Родился горняком: Давиду Родионовичу Каплунову - 85 лет

22 июля 2019 г. исполняется 85 лет одному из ведущих ученых-горняков современной России – Давиду Родионовичу Каплунову, чл.-корр. РАН, Заслуженному деятелю науки и техники России, академику Академии горных наук (АГН) и Российской академии естественных наук (РАЕН), профессору, доктору технических наук и лауреату многих правительственных премий. Юбиляр – сегодня активно действующий научный работник, педагог, эксперт. Д.Р. Каплунов – научный руководитель отдела теории проектирования комплексного освоения недр (ИПКОН РАН), председатель Экспертного совета по проблемам разработки месторождений твердых полезных ископаемых ВАК Минобрнауки РФ.

В преддверии юбилея редакция журнала «Горная промышленность» обратилась к Давиду Родионовичу с просьбой ответить на ряд вопросов, посвященных его жизни и деятельности. Наша беседа проходила в Институте проблем комплексного освоения недр им. академика Н.В. Мельникова Российской академии наук (ИПКОН РАН) в служебном кабинете юбиляра.

Уважаемый Давид Родионович, давайте начнем с истории. Вы потомственный горный инженер и ученый. Каким Вам запомнился отец Родион Павлович Каплунов (1904–1975), имя которого осталось в истории горного дела?

– Мой отец родился на Смоленщине в сельской местности, дед был техническим специалистом по лесопользованию. По настоянию своего родителя мой отец поступил в Московскую горную академию (МГА), которая создавалась для подготовки горных специалистов, из технической рабочей среды. По пути в приемную комиссию МГА, на Калужской площади, отец случайно познакомился с Женей Шешко (Евгений Фомич Шешко), ставшим через годы видным ученым в области открытой добычи полезных ископаемых. Дружба отца и Е.Ф. Шешко сохранилась на всю жизнь.

В 1926 г. отец окончил МГА и отправился работать по специальности на железорудные шахты Кривбасса: в те времена жизнь молодого специалиста, как правило, начиналась с практической деятельности. Рекомендацию на работу в Кривбасс отцу дал знаменитый ученый-геолог и писатель-фантаст академик В.А. Обручев, преподававший тогда в МГА.

Как горный инженер, отец в Кривбассе поднимался по служебной лестнице и вырос до главного инженера одного из рудников. Здесь в Кривом Роге он женился на очень красивой молодой девушке, будущей моей маме, которая до Кривого Рога жила на Никольской улице в центре Москвы и очень хотела вернуться в столицу. В то время в Москве организовывался трест «Центрруда» для разработки месторождений бурых железняков в Центральной России. Отцу предложили должность главного инженера треста, по прибытии в Москву предоставили служебную квартиру на Большой Дорогомиловской улице.

Отец к этому времени – уже достаточно известный специалист в горном деле. Позже он написал в соавторстве с геологом Васильевым книгу по разработке железорудных месторождений Центральной России. Отец был очень организованный человек, исключительно преданный своему делу, тщательно вел дневниковые производственные записи.

В 1935 г. Родион Павлович начал преподавать в Московском горном институте, история плодотворного сотрудничества с которым длилась несколько десятилетий.

К 1940 г. он создал кафедру подземной разработки рудных месторождений, разделив ее с Е.Ф. Шешко, который начал заведовать кафедрой открытых горных работ. Уже после окончания Великой Отечественной войны отец стал доктором наук, профессором, написал несколько книг и учебников. Вообще он сделал много полезного для горной науки, практики и высшего образования в области разработки рудных месторождений.

Буквально в первые дни войны отца срочно направляют в г. Бакал Челябинской области и назначают главным инженером Бакальского рудоуправления. Сюда же в Бакал были отправлены специалисты Кривбасса. Даже лошадей рысистой породы «командировали» из Кривого Рога, их проезды по улицам уральского городка были очень впечатляющими.

В Бакале скончался мой дед. На Урале в годы войны работали многие видные горняки и металлурги, например, академик Бардин, министр Ломако, ведущие наши академики-горняки, и др.

В 1943 г. отца направляют в Среднюю Азию в г. Ленинабад (ныне Ходжент или Худжанд). В тех местах начиналась история добычи урановых руд в СССР, еще до начала индустриализации геологи открыли Табошарское и другие месторождения урановой руды. Во время войны в Ленинабаде был образован проектно-исследовательский институт «Гипроредмет», подчиненный «Главвольфраму». Отца назначают главным инженером этой организации. Первая урановая смолка для работ по созданию атомного оружия еще до начала уранового проекта начала поступать из Таджикистана.

По окончании войны вышло постановление Государственного комитета обороны (ГКО) об освобождении преподавателей вузов от всех других обязанностей и направлении их по месту прежней педагогической работы. Отец с семьей вернулся в Москву в родной Горный институт.

Вы окончили Московский горный институт в 1956 г., стали горным инженером. До поступления в Горный не было желания посвятить себя другому занятию?

– Отвечу кратко. Я вырос в такой духовной атмосфере, когда кроме горного дела на свете ничего другого значимого не существует. Мама мне рассказывала забавную историю. Однажды, заболевшего, меня оставили дома с отцом, и, чтобы меня как-то утешить, он соорудил из деревянного конструктора шахтный ствол, прикрепил его к моей кроватке и катушкой с нитками поднимал по этому стволу какие-то предметы, пытаясь объяснить мне, совсем еще малому ребенку, смысл этого технологического процесса. Круг коллег и друзей отца составляли преимущественно горняки, преподаватели и специалисты. Под давлением родителей мне не оставалась ничего другого, как идти в МГИ и стать горным инженером, хотя я окончил школу с золотой медалью и имел все возможности поступить без экзаменов в любой другой вуз. Сохранившаяся зачетная книжка парадоксальна – ее обладатель за все годы учебы в МГИ не получил ни одной четверки, все предметы сдавал только на «отлично».Д. Каплунов, студент МГИ, Москва, 1952 г.

Д. Каплунов, студент МГИ, Москва, 1952 г.

В 1991 г. Вы были удостоены Премии Совета Министров СССР «За разработку и внедрение новых технологий, обеспечивающих снижение потерь в недрах и повышение качества товарной продукции при подземной добыче руд в Криворожском бассейне». Интерес к Кривбассу тоже достался в наследство от родителей?

– И не только от родителей. Кривой Рог был кузницей всех наших кадров. Уникальный бассейн протяженностью около 100 км, его можно сравнить с длинной улицей, по сторонам которой расположены десятки шахт, названных именами героев социалистической революции.

В Кривом Роге на практике я впервые осознал воочию, что такое работа в шахте. Каждые две недели были посвящены основным процессам: две недели – ты бурильщик, две недели – скреперист, затем крепильщик, затем машинист электровоза. Особенно тяжелой была работа крепильщика: для установки стоек крепления надо было долбить лунки в скальных породах. Тяжело, однако познавательно! В ИГД им. А.А. Скочинского и ИПКОН РАН, в свое время было выполнено немало научных работ для Криворожского бассейна.

В биографических справках (из открытых источников) о Вашей деятельности отмечается, что Вы возглавляете «рудную ветвь» горных наук, как фундаментальное направление, созданное академиком М.И. Агошковым.

– Мне приятно это слышать. Исследования в ИПКОНе внесли существенный научный вклад в разработку методологии обоснования рациональных способов и параметров подземной и комбинированной разработки рудных месторождений, оптимизации производственной мощности рудников, их технического переоснащения, принципов разработки рудных месторождений в полном цикле комплексного освоения и сохранения недр и др., а также в создание нового научного направления в горных науках – «Теоретические основы проектирования горнотехнических систем». Вот уже более 50 лет с огромным интересом я продолжаю руководить научными исследованиями отдела Теории проектирования освоения недр ИПКОН РАН.

Результаты работ в области методологии проектирования комплексного освоения рудных месторождений и создания новых комбинированных геотехнологий прошли успешную апробацию на многих горных предприятиях России. Научные интересы связаны с установлением закономерностей и обоснованием параметров и перспектив техногенного преобразования недр Земли при освоении месторождений твердых полезных ископаемых. Получили высокое признание научно-исследовательские работы по прогнозу развития техники и технологии подземной добычи руд, а также по совершенствованию разработки железорудных месторождений КМА и меднорудных Южного Урала (правительственные премии в области науки и техники).

Я считаю, что рудное горное дело и наука – сложнее, чем подземная добыча того же угля, хотя и там масса своих проблем и сложностей. Добыча угля, нефти и газа раньше осуществлялась отраслевыми министерствами, а добыча руды всегда находилась в ведении металлургов или каких-то других специальных ведомств, как, например, добыча урановой руды.Поздравление с юбилеем В.В. Ржевского Слева-направо: В.В. Ржевский, Н.В. Мельников, Н.Ф. Замесов, Е.П. Максимова, О.П. Якобашвили, Д.Р. Каплунов, А.С. Воронюк, А.Т. Айруни, А.С. Сидоренко, В.И. Терентьев

Поздравление с юбилеем В.В. Ржевского. Слева-направо: В.В. Ржевский, Н.В. Мельников, Н.Ф. Замесов, Е.П. Максимова, О.П. Якобашвили, Д.Р. Каплунов, А.С. Воронюк, А.Т. Айруни, А.С. Сидоренко, В.И. Терентьев

На Х Юбилейной международной конференции «Комбинированная геотехнология: переход к новому технологическому укладу», прошедшей в мае 2019 г. в МГГТУ им. Г.И. Носова, бессменным Председателем оргкомитета которой вы являетесь, один из тезисов Вашего доклада прозвучал так «..в освоении литосферы основная роль принадлежит горным инженерам». В традиционном понимании горный инженер это специалист в области технологии и процессов добычи полезных ископаемых. Ваш взгляд на современную роль горного инженера в освоении и сохранении литосферы?

– Постараюсь коротко ответить на ваш вопрос. Более подробный ответ содержится в книге «Горные науки. Освоение и сохранение недр Земли», в написании которой принимали участие ведущие отечественные ученые-горняки К.Н. Трубецкой, Ю.Н. Малышев, Л.А. Пучков, Н.Н. Чаплыгин и др., в том числе и я. Книга посвящена комплексу вопросов техногенного преобразования недр Земли (литосферы). Литосфера или твердая оболочка Земли – это условие существования человека во всех смыслах – положительных и отрицательных. Надо также иметь в виду, что литосфера менее изучена человеком, чем атмосфера, гидросфера или ближний космос. Литосфера очень тяжелая среда, поэтому необходим новый технологический уклад освоения и не менее важно сохранение литосферы. То же выработанное подземное пространство в результате формирования его человеком – это тоже георесурс – что с ним делать, как сохранить, как использовать?

Май 2019 г., Магнитогорск, участники X Международной научно-практической конференции «Комбинированная геотехнология: переход к новому Май 2019 г., Магнитогорск технологическому укладу»

Май 2019 г., Магнитогорск, участники X Международной научно-практической конференции «Комбинированная геотехнология: переход к новому технологическому укладу»

Горный инженер – это «синтетический» специалист по освоению и сохранению литосферы. Некому больше решать эти задачи. К сожалению, для многих горный инженер – это человек, живущий и работающий в горах. Что Вы улыбаетесь, есть и такие, кто так считает. Впрочем, проходить тоннели через горные массивы – это задача горного специалиста.

Г. Губкин, у института НИИКМА

Г. Губкин, у института НИИКМА

Какие, на Ваш взгляд, стоят проблемы перед горным образованием, насколько они актуальны?

– Проблем немало, и все они чрезвычайно актуальны. Горнодобывающие компании – наиболее активны здесь угольщики – проводят и участвуют в различных конкурсах, связанных с образованием и подготовкой инженерных кадров. Академия горных наук является инициатором проведения подобных конкурсов. Одно только это свидетельствует об актуальности кадровых проблем. Но, на мой взгляд, сегодня основная беда горного образования в целом и воспитания кадров для горной науки в частности – это слабая образованность претендентов, не побоюсь это высказать. Так и хочется вспомнить, как и каких готовили горных специалистов в советскую эпоху, не говоря уже о том, как и каких готовили специалистов в первом техническом вузе России – Петербургском горном институте, а затем этот опыт нашел продолжение в Екатеринославском и Уральском горных институтах. 150–200 лет назад в Петербурге готовили выдающихся горных специалистов, прекрасно образованных технически и гуманитарно, правда, все они поначалу были дворянского происхождения. Дипломы горного инженера, еще инженера-путейца, в те времена ценились очень высоко. Горный инженер был желанный жених для многих невест.Май 2019 г., Магнитогорск, с М.В. Чукиным, ректором МГТУ им. Г.И. Носова

Май 2019 г., Магнитогорск, с М.В. Чукиным, ректором МГТУ им. Г.И. Носова

В Московской горной академии преподавали профессора лучших технических вузов дооктябрьской России – всесторонне образованные люди. Многие из них перешли после преобразования МГА в отраслевые вузы. Уместно вспомнить в этой связи академика А.М. Терпигорева. Мой отец и Александр Митрофанович были достаточно близки, а мне нравилось посещать заседания по защите диссертаций. Например, защищает имярек кандидатскую диссертацию, академик Терпигорев сразу схватывает суть вопроса, моментально задает порой сложные вопросы и в конце защиты резюмирует: «как докторская, никуда не годится, но кандидатская – нет сомнений». Академики А.А. Скочинский, А.М. Терпигорев, Л.Д. Шевяков внесли выдающийся вклад в осуществление индустриализации СССР, перемещение отраслей горной промышленности на Восток, восстановление угольной и рудной отраслей после окончания войны. Академик А.А. Скочинский был председателем комиссии по приемке первых очередей московского метрополитена.

Академик Н.В. Мельников, который основал наш родной ИПКОН, создал научное направление по развитию открытых горных работ, как государственный деятель проявил себя на должности Председателя Государственного комитета по топливной промышленности СССР, и страна получила не просто министра, а министра ученого, прекрасно знавшего, как должна развиваться отечественная горная промышленность.Май 2019 г., Магнитогорск

Май 2019 г., Магнитогорск

Как с такими, недостаточно образованными и недостаточно квалифицированными инженерными кадрами, решать комплексные задачи освоения и сохранения литосферы, что, цифровизация поможет, о которой сегодня все говорят?

– Цифровизация – важное и нужное дело, но это глобальная управленческая задача. Не может быть эффекта без знания сути того, чем ты управляешь, без знания физики и процессов горного дела.

Кто из близких остается в горном деле и науке?

– Близкие в горном деле и науке – сотрудники Отдела теории проектирования комплексного освоения недр ИПКОН РАН.

Уважаемый Давид Родионович, благодарим Вас за уделенное нам время и очень интересный разговор. Желаем Вам неиссякаемой энергии и больших успехов во всех делах и начинаниях во благо развития горной промышленности России!
Редакционная коллегия и сотрудники журнала «Горная Промышленность» присоединяются к многочисленным поздравлениям Давида Родионовича с Юбилеем.

Журнал "Горная Промышленность"№3 (145) 2019, стр.104