Горный инженер -национальное достояние России

Лев Александрович ПУЧКОВ, член-корр. РАН, д.т.н., ректор МГГУ ответил на вопросы редактора журнала В.А. Зенина

-    Лев Александрович, расскажите об истории создания МГГУ.

-    Рождение Московского Горного состоялось в трудное время - в годы гражданской войны.

Значительные изменения ситуации с минерально-сырьевыми ресурсами, связанные с открытием и освоением КМА, традиционная для России тяга высших учебных заведений к столице, как к культурному и образовательному центру, тесные связи с горным делом и с горной промышленностью в центральных областях России - все это требовало создания нового горного вуза - Московской Горной Академии. Это было объявлено декретом Правительства РСФСР 4 сентября 1918 г., а официальное открытие состоялось 12 января 1919 г. Московская Горная Академия быстро набрала высокие темпы развития, объединила лучшие в то время кадры профессоров и преподавателей, ведущих ученых в области горного дела. Обеспечила высокоэффективную подготовку инженеров -специалистов в области добычи твердых полезных ископаемых, нефти, а также подготовку инженеров-металлургов.

17 апреля 1930 г. был издан приказ №1238 по ВСНХ СССР о реорганизации Московской Горной Академии, согласно §2 этого приказа на базе МГА создавались 6 ВТУЗов: Горный, Черной металлургии, Цветной металлургии и золота, Торфяной, Нефтяной и Геологоразведочный. Директором Горного института назначен Ю.Ю. Эрлих.

19 мая 1930 года появился Приказ №1386 по ВСНХ СССР, с этого момента Московский Горный Институт начинает свою самостоятельную историю.

-    Сколько учится студентов и по каким специальностям?

-    В МГГУ на всех формах обучения учится более 6.5 тысяч студентов и около 700 стажеров из зарубежных стран по 22 специальностям горного дела: подземная и открытая разработки месторождений полезных ископаемых, шахтное и подземное строительство, безопасность технологических процессов и производство, маркшейдерское дело, горные машины и оборудование, технология машиностроения, физические процессы горного производства, обогащение полезных ископаемых, экономика и управление на предприятии, менеджмент, инженерная защита окружающей среды и др.

-    Огромная роль в создании отечественной школы горных инженеров принадлежит МГГУ и его профессорско-преподавательскому составу.

-    Учитывая традиции 90-летней деятельности МГГУ, наш профессорско-преподавательский состав представляет собой коллектив, объединенный единой профессиональной целью - развитием горного дела в России и в мире. В ХХ веке с инновационной точки зрения мы были зачинателями всех новых программ обучения. Все новые направления горных наук, родившиеся в России, вышли из МГГУ. Это строительство подземных сооружений и шахт, открытые горные работы, горная электромеханика, физические процессы горного производства и др. Сейчас мы открыли подготовку новых специальностей -взрывное дело, чисто горняцкую спе-

циальность, но есть и смежные специальности - финансы и кредит горного производства, технология художественной обработки минералов. Инновационный характер обучения мы проносим по всем направлениям горного дела, у нас действуют официально утвержденные 16 научных школ.

Последнее десятилетие выпуск специалистов докторов наук из наших научных школ дает нам самый высокий рейтинг по этим параметрам среди высших технических учебных заведений России, даже МГТУ им. Н. Баумана по этому показателю обходили... Наша главная ценность - профессорско-преподавательский состав. Горняки-профессора и преподаватели принимали участие в научно-исследовательской работе, этим мы обеспечивали мощную связь с производством.

-    Есть ли специфические отличия учебного процесса в МГГУ по сравнению с другими горными вузами России?

-    Мы являемся практически единственным горным университетом не только в России, но и в мире, где сосредоточены высококвалифицированные профессионалы всех специальностей и направлений горного дела. Даже если взять наших ближайших соседей Санкт-Петербургский, Уральский горные университеты, у них есть свои научные школы, свои традиции, но у них нет такого количества специалистов, которые охватывали бы все сферы горного дела. Только отдельные научные школы. Мы же работаем практически по всему спектру, в этом наша ценность и отличительная особенность.

Основное отличие заключается в том, что у нас в условиях высоких информационных технологий остается возможность прямой передачи знаний от высококвалифицированного преподавания студенту. Эта психологическая ситуация, когда знания передаются из «головы в голову», из «уст в уста» - это очень эффективная форма обучения. Настоящий профессор вызывает к себе интерес, его идут слушать десятки, сотни студентов, благодаря этому знания усваиваются лучше по сравнению с другими формами обучения.

-    Какова методика отбора абитуриентов, есть ли особенность для МГГУ? Поддерживаете ли Вы связь с предприятиями, на которых работают Ваши выпускники?

-    Связь с предприятиями начинается со школ, техникумов, ПТУ, расположенных в горнодобывающих регионах России. Мы начинаем работать с будущими абитуриентами уже с 9-х классов. У нас работают 35 специализированных лицеев, в которых занятия ведут преподаватели МГГУ. Работаем также по договорам с горными предприятиями. Так мы обеспечиваем примерно 50% абитуриентов, которые впоследствии становятся студентами, вторая половина - молодежь из горнодобывающих районов, из семей горняков.

Дальнейшая связь с производством развивается во время учебного процесса. Это реальная практическая связь, которая очень много значит для подготовки горного инженера. Поэтому такие вопросы, как учебная практика, курсовые проекты, дипломное проектирование на базе реальных задач, стоящих перед горными предприятиями, у нас очень широко развиты. Связь с предприятиями идет через преподавательский и научный состав. Наши бывшие выпускники делают очень многое для укрепления этих связей. В последние годы мы активно сотрудничаем с горными предприятиями Сибири, центральной части России, традиционно с комбинатами КМА, а также Воркуты, Кольского полуострова.

-    Для каких стран готовите специалистов горного дела?

-    Мы готовим специалистов горного дела примерно для 20 стран. Много специалистов инженерных и научных кадров готовим для Монголии, многие специалисты, которые там работают, прошли нашу научную школу. Готовим горных инженеров для Китая и Индии, они взяли за основу нашу систему подготовки, например, после окончания нашего университета индийских

горных специалистов с удовольствием приглашают для работы в США.

Мы на договорной основе продолжаем готовить специалистов для предприятий стран СНГ, которые приватизированы и принадлежат иностранному капиталу. Готовим большую группу специалистов для золотодобывающей и урановой промышленности Узбекистана. У нас очень обширные связи со странами СНГ, мы готовим для них не только инженерные кадры, но и научные - магистров и докторантов.

-    Ваши заслуги в области мирового горного дела широко известны. Вы получили признание не только в России, но и за рубежом. Вы вице-президент АГН России, почетный доктор и профессор университетов Болгарии, Венгрии, Румынии, Китая и других стран. Удостоены многочисленных почетных званий и наград, например, в 2003 г. Вы награждены Орденом Монголии...

-    Я получил Орден за подготовку инженеров и научных кадров. Недавно я получил Орден Якутии - тоже за подготовку кадров. Этими наградами отмечен не только мой вклад в науку и подготовку специалистов, но и труд всего профессорско-преподавательского коллектива университета.

-    При подготовке кадров для горного дела, на что делается упор, на подготовку научных кадров или производственников?

-    Мы неоднократно занимались глубоким анализом этого вопроса. Корпус горных инженеров, по нашим подсчетам сегодня в России составляет 105-106 тыс. человек. Около 20% гор-

ных инженеров, имеющих более глубокие и всесторонние знания, это инновационная часть специалистов, умеющих смотреть далеко вперед и нацеленных на развитие, а не просто на добычу полезных ископаемых современным способом. В нашем инновационном проекте, если Правительством был бы нам выдан грант, мы сориентировали бы университет в основном на эту инновационную часть. Сегодня большая часть инженеров готовится для работы в горнодобывающей и горно-пе-рерабатывающей промышленности для обслуживания современных технологий, а также смежных с ней отраслей промышленности.

-    О целесообразности подготовки бакалавров для горной промышленности.

-    Мы провели ряд серьезных аналитических совещаний с иностранным участием, в том числе с немецкими специалистами, с которыми у нас сформировалась общая точка зрения. Об этой проблеме я говорил и на III съезде горнопромышленников, Россия должна сохранить национальное значение горного инженера, т.к. это является национальным достоянием. Мы видим, что бакалавр явно не дотягивает до требований горного инженера именно потому, что мы не успеваем дать ему системообразующий курс, дать ему курс проектирования горных предприятий, современные курсы безопасности труда и экологической безопасности горного производства. Бакалавр - это начальная и общетехническая горная подготовка, закончить подготовку горного инженера мы не успеваем, по этой причине они

не могут прямо идти на производство, их требуется либо дотягивать на практике, либо дополнительно обучать. Мы, опираясь на мнение промышленников, вышли к нашему министру с обоснованием так называемой моноинженерной подготовки горного инженера. В законодательстве эта часть учтена, например, МГТУ им. Н. Баумана хочет готовить только инженеров для ракетной, космической промышленности, мы -для горной промышленности. Надеемся, что будем готовить горных инженеров по моноподготовке и сохраним национальную фигуру горного инженера.

-    Расскажите о международных научных программах.

-    Основная программа у нас развивается с главной горнодобывающей страной мира - США. Мы вместе работаем с 1994 г. В рамках международной программы Черномырдин-Гор было 12 блоков, один из них был наш Горный Университет и Горное Бюро США. Горное Бюро США в то время было Горным министерством, мы заключили с ними договор по развитию ключевых направлений в горном деле. Эта программа действовала, но Горное Бюро ликвидировано в США, оно было переведено в Горно-геологическую службу, мы продолжали это сотрудничество.

В 2004 году мы подписали новый договор с директором Горно-геологической службы США, тоже прямого действия. По 18 основным направлениям развития горного дела заключили соглашение о сотрудничестве, начиная от вопросов глобализации горного дела, как она выглядит, как управлять и регулировать этим процессом - это очень серьезный вопрос. Мы прорабатываем эти вопросы и в частности там прорабатываются вопросы нашей российской территории, в частности Восточной Сибири и Дальнего Востока, потому что у американцев есть очень богатый материал по анализу минералов в той части.

Наша позиция ясно нацелена на то, чтобы основную часть минеральных ресурсов пустить на развитие нашей цивилизации. Там есть очень интересные вопросы и, поскольку это научный труд, мы собственно исходим из того, независимо как смотрят те или иные министры, те или иные правительства тенденция развития будущего будет идти по направлению глобализации.

Над этими вопросами больше никто не работает, все остальные исследования - поверхностные и весьма малозначимые. И ЕС работает, но наши исследования сделанные совместно с американцами, это очень глубокие анали-

зы, и мы занимаемся стратегическими исследованиями, сущность которых заключается в том, каким образом потребление минералов в современном производстве оказывает влияние на макроэкономику России. Мы вышли на идентичные результаты, у нас организованы стратегические исследования, организован стратегический центр. А в горно-геологической службе, там группа стратегического анализа, которую возглавляет Д. Мензи.

На прошедшем ХХ Мировом Горном конгрессе в Тегеране мой доклад: «Влияние минерального потребления на макроэкономику стран - стратегический анализ», был поставлен первым на пленарном заседании. Кстати материал этого доклада нашими руководителями пока не освоен в надлежащей степени ни Минэкономразвития, ни Минфином, ни в целом Правительством, а в принципе из доклада видны проблемы России, например, сегодня намного больше требуется электроэнергии, чем планировалось. Эту проблему мы докладывали министерству энергетики еще 5 лет назад. Это очень серьезная тематика. Кроме того, у нас там действует еще 12 программ, очень мощная программа по фундаментальным исследованиям угля, в России практически прекратились фундаментальные исследования по этой проблеме.

Я понимаю, что эти исследования необходимо перенести под крышу Горного университета. Мы создали лабораторию физико-химических исследований угля и сейчас создаем лабораторию угольно-метановую. Мы уже закупили оборудование на 5 млн. рублей и делаем такой центр, т.е. фундаментальные исследования угля - чрезвычайно важное дело. Американцы нас здесь обходят, очень серьезно. Я написал статью на эту тему в «Горный журнал», о рос-

сийско-американском сотрудничестве. Нам необходимо предпринимать очень серьезные усилия, чтобы в угольном прогрессе не плестись в хвосте, потому что к 2030 году 70% электроэнергии будет вырабатываться из угля. Запасы нефти и газа к тому времени значительно сократятся, а в использовании угля прибавляются новые технологии его использования. В Америке, например, новые технологии использования угля

-    национальная программа. У нас такой национальной программы нет.

-    За последние 10-15 лет в стране произошли серьезные изменения не только в экономике, но и в системе ВУЗского образования, что из того, что утрачено за эти годы в высшей горной школе, Вам хотелось бы вернуть в современный учебный процесс МГГУ?

-    Мы в МГГУ исходим из того, что мы практически ничего не потеряли за эти годы, у нас были потери экономического характера. Я руковожу университетом с 1987 года, но профессорско-преподавательский состав мы сумели сохранить - это было моей основной задачей. Хотя человек 12 молодых научных кадров мы потеряли, уехали в Германию, Канаду, мы надеемся, что вернем их, если у нас будут большие инновационные проекты. Мы отправляем наших специалистов на 1-2 года за границу на стажировку. Проводим совместные защиты диссертаций, например, очень важное направление в горном деле - горная роботизация. Создание десятков, сотен различных роботов для различных целей. В России этими вопросами совсем не занимаются. Японцы занимаются, французы и др. Наш аспирант блестяще защитил диссертацию во Франции в Политехническом Университете по горной роботизации, а я сейчас не могу ему дать воз-

можность здесь работать над этой проблемой, т.к. ее никто не финансирует. У нас есть помещения, идеи, а реализовать не можем. Мы потеряли часть молодых кадров, целый ряд специалистов суперкласса.

В то же время мы не потеряли старую профессуру, сейчас нам приходится мириться с тем, что пока мы не можем вернуть всех молодых специалистов, но надежда есть, потому что развитие горного дела в России сегодня весьма перспективно.

-    Состоялся VIII съезд ректоров ВУЗов России, Вы принимали в нем участие. Расскажите о Ваших впечатлениях.

-    Вообще говоря, VIII съезд ректоров ВУЗов России собрался в критический момент, мы видим, что реформы Правительства по развитию высшей школы зашли в тупик. И ничего не получается, кроме бесконечных дискуссий.

Многие против ЕГЭ, особенно московские ВУЗы. Мы же подписали Болон-ские соглашения, где четко прописано, что каждый ВУЗ, пользуясь автономией, сам выбирает систему, как принимать, а нам хотят навязать со стороны государства одну единую систему, единый государственный экзамен.

Первыми применили ЕГЭ - французы в 1967-1968 гг., но через несколько лет они пришли к выводу, что это тупиковый вариант, сегодня это не более, чем вспомогательное средство. Американцам бесхитростная схема понравилась, они внедрили ее у себя, а мы переняли американский опыт.

Сегодня российский вариант ЕГЭ дает отрицательные результаты, зубрежка и начетничество, как стержень данной методологии, не позволяют выпускникам мыслить, отучают анализировать факты и, в конечном итоге, создавать интеллектуальный продукт. От кадров, подготовленных в рамках такой реформы, много ждать не приходится. Конструктивная реформа образования должна опираться на тесную связь учебных программ с развитием науки и промышленности.

Хочу отметить, что на съезде были весьма интересные дискуссии. В.А.Са-довничий и ректоры других ВУЗов пришли к единому мнению: необходимо проводить консолидированную политику в проблемах высшего образования. Сегодня высшая школа разрослась как чертополох в поле, каждая деревня имеет свой ВУЗ или Университет, Правительство не может с этой проблемой справиться, потому что трудно ее сократить, нарушаются права людей, и в тоже время невозможно финансиро-

вать, поэтому там низкий уровень преподавательского состава. Мы давно говорим об этой проблеме, но только в этом году в стране уменьшили прием в высшую школу на 10%. У нас прием остался на прежнем уровне. Мы имеем госзаказ на подготовку специалистов горного дела, поэтому м будем увеличивать число студентов Это дело не только ВУЗов, не тольк мое, я возглавляю Учебно-методичес кое объединение по формировани корпуса горных инженеров, это вопро экономики страны.

В 1996 г., когда подготовка горны инженеров достигла уровня ниже кри тического, именно мы первыми сказа ли об этом, ведь горнопромышленни ки об этом даже не думали, они считали, что вопрос о кадрах решится са собой, а сейчас за нашими выпускника ми стоит очередь. За это время нам подготовлено для ГМК «Норильски Никель» - 700 горных инженеров, дл АК «АЛРОСА» - 300 специалистов, не которые предприятия и компании ос тались без инженерного обеспечения сейчас по всей стране ищут молоды специалистов.

-    Система распределения госзаказа н выпускников, она сейчас существуе или нет?

-    Она существует, но не как в советско время, раньше шло централизованно распределение, каждое министерств шло со своим планом и размещало выпускников на своих предприятиях, сей час такой системы нет. Сейчас друга система, она вырабатывается совмест но ВУЗами и промышленниками-работодателями, в данном случае наши вы пускники безработными не останутся

-    О кризисе в науке, который по про гнозам будет через 5 лет, когда уйду ученые, которым сейчас за 60?

-    У нас есть очень хороший резерв мо лодых кадров преподавателей. Сейча у нас выбывает часть ученых из активного руководства кафедр и учебного процесса в возрасте далеко за пенсион ном. Все эти проблемы решаются сей час в трудных условиях, т.к. в 1990-х  профессорско-преподавательский состав был сброшен на нижнюю ступен социальной лестницы, мы до сих по находимся там, с точки зрения оплата нашего труда государством. К примеру, во всех странах СНГ платят больше, не говоря уже об остальных странах мира, и только в России эта проблема застыла вследствие неправильной оценки со стороны Правительства, хотя прогресс в этом вопросе наметился.

-    Сегодня во главе горнодобывающих предприятий стоят менеджеры, не имеющие специального высшего горного образования. Поэтому существует институт консультантов, Ваше отношение к этой проблеме. Нарушена преемственность поколений специалистов выпуска разных горных школ, уже сейчас обнаружился дефицит образованных специалистов для замещения вакансий должностей от среднего до высшего руководящего звена.

-    Во главе горнодобывающего предприятия может стоять менеджер, даже не имеющий горного образования. Но только во главе, если он, например, президент Совета директоров. Что касается всех остальных звеньев - недопустимо иметь менеджеров, не имеющих высшего горного образования.

Я уже не говорю о технических службах. Ситуация в горном деле России сейчас вообще в отношении к корпусу горных инженеров критическая по нескольким причинам. Во-первых, когда создавались частные предприятия, они потребляли те кадры, которые были достаточны, поэтому не уделяли никакого внимания подготовке кадров, за редким исключением. Правительство не занималось статистикой, сколько нужно специалистов, как распределена подготовка кадров, т.е. бросило решение этих вопросов на наши плечи.

Сейчас ситуация постепенно выравнивается. Я считаю, что предпринимателю ни в коем случае нельзя доверить подготовку горных специалистов, потому что он просто не представляет себе, что такое подготовить специалиста, горного инженера. В мировой практике нет ни одного примера подготовки горных специалистов в частных структурах.

Предприниматели не могут готовить горных инженеров, т.к. у них нет специалистов определенного уровня, которые могут преподавать системообразующие курсы. На эту тему я беседовал со многими президентами горнорудных компаний Америки и других стран, в том числе с Н. Опенгеймером, главой компании «Де Бирс», они подтвердили, что компания не сможет подготовить горного специалиста так, как университет.

-    Как практически исправить сложившуюся ситуацию?

-    Ситуацию эту можно исправить следующим образом, должна быть система университетской подготовки горных инженеров - это первое. Второе - должно быть налажено взаимодействие этой системы с работодателями. Во-первых, то, о чем я говорил, о подготовке абитуриентов, во-вторых, мы обеспечиваем практическую подготовку на практике, преддипломной практике, получение рабочих профессий, мы постоянно с ними взаимодействуем. На старших курсах работодатели должны себе выбрать будущие кандидатуры и поддержать их материально.

На Западе этот вопрос решается просто, на 4 курсе предприниматель выделяет 1.5 тыс. долл. США на студента из них 500 долл. США целевым образом направляется научному руководителю.

-    Соответствуют выдаваемые МГГУ дипломы мировому уровню, признаются ли они в мировом горном сообществе?

-    Признаются безоговорочно. Мы играем очень серьезную роль в Международном обществе профессоров горного дела, эта организация регулирует высшее горное образование в мире. Я два года был президентом этой ассоциации. Наши дипломы соответствуют мировому уровню.

Много наших выпускников работает в компании «Де Бирс» в ЮАР, в компаниях Канады, США. Сегодня горных специалистов, закончивших МГГУ, знают во всем мире, мы гордимся этим.

-    Каким бы Вы хотели видеть МГГУ в ближайшем будущем?

-    Хотел бы видеть горный университет, как основное звено в системе подготовки специалистов с инновационной направленностью профессионального мышления. Сюда входят: часть корпуса горных инженеров-практиков, научные работники высшей квалификации и кадры, прошедшие переподготовку, словом все те горные инженеры, кто в своей повседневной работе нацелен на инновации. Сформировав в горном университете мощную инновационную составляющую в подготовке кадров, мы обеспечим надежное будущее университета.

Еще раз отмечу, что все инновации в горном деле вышли из стен нашего университета, новые горные науки обеспечили огромный эффект в прогрессе горного дела. Я добился, чтобы начали строительство нового корпуса на территории университета, в котором мы получим дополнительные помещения под инновационные лаборатории, оснащенные по самому последнему слову техники., а кадры у нас уже есть. Вот главная мечта и наша главная цель, к которой мы стремимся.

Журнал "Горная Промышленность" №6 2006