Эффективность недропользования: основные принципы Кодекса публичной отчётности о ресурсах и запасах в странах ЕАЭС

С.Б. Никишичев, директор IMC Montan, Компетентное лицо FIMMM

Уже 12 лет в России и странах СНГ ведущие горнодобывающие компании и холдинги проводят оценку ресурсов и запасов согласно международным стандартам. Компания IMC Montan стояла у истоков этой работы и продолжает деятельность в направлении развития систем отчётности, чему и посвящена настоящая статья.

Наиболее распространённая из применяемых систем – Кодекс JORC, входящий в CRIRSCO (Комитет, регулирующий отношения в отчётности по ресурсам и запасам твердых минеральных ресурсов). Необходимость проведения оценки запасов связана с тем, что фактически горно-геологический аудит является форматом, понятным для любого внешнего инвестора, и позволяет оценить горнодобывающее предприятие доходным методом. То есть понятно отобразить все аспекты, связанные с недропользованием, и указать не только извлекаемые объёмы полезного ископаемого по категориям, но и сформировать реалистичную модель денежных потоков в результате отработки месторождения.

Именно такие документы либо в исходном формате, близком к Бизнес-плану, либо в формате Отчёта Компетентного лица, используемого при проведении IPO, либо в составе Feasibility Study используются инвесторами для определения инвестиционных рисков при финансировании ресурсных проектов. Очевидно, что чем понятнее и достовернее отображена информация о месторождении и горнодобывающем предприятии, тем проще складывается работа с потенциальными инвесторами.

Функцией любых систем и Кодексов публичной отчётности о ресурсах и запасах полезных ископаемых являются:

  • отображение достоверной информации о минеральных ресурсах;
  • идентификация рисков, связанных с добычей и переработкой;
  • определение эффектов, достигаемых в результате отработки.

Цель, достигаемая при реализации этих функций, – привлечение инвестиций, развитие промышленности и регионов, и получение прибыли.

Пользователями таких систем являются не только Недропользователь и Инвестор, но и Государство.

Роль Государства, имеющего в собственности все природные богатства и недра страны, по примеру России, является очень важным аспектом. Перед любым государством встаёт вопрос собственного определения «Рационального природопользования». В случае с твёрдыми полезными ископаемыми государство должно решать, что является наиболее важным – «Полнота использования недр» или «Экономическая целесообразность освоения недр». Очень часто возникает конфликт этих понятий, поскольку первое может нести ущерб текущей экономике страны, а второе – ущерб потомкам.

С позиций государства и макроэкономики, безусловно, нужно принимать во внимание тенденцию смены технологических укладов цивилизации на более прогрессивные и развитые технологии, в том числе переход на возобновляемые источники энергии. Это приводит к постепенному изменению баланса потребления ресурсов, а некоторые минеральные ресурсы могут либо оказаться вовсе невостребованными, либо будут использованы другим образом (например, переход к глубокой переработке энергетических углей).

Таким образом, Государству тоже очень важно понимать реальную ситуацию, связанную с развитием того или иного месторождения. Своевременное принятие решения о поддержке Недропользователя или о направлении государственных инвестиций в развитие месторождений (например, посредством реализации ГЧП) позволяет достичь наибольшей эффективности. Развитие ГЧП и формирование макроэкономического эффекта (который зачастую в десятки раз превышает доход недропользователя) даёт возможность освоения «сложных» месторождений, развивает смежные отрасли, создаёт рабочие места, даёт толчок развитию инфраструктуры регионов, что в совокупности влечёт рост ВВП и налоговых поступлений. Эти факторы необходимо учитывать при определении целесообразности освоения месторождений. Предоставление налоговых льгот, формирование федеральных и региональных программ по сути также является механизмом поддержки недропользователей.

До настоящего времени страны ЕАЭС достаточно успешно применяли советскую систему классификации запасов наряду с международными кодексами отчётности. Советская система классификации в зависимости от степени геологической изученности, успешно позволяет осуществлять контроль над использованием недр. Однако ужесточённые кондиции могут наносить ущерб как экономике недропользователя, так и ущерб на макроэкономическом уровне, а в некоторых случаях влияют на безопасность ведения горных работ (что весьма актуально для угольных шахт).

Руководства стран и ведомства, занимающиеся природными ресурсами, понимают, что наиболее эффективная модель реализации принципа «Рационального недропользования» будет достигаться при совершенном балансе интересов «Государство – Недропользователь – Инвестор».

Возвращаясь к международным форматам отчётности, напомним, что в настоящее время, CRIRSCO включает Кодексы: австралийский JORC + VALMIN, южноафриканский SAMREC + SAMVAL, европейский PERC, канадский CIMDS + национальный NI 43-101, чилийский Certification Code, американский SME Guide, а также недавно присоединившиеся российский Кодекс НАЭН, монгольский MRC Code и бразильский CBRR. Проходит регистрацию казахстанский Кодекс KAZRC. Республика Кыргызстан стоит на пороге разработки собственного кодекса.

Все указанные Кодексы и системы направлены на определение форматов предоставления отчётности о ресурсах и запасах, как Инвестору, так и Государству. Понятие «Компетентное лицо» очень важно для твёрдых полезных ископаемых, поскольку спектр вопросов, влияющих на эффективность отработки месторождений, очень широк. Поэтому перевод ресурсов в запасы осуществляется на основе модифицирующих факторов – от наличия полезного ископаемого в недрах Земли до формирования товарного продукта с положительной рентабельностью. При этом рассматривают все риски, связанные с добычей и переработкой. Именно этот принцип заложен в основу всех Кодексов публичной отчётности о твёрдых минеральных ресурсах.

Чтобы иметь возможность анализировать модифицирующие факторы, эксперты должны иметь соответствующую профессиональную квалификацию и быть членами организаций списка ROPO. В таком случае CRIRSCO признаёт их как Компетентных лиц.

К обязательным условиям перевода ресурсов в запасы в случае положительного влияния модифицирующих факторов, в том числе экономики, относятся:

  1. Наличие ресурсов категорий Measured, Indicated (подтверждается геологической документацией, моделью 3D);
  2. Наличие правоустанавливающих документов (лицензия или договор, горный и земельный отводы, постановка запасов на Госбаланс, что является предметом дискуссий, и др.);
  3. Наличие проектной проработки на уровне не ниже Pre-feasibility Study, доказывающей техническую и экономическую целесообразность отработки месторождения;
  4. Желание и способность недропользователя отрабатывать месторождение (внутренний бизнес-план компании).

И государственная отчётность и международная, во многих странах сегодня ведутся параллельно. Это требует не только дополнительного времени и затрат недропользователя, но и вносит дисбаланс в отношения «Государство – Недропользователь – Инвестор».

Инвестор безусловно предпочитает использовать информацию, которая будет близка к текущему рынку, чётко и реально опишет состояние предприятия и перспективы развития месторождения. Учитывая, что государственная документация не всегда содержит актуальную рыночную информацию, создаются стандарты по гармонизации локальных систем с CRIRSCO. В России внедрена новая система классификации запасов и ресурсов УВС, ведётся работа по созданию новых Методических рекомендаций по классификации ТПИ. ОЭРН начало работу по внесению изменений в Кодекс НАЭН, который в сегодняшнем формате, к сожалению, пока не используется инвесторами.

Рассмотрим пример Казахстана, где происходит переход на KAZRC. Основная цель введения Кодекса – совершенствование законодательства и улучшение инвестиционного климата в сфере недропользования. Кодекс содержит не только принципы государственного регулирования и администрирования, но также направлен на представление инвесторам достоверной информации о месторождениях. За основу принята австралийская модель недропользования и использован основной принцип – «Презумпция добросовестности недропользователя». Государство отказывается от принудительного установления экономических и технических параметров разведки и разработки месторождений, за исключением вопросов экологии и промышленной безопасности. Радикально упрощается порядок лицензирования и предоставления информации о недрах, вплоть до интерактивного взаимодействия. Сокращается количество разрешительных документов и процедур, и, соответственно, сроки получения документации и начала промышленного освоения.

Таким образом, Недропользователь только по базовым регламентирующим показателям разрабатывает Проект и будет сам отвечать за рациональное недропользование с целью получения наибольшей прибыли, связанной с освоением месторождения. По мнению Государства, это позволит не только привлечь Инвесторов, но и достичь значительно большего макроэкономического эффекта для страны.

Бесспорно, в таких условиях очень важно иметь сильную, развитую и независимую систему публичной отчётности, которая позволит реально на начальном этапе определить риски и эффективность недропользования, а также избежать возникновения «синдрома обманутых инвесторов», который может оказать влияние на инвестиционный рейтинг всей страны.

Учитывая отмеченные современные тенденции в России, странах СНГ и ЕАЭС, напрашивается вывод об острой необходимости создания гибкой системы, учитывающей как интересы недропользования, так и интересы инвесторов и горнодобывающих компаний на всех уровнях: экономика, социальные отношения, охрана окружающей среды, безопасность ведения горных работ. Именно сегодня наличие такой системы приобретает наибольшую актуальность.

Единый Кодекс отчётности, разработанный не только по стандартам CRIRSCO, но и учитывающий все указанные факторы, не только заменит формирование множества локальных кодексов, но позволит действительно усовершенствовать отношения в недропользовании в нашей части Света, в том числе не только на постсоветском пространстве, но и с последующим участием дружественных стран: Монголии, Китая, Вьетнама, Индии и других.

Единый Кодекс может быть сильным, содержать жёсткие принципы независимости оценок, учитывать недостатки действующих систем и особенности присоединившихся стран-участниц. Чётко выстроенная система позволит сформулировать и достичь правильного баланса во взаимоотношениях «Государство – Недропользователь – Инвестор». А именно это необходимо всем участвующим в недропользовании сторонам, и именно это позволит расширить объёмы инвестиций в освоение недр (рис. 1).Цель создания Единого Кодекса

Рис.1 Цель создания Единого Кодекса

Впервые идея Единого Кодекса (условно EARC – Евразийский Кодекс отчётности) была публично озвучена на 1-м Евразийском Горно-геологическом форуме (2–4 февраля 2016 г., Минск, Республика Беларусь). Соответственно Республика Беларусь также поддерживает путь создания единой глобальной системы, которая должна быть значительно эффективнее локальных кодексов. На форуме была разработана и одобрена всеми присутствующими странами-участницами резолюция, поддерживающая начало этой работы в странах ЕАЭС. В России была создана Ассоциация недропользователей для стран ЕАЭС.

Необходимое условие для реализации идеи создания Единого Кодекса – прямая поддержка заинтересованных сторон и органов власти, а также создание рабочей группы и единого комитета государств ЕАЭС.

Многолетний опыт работы IMC Montan в проектах развития месторождений с использованием международных систем отчётности о ресурсах и запасах, позволяет сделать некоторые предложения по усилению Единого Кодекса в сравнении с действующими, и повысить интерес к нему со стороны CRIRSCO и внешних инвесторов.

Одним из существенных пробелов в формировании отчётности является отсутствие рекомендаций по экономической оценке, в связи с чем допустимы случаи искажения результатов. Мы считаем, что можно чётко сформировать позиции, которые необходимо учитывать в стандартах отчётности, например: периоды оценки, была ошибка дисконта, прогнозирование цен, изменение капитализации компании в зависимости от категорий запасов, влияние степени передела товарной продукции, влияние исторических капитальных затрат и другие важные параметры.

Другой сложный вопрос – отсутствие системы оценки юниорных компаний и Greenfield – проектов. Для некоторых компаний, для бирж SpbEX и MOEX были предложены основы системы, включающей критерии готовности компаний к оценке/листингу, сравнительную оценку основных параметров, влияющих на развитие месторождения, точки роста капитализации (проекты IMC Montan и Ernst & Young). При этом все понимают, что разработка и внедрение такой системы позволит создать благоприятный инвестиционный климат в сфере ведения поисковых и геологоразведочных работ.

Учитывая эти моменты, предварительная основа формирования Кодекса может выглядеть следующим образом:предварительная основа формирования Кодекса

Единый Кодекс (условное название на схеме EARC) должен учитывать:

1. Основу семейства CRIRSCO – НАЭН + JORC + PERC

2. Корреляцию с советской системой классификации

3. Корреляцию с новой классификацией ТПИ (РФ)

4. Привязку к сложности месторождения и типам полезного ископаемого

5. Экономическую составляющую

6. Безопасность ведения горных работ

7. Факторы и эффект социальной значимости и охраны окружающей среды

8. Рекомендации по оценке юниорных компаний и проектов Greenfield

9. Рекомендации по использованию 3D моделирования

10. Локальные приложения для стран– участниц.

Если данные принципы найдут отражение в новой системе, Единый Кодекс действительно будет нужен и интересен мировому сообществу.

Системная и целенаправленная работа в области усовершенствования недропользования должна учитывать, что только вовлечение всех заинтересованных сторон: Государства, Недропользователя, Инвесторов, а также профессиональных сообществ и международных горных консультантов, позволит достичь правильного баланса и определить принципы «Рационального недропользования».

Т. Токтабаев. Презентация проекта Кодекса Республики Казахстан «О недрах и недропользовании» на 7-м горнопромышленном форуме МАЙНЕКС Центральная Азия 2016 (19–21 апреля 2016 г., Астана, Казахстан).