося немца российского происхождения Георга ( Григория Петровича) фон Гельмерсена (1803–1885) – основоположника российской геологической службы. Родившись в Эстляндии (историческое название северной части Эстонии), получив здесь среднее и высшее образование, далее он продолжил обучение в Германии, где изучал геологию и горное дело.

Возвратившись в Россию, занимался преподавательской деятельностью в Корпусе горных инженеров (Горном институте) в Петербурге, был директором этого учебного заведения. На склоне лет, в 1882 г. был назначен руководителем Императорского геологического комитета. Под его руководством была составлена первая геологическая карта Европейской части России.

 


 

Немалый список имен горных инженеров и промышленников немецкого происхождения связан с историей российской угольной промышленности. Ниже мы расскажем о некоторых из них.

С изучением, разведкой и разработкой каменноугольных месторождений Сахалина связано имя российского немца Алексея Петровича Кеппена (1841 – о дате смерти нет данных, известно, что с 1912 г. проживал в Париже). А.П. Кеппен – один из поколения рода Кеппенов, приглашенных в Россию еще в эпоху Екатерины.

В 1861 г. окончил с золотой медалью горный институт в Петербурге. В 1870 был командирован на Сахалин, где наладил добычу каменного угля для нужд Тихоокеанской эскадры, автор книги «Остров Сахалин: Его каменноугольные месторождения и развивающаяся на нем каменноугольная промышленность (издана в 1875 году). Имя Кеппена неоднократно упоминается в очерке А. П. Чехова «Остров Сахалин». После Сахалина работал в Петербурге в Горном департаменте Министерства финансов, принимал участие в работе правительственных комиссий по решению вопросов развития угольной промышленности, развития железнодорожного транспорта для перевозки угля, безопасности работ в каменноугольной промышленности, активно занимался научно-просветительской деятельностью.

 


 

Известный в Российской империи горный инженер и горнопромышленник Александр Андреевич Ауэрбах (1844–1915), по нашему мнению, один из ярких примеров социально ответственного предпринимателя в истории российского капитализма до 1917 года. Его предки были родом из Саксонии, а его прадед участвовал в русско-шведской войне 1788–1790 гг., в офицерском звании вышел в отставку и остался в России.

В раннем возрасте А.А. Ауэрбах увлекся геологией, и со временем это увлечение превратилось в желание стать горным инженером. В 1863 г. Александр оканчивает Горный институт в Петербурге [11].

Его тянет к научно-преподавательской деятельности, но деловые способности и предприимчивость берут вверх: уже в 1870 г. он возглавляет разработки каменноугольных копей французской компании Sosiete Miniere et Industrielle в Подмосковье, а затем и в Донбассе.

В 1881 г. А. Ауэрбах был приглашен на должность управляющего медеплавильными заводами в Богословский округ Пермской губернии, где он творчески и изобретательно организует разработку железорудных месторождений.

В 1885 г. он создает «Товарищество ртутного производства А. Ауэрбах и К°», становится основателем ртутного дела в России. Его называли еще «ртутным королем» России. Не забывает он и угольную промышленность, владея каменноугольными копями.

Впервые побывав в Донбассе, увидев тяжкую жизнь горнорабочих, Ауэрбах с горечью отмечает – «Помещения, в которых в то время жили шахтеры, были поистине ужасны: у хорошего помещика скот помещался лучше, чем несчастные шахтеры, жившие в землянках..., но и этих отвратительных помещений, несмотря на то, что они стоили грош, бывало недостаточно, и зачастую на одних и тех же местах ночью спала дневная смена, а днем ночная» [12]. Поэтому, где бы не работал А. Ауэрбах, он заботливо относился к труду и жизни горнорабочих, строил жилье для семейных, благоустроенные казармы для холостых, проводил электричество, водопровод и канализацию, обеспечивал бесплатно пайковым углем и лекарствами и др.

А. Ауэрбах являлся одним из основателей «Съезда горнопромышленников Юга России», был самым заметным членом этой организации.

Одним из председателей Совета съездов горнопромышленников России был другой известный немец российского происхождения Николай Федорович фон Дитмар (1865–1919).

Выпускник Петербургского горного института фон Дитмар известен как крупный предприниматель в области горного дела и железнодорожного транспорта. Он входил в правление Новосильцевского каменноугольного товарищества, Донецко-Грушевского товарищества каменноугольных и антрацитовых копей, был председателем комитета Харьковской каменноугольной и железоторговой биржи и др. В период Первой мировой войны входил в состав «Особого совещания по обороне государства», созданный в 1915 году, в 1917 г. – в состав Экономического совета при Временном правительстве. Примкнул к «белому движению», но эмигрировать за пределы коммунистической России не успел: умер от тифа в Харькове в 1919 году.

 


 

Сегодня уже нет той всемирно известной горной промышленности Германии. Некоторые добывающие отрасли практически исчезли (железорудная, меднорудная, урановая). Сокращается даже роль каменноугольной промышленности; растет потребление импортного, более дешевого сырья (последняя угольная шахта в Рурском бассейне должна быть закрыта в 2017 году).

Однако Германия по-прежнему остается ведущей горнопромышленной страной мира, специализирующейся на производстве горнодобывающей техники, обучении специалистов-горняков, консалтинге, внедрении своих горняцких «ноу-хау» в различных странах мира.

С приходом современности прочные многовековые связи горняков Германии и России развиваются и укрепляются. На российском рынке присутствует и успешно работает целый ряд широко известных немецких компаний-поставщиков технологий и оборудования; есть компании, оказывающие консультационные и инжиниринговые услуги по различным аспектам горных проектов.

Научно-технические контакты между нашими странами в угольной отрасли получили импульс к развитию после IX Всемирного горного конгресса, состоявшегося в 1976 году в городе Дюссельдорфе. Здесь впервые после 1940-х – 1950-х годов советские специалисты ознакомились со всеми достижениями горной промышленности Германии, мощью и новизной производимого горнодобывающего оборудования.Горнопромышленный ландшафт. Земля Саар, Германия (1934 г.)

Горнопромышленный ландшафт. Земля Саар, Германия (1934 г.)

Буквально через несколько лет на шахтах Украины и Ростовской области была внедрена технология струговой выемки, были приобретены в Германии десятки струговых комплексов. В тот период сотрудничество было взаимовыгодным. Так, всемирно известная фирма «Хемшайдт» для механизации добычи угля с крутопадающих пластов приобрела механизированный агрегат АК-3, разработанный конструкторами института «Гипроуглемаш».

С наступлением в России рыночных отношений, начатой реструктуризацией угольной промышленности, образовался пробел в подготовке молодых руководителей угольных предприятий. В 1995 г. было создано Совместное Предприятие ЗАО «Центр-кадры-уголь», учредителями которого стали Академия народного хозяйства при Правительстве РФ, фирма DMT GmbH & Co. KG (Германия) и др. Генеральным директором был горный инженер Н.К. Гринько. Более 200 молодых горных инженеров, прошли обучение и стажировку в Германии. Многие из них стали руководителями предприятий в Кузбассе, Воркуте, на Урале.

Другой пример эффективного сотрудничества в контексте исторической связи угольщиков Германии и России. В 30 странах мира, в том числе и России, оказывает консультационные и инжиниринговые услуги компания Montan Bildungsund Entwicklungsgesellschaft mbH (MBEG), дочернее предприятие концерна MIBRAG. Концерн MIBRAG – основанный на базе предприятий, традиционно в течение многих веков добывающих бурый уголь в Средней Германии (исторический горный регион – земли Саксония-Анхальт и Тюрингия) – одно из трех самых крупных буроугольных предприятий Германии. Интересно, что бессменный исполнительный директор компании MBEG, г-н Торальф Клем – выпускник Московского Горного Института, в котором он обучался как студент из ГДР. Кстати, в компании MIBRAG есть и другие горные инженеры, обучавшиеся в свое время в СССР.

В заключение отметим, что в мероприятиях, посвященных году Германии в России, часто упоминаются имена двух великих немцев – Иоганна Гуттенберга (1400–1468), основателя европейского книгопечатания и Альбрехта Дюрера (1471–1528) – великого графика и живописца. И тот и другой имели косвенное отношение к горному делу. Гутенберг родился в старинном горняцком городе Майнце, а отец Дюрера был золотых дел мастером. К этим выдающимся деятелям культурной истории Германии в нашей стране относятся с большим уважением.

 


 ЛИТЕРАТУРА:

1. Ключевский В. О. Сочинения в 9 т. Т. 1, М. 1987.

2. «Памятная книжка для русских горных людей». СПб, 1862. Очерк «История основания рус" ских горных заводов».

3. Заблоцкий Е.М. Немцы в развитии горного дела дореволюционной России. В кн. : «Немцы Рос" сии». Энциклопедия. Т. 1. 1999.

4. Корепанов Н. Блюер, Блиер (Bluer) Иоганн Фридрих (Иван Иванович) // Немцы России. Энцик" лопедия. Том 1. М., 1999. с. 217.

5. Кузьмин А. Татищев. «Молодая Гвардия», М. 1999.

Журнал "Горная Промышленность" №1 2013, стр.6