Тенденции развития отечественного горного машиностроения

А.Н.Земсков, д.т.н., НПО «Горнефтемаш» (г. Пермь)

После кризиса 1998 года трансформация российской экономики проходила в условиях благоприятной мировой конъюнктуры и внутренней политической и социальной стабильности.

Главной движущей силой в последние несколько лет стали благоприятные условия торговли на мировых рынках: увеличение цен и объема спроса на полезные ископаемые.

С середины 2003 г. заметно оживился мировой рынок металла: вырос спрос в Китае и США, восстановился в Японии. Вторая половина 2003 года ознаменовалась беспрецедентным ростом цен: средняя цена на никель на Лондонской бирже металлов за полугодие поднялась в 1.6 раза, меди и золота в 1.2 раза, алюминия и цинка в 1.1 раза. Цветные металлы в течение года достигали максимумов 5-10 летней давности. За первые 9 месяцев 2004 г. алюминий подорожал на 3%, медь на 15%, нефть марки «Urals» на 33% .

Вырос объем экспорта предприятий федерального и регионального подчинения, в частности, на Урале его рост составил 51%. Анализ структуры и динамики экспорта уральских компаний показывает, что в наибольшей степени прогрессирует нефтегазовая отрасль (увеличение экспорта в 2003 г. на 75% по сравнению с 2002 г.), далее машиностроение (74%). При этом доля машиностроения в уральском экспорте поднялась до 13%.

В ближайшее время темпы экономического роста, скорее всего, останутся высокими. Во-первых, из-за сохраняющихся высоких цен на полезные ископаемые (энергоносители); во-вторых, из-за определенного подъема промышленности, поскольку к настоящему времени она уже подпиталась серьезными инвестициями, реконструированы многие предприятия, а ряд машиностроительных заводов увеличивает свой экспорт.

По оценкам Министерства экономического развития и торговли (МЭРТ), рост российской экономики на 55% в первом полугодии 2004 года

был обусловлен ростом экспорта, прежде всего сырья (год назад 43%).

Однако высокие мировые цены на сырье (увязанные с внутрироссий-скими ценами) наиболее подвержены инфляционным факторам. Российские сырьевые компании, пользуясь благоприятной мировой конъюнктурой, стараются, как можно больше продукции отправить на экспорт. И даже увеличение экспортных пошлин на нефть, металл и др. оставляет экспорт сырья более привлекательным бизнесом, чем поставки на внутренний рынок.

По данным министра МЭРТ Германа Грефа «интенсивный рост цен производителей, особенно из-за подорожания металлов, привел к снижению ценовой конкурентоспособности промышленных предприятий на внутреннем рынке на 16%».

Повышение цен на металл автоматически вызывает рост стоимости машиностроительной продукции, так как стоимость металла составляет не менее 30% в себестоимости машин и механизмов. По данным ученых Челябинского госуниверситета (проф. В.Белкин и др.), повышение цен на металл на 10% в год приводит к снижению объемов производства в машиностроении в среднем на 1.6%, а цена на продукцию самого машиностроения растет за тот же период на 4.8%.

Учитывая, что только за первое полугодие 2004 г. цена черных металлов на внутреннем рынке подскочила на 34.2% (что почти в пять раз превысило темп роста промышленного производства), можно предположить возрастание стоимости машиностроительной продукции примерно на 16.4%. Снижение объема производ

ства в машиностроении за этот период составило 5.5%.

По данным финансового директора автозавода «Урал» С. Гостева повышение цен на продукцию завода на 1% дает снижение спроса на нее примерно на 2%, что характеризует еще одну сторону негативного влияния инфляционных процессов. В настоящее время лишь 3-5% производимого металла продается напрямую, а остальное через трейдеров. Это обстоятельство ведет к еще большему удорожанию машиностроительной продукции.

Аналогичная ситуация прослеживается и на нефтяном рынке, когда увеличение цен на нефть ведет к замедлению экономического роста. По данным ряда экономистов рост цен на нефть на десять долларов за баррель ведет к замедлению глобального экономического роста на четверть процента.

При вступлении в ВТО Россия будет вынуждена привязать свои импортные пошлины на различные товары к ценам, например, Нью-Йоркской биржи. В результате чего страну, по ряду позиций, заполнят импортные товары и оборудование, что поставит под угрозу существование некоторых отраслей промышленности (авто-, авиастроение и др.).

Перейдем к рассмотрению ситуации в горной промышленности России.

В 2000-2001 гг. российские компании начали скупать зарубежные производственные активы. Начало положили нефтяники, затем металлурги. Позже пришло время горнодобывающих компаний.

ГМК «Норильский никель» несомненный лидер в этом плане в

2002 г. за 300 млн. долл. купил 51% акций компании Stillwater, крупнейшего американского производителя платиноидов. В марте 2004 г. ГМК «Норильский никель» сделал следующий серьезный шаг за 1.16 млрд. долл. приобрел 20% акций транснациональной компании Golden Fields, входящей в число ведущих золотодобывающих компаний планеты.

АК «АЛРОСА» приобрела 55% акций ангольской алмазодобывающей компании Camatchia Camagico u Hydrochicapa.

Основными целями приобретения зарубежных предприятий являются:

-  контроль за источниками сырья в глобальном масштабе (это демонстрируют, прежде всего, российские алюминиевые компании, скупающие источники глинозема по всему миру);

-  получение синергетического эффекта, обеспечивающего увеличение капитализации собственности на величину, превышающую стоимость непосредственной сделки за счет стабильности бизнеса, уменьшения рисков и возможности выхода на мировые финансовые рынки.

Наблюдается тенденция концентрации, укрупнения бизнеса на территории Уральского региона. Продолжился процесс юридического оформления холдингов: концентрация сбыта на управляющих компаниях и т. д. Так, в стальную группу «Мечел» в сентябре 2003 г. вошла «Уральская кузница», в мае 2004 г. «Ижсталь». В мае-июне «Мечел», выиграв в соперничестве с Евразхолдингом, присоединил к группе Коршуновский ГОК, расположенный на севере Иркутской области. Для металлургического комплекса группы «Мечел» решилась проблема обеспечения производства железорудным сырьем, в свою очередь, Коршуновский ГОК, находящийся с 1998 года в процедуре банкротства, достиг объемов добычи, позволяющих ему работать безубыточно. Ранее «Мечел» консолидировал несколько угольных компаний (самая крупная из них «Южный Кузбасс») и предприятие «Южуралникель».

Крупнейшее предприятие России по производству калийных удобрений ОАО «Уралкалий», несколько лет работавшее через канадского трейдера Canpotex, в настоящее время заявляет о себе как о самостоятельной компании мирового уровня. В 2000 г. «Уралкалий» стал первой

российской компанией, вложившей средства в строительство нового порта Балтийского балкерного терминала. Строительство терминала стало самым масштабным негосударственным инвестиционным проектом в России, финансирование которого ведется из частных источников.

Другое крупное калийное предприятие ОАО «Сильвинит» купило контрольный пакет акций ОАО «Соликамский магниевый завод» (СМЗ), на который бесперебойно поставляется 250-260 тыс.т карналлита в год с первого Соликамского калийного рудника, что позволяет СМЗ производить до 20 тонн металлического магния. Кроме того, ОАО «Сильвинит» планирует приобрести «Лово-зерскую горно-обогатительную компанию» (г. Ревда, Мурманской обл.). При участии ОАО «Сильвинит» вступил в строй Восточно-Уральский терминал (Находка) высокомеханизированный транспортный комплекс по перевалке минеральных удобрений в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, обеспечивающий погрузку любых типов судов.

Фактором, заслуживающим внимания, являются результаты экспортной деятельности калийных объединений Пермской области за 2003 год. Так, ОАО «Уралкалий» увеличило объем экспорта по сравнению с 2002 г. на 152% (объем экспорта составил 469.6 млн. долл.), ОАО «Сильвинит» на 102% (68.4 млн. долл.) [1].

Благодаря сохраняющейся благоприятной конъюнктуре на мировых рынках ожидается высокий уровень экспорта нефтегазовой, металлургической и химической отраслей. Рост экспорта будет способствовать подъему горнодобывающих предприятий, а значит большему спросу на горную технику. Однако, не все так просто.

Анализ экономических данных показывает, что угольная промышленность России, и, прежде всего, Сибири, на подъеме. Объемы добычи в 2003 году в сравнении с 2002 годом выросли на 7.6% и 10%, соответственно. Тенденция роста объемов добычи наблюдалась и в 2004 г.: в первой половине года добыча увеличилась на 1.2% по России и на 2.1% по Сибири [2].

Тем не менее, согласно данным специализированного агентства «Росинформуголь», по итогам 2003 г. в России рентабельными оказались только 30% угольных предприятий.

В этой связи руководитель Департамента угольной промышленности Минпромэнерго Е.Я.Диколенко отмечает, что повышение добычи угля и уровня рентабельности возможно только за счет существенного обновления основных фондов в условиях благоприятного инвестиционного климата.

После относительно успешного 2003 г. в прошедшем году рентабельность горномашиностроительных предприятий сократилась на треть и согласно традиционно используемой для анализа положения промышленных отраслей картинки находится в области «собак» (темпы роста и рентабельность ниже среднего уровня), в то время как машиностроительные предприятия нефтегазового сектора попадают в область «лошадей» (динамичных, но не очень рентабельных сфер производства).

Оригинальность конструкции машин всегда была ключевым фактором в продвижении продукции машиностроительных предприятий на рынках сбыта, её популярности среди горняков.

Разработки наших исследовательских и конструкторских институтов по совершенствованию машин постоянно отставали по времени от работ иностранных фирм: по качеству продукции, разнообразию типов машин и отсутствию, как правило, оригинальных идей в конструировании горных машин.

По мнению д.т.н. П.А.Лыхина при отсутствии оригинальных идей в конструировании горных машин реальным путем налаживания производства современной техники в России является приобретение лицензий на их производство. Например, в Советском Союзе погрузочные машины для проходческих и очистных работ выпускались заводами на базе приобретенных в тридцатые годы лицензий фирм  «Гарднер-Денвер»,

«Эймко-Финлей» и др. Такое же положение сложилось после Великой Отечественной войны в производстве

перфораторов (ПА-23, КЦМ-4, ОМ-506).

Характерным примером в этом отношении могут служить фирмы Финляндии, производящие горные машины и вступившие на путь индустриализации значительно позже, чем Россия. В течение нескольких последних десятилетий они вышли на передовые позиции в производстве горных машин для бурения

шпуров и скважин и в конструировании современных типов перфораторов [3]. Во второй половине XX века фирмы Финляндии, производящие перфораторы, использовали бесклапанный принцип подачи сжатого воздуха в цилиндр машины и добились поразительных результатов в совершенствовании конструкции перфораторов, сначала ручных, а затем колонковых машин. Необходимо пояснить, что этот принцип бесклапанной подачи воздуха в перфоратор был предложен еще в XIX столетии, но не мог быть практически осуществлен машиностроительными заводами того периода. Этот подход отвергался и в XX веке всеми конструкторскими бюро в мире как неперспективный.

В начале шестидесятых годов прошлого столетия горные инженеры стали свидетелями появления первых патентов на гидроперфораторы (ГП), революционно изменяющими процесс бурения шпуров и скважин и открывшими путь к автоматизации этого процесса. В Советском Союзе были попытки организации производства ГП, однако эти попытки не были до конца осуществлены, не-

смотря на соответствующие постановления Совета Министров о производстве таких машин. Одной из причин этих неудачных попыток было отсутствие специализированного завода, обеспечивающего высокое качество продукции.

В России до сих пор практически отсутствуют заводы по производству проходческих агрегатов (комбайнов) для крепких пород. Известно, что многие проходческие агрегаты зарубежных фирм успешно конкурируют с буровзрывной технологией, обеспечивая проходку выработок большого сечения в базальтах с чистой скоростью 6 м/час.

Однако всегда существовали и существуют незанятые ниши производства оригинальных по конструкции машин, предваряющие новые или усовершенствованные технологии добычи полезных ископаемых, проведения горных выработок и ведения очистных работ. Так, в прошлом веке выдан патент [3] на конструкцию бурильной машины, позволяющей бурить прямоугольные в сечении шпуры и скважины. Освоение производства подобных машин ведет к коренному изменению техно-

логии буровзрывных работ: известно, что при плоских зарядах ВВ в комплектах шпуров на порядок изменяется функциональная зависимость затухания фронта ударных волн взрыва от расстояния от зарядной камеры, а «линия наименьшего сопротивления» зарядов и глубина шпуров увеличиваются. При автоматизации бурения прямоугольных в сечении щелевых шпуров и применения для заряжания их дешевыми во-донаполненными ВВ создаются реальные условия для внедрения технологии успешно конкурирующей по экономическим параметрам с технологией проведения выработок в крепких породах комбайнами.

Другой нишей для производителей горной техники может служить изготовление автономных транспортных и погрузочных машин с водородными двигателями внутреннего сгорания. В Японии, Германии, США созданы водородные двигатели оригинальной конструкции и выпущены опытные экземпляры транспортных машин с такими двигателями. В Советском Союзе над проблемой замены углеводородного топлива в двигателях внутреннего сгора-

ния водородом работали многие институты, включая академические. Внедрению водородных двигателей в наземный транспорт препятствует не только отсутствие инфраструктуры производства дешевого водорода, его транспортирования к местам потребления, но и его дороговизна по сравнению с существующими видами наземного транспорта, а также искусственные препятствия, чинимые фирмами, добывающими и производящими углеводородное сырье и топливо. Однако в условиях ведения подземных работ с сильной загрязненностью рудничной атмосферы и высокой стоимостью подачи большого объема свежего воздуха в забои, где работают дизельные двигатели, внедрение водородных двигателейактуальная задача. Как показывает зарубежный опыт [4], применение водородных двигателей на подземном транспорте практически полностью решает проблему очистки рудничного воздуха от опасных и вредных для здоровья горняков выхлопных газов от работающих в рудниках дизельных машин.

Одной из проблем внедрения водорода в качестве топлива является высокая стоимость его производства. Уральские рудники, расположенные на небольшом расстоянии от действующих атомных электростанций, могут получать дешевый водород. Очевидно, проблемой остается производство водородных двигателей и машин.

Горно-машиностроительные предприятия (холдинги) предпринимают различные шаги по стабилизации и развитию своего положения на рынке горной техники.

Компания «Объединенные машиностроительные заводы» для оценки тенденций в мировом машиностроении даже создала новое подразделение департамент горных технологий. Его главная задача просчитывать совмещение возможностей техники, участвующей в процессе добычи полезных ископаемых, и разрабатывать принципы конструирования и создания новых машин. В настоящее время департамент изучает мировой опыт, известные технические решения, авторские свидетельства и др. Из всей массы информации будут извлечены те «изюминки», на основе которых будут строиться стратегия развития и тактика фирмы.

Остановимся на текущем положении дел в горношахтном машиностроении.

Во-первых, следует отметить, что имеет место тенденция общего сокращения емкости рынка ГШО. Учитывая то, что крупные благополучные горнодобывающие предприятия, такие как корпорация «Казахмыс» (Казахстан), Навоийский ГМК (Узбекистан), ГМК «Норильский никель» и др., строят свои ремонтно-механи-ческие заводы с современным станочным парком, которые успешно выпускают несложную горношахтную технику (вагонетки, лебедки и т. д.), сегмент востребованной горной техники еще более сужается.

В некоторых развитых горнопромышленных регионах, например, таких как Кузбасс и Донбасс, областные администрации силовым методом навязывает шахтам и разрезам условия приобретения горного оборудования только у «своих» горно-машиностроительных заводов.

Во-вторых, нельзя не отметить повсеместное проникновение на российский рынок зарубежного оборудования, которое началось с середины 1990-х годов прошлого столетия, что значительно осложнило жизнь российским заводам горношахтного машиностроения.

Несмотря на существенное повышение качества изготовления российского горношахтного оборудования, технический уровень его возрос не столь значительно. Однако это не оправдывает закупки оборудования только по импорту. Хочется напомнить, что раньше в СССР добывалось в 1.5 раза больше полезных ископаемых, в основном, на отечественном, а не импортном оборудовании.

Конкурентоспособность оборудования, по мнению заместителя Министра Минпромнауки РФ С.Г.Митина, нельзя сводить исключительно к высокому качеству изготовления [5]. Это еще и цена. Например, комплекс германского производства для струговой выемки тонких угольных пластов стоит 500 млн. рублей, российский аналог (г.Шахты, Ростовской обл.) 150 млн. рублей. Кроме того, необходимо принимать во внимание соответствие отечественного оборудования российским стандартам, условиям эксплуатации, наличие у эксплуатационщиков готовой ремонтной базы и подготовленных специалистов. Импорт приводит к технологической и экономической зависимости от зарубежных поставщиков техники.

На проходившем в г.Кемерово в сентябре 2004 г. круглом столе «Пути развития угольного машиностроения в Кузбассе» (в рамках международной научно-практической конференции «Энергетическая безопасность России. Новые подходы к развитию угольной промышленности») представителем администрации Кемеровской области В.Г.Агафоновым была высказана интересная мысль: «Учитывая, что две трети себестоимости добычи угля приходится на оборудование, запасные части к нему и материалы, а на 80-85% это оборудование импортное, можно сказать, что каждые две шахты (разреза) из трех работают на заграницу».

Между тем, самый дешевый уголь в Кузбассе добывается на шахте «Полосухинская», на которой установлено только российское горное оборудование.

Выходом из сложившейся неблагоприятной ситуации для российских заводов горношахтного машиностроения, на наш взгляд, является: 1. Необходимость в конструкторской разработке и выпуске горного оборудования нового поколения.

Наконец-то в российское общество пришло понимание того, что базой экономического роста являются наукоемкие технологии и прогрессивные разработки: до 1990 г. в СССР вклад научно-технического прогресса в экономический рост составлял до 70%, сегодня 5%. Без изменения нынешнего положения Россия может надолго оказаться сырьевым придатком мирового сообщества.

По мнению научного руководителя Научно-инженерного центра Пермского завода им. С.М.Кирова, д.т.н. В.Н.Аликина, стране необходимо прорваться в эпоху «интеллектуальной экономики» и лишь тогда можно рассчитывать на серьезных инвесторов, приток капиталов и подъем отечественной наукоемкой промышленности.

Догонять западных производителей горной техники вещь бесперспективная. Согласно теории технологических укладов главный прорывной фактор пятого технологического уровня микроэлектроника. Чтобы войти в эту отрасль и выпускать продукцию должного качества, нужно затратить несколько миллиардов долларов. А чтобы выйти на уровень высшего шестого уклада (биотехнологии и генная инжене-

рия) нужно иметь соответствующий интеллект исполнителей и затратить всего несколько миллионов долларов. Поэтому при разработке новой горной техники необходимо концентрировать ресурсы только на прорывных направлениях, где издержки выхода на рынок меньше, чем в освоенных производствах, и там, где можно опередить конкурентов. 2. Комплексная поставка горной техники.

Комплексность поставки горного оборудования предполагает безусловную увязку отдельных элементов (аппаратов) технологической цепочки, оплату заказчиками инжиниринговых услуг изготовителей, последующую поставку запасных частей, модернизацию оборудования, дополнительные согласования разрешительных документов и др.

Оптимальным, как для исполнителей, так и для заказчиков является обеспечение законченного цикла работ по разработке, выпуску и эксплуатации горной техники, предполагающего наличие и эффективную работу следующих структурных элементов:

-  организации, занимающейся обследованием состояния техники на горнодобывающем предприятии и выдачей рекомендаций по ее совершенствованию;

-  института (конструкторского бюро), проектирующего перспективные горные машины;

-  завода-изготовителя машиностроительной продукции современного уровня;

-  специализированной фирмы, обеспечивающей сервисное обслуживание техники на горнодобывающих предприятиях.

Вероятно, что на текущий момент правильным для России является стимулирование отечественного горного машиностроения к выстраиванию международных производственных цепочек и к большей специализации.

В качестве примеров можно привести намерение ГМК «Норильский никель» производить оборудование для комплекса с вагонетками донной разгрузки силами Пермского завода горношахтного машиностроения по лицензионному соглашению с канадской фирмой Nordik Mine Technology Inc. или оснащение бульдозеров фирмы Liebherr навесным оборудованием российской компании «КА Техноком-плект» (Москва).

Сложность ситуации в горном машиностроении обусловлена жесткими требованиями по надежности техники. В настоящее время конкурентоспособность горного оборудования на рынке обеспечивается только в том случае, если уровень технической готовности техники поддерживается на уровне не ниже 90% от календарного фонда рабочего времени. Поэтому для обеспечения высокой технической готовности оборудования предприятия-изготовители горной техники, как правило, делегируют сервисное обслуживание оборудования специализированным фирмам.

ЛИТЕРАТУРА:

1.  Гладкова И. Конъюнктурщики. Рейтинг экспортеров Урала (Итоги 2003 года) //Эксперт-Урал, № 35,20-26 сентября 2004 г. С. 48-61.

2.  Хайкин М. Даешь стране угля //Эксперт-Сибирь, № 23, 30 августа 5 сентября 2004 г. С. 24-29.

Лыхин ПА. Тоннелестроение и бурение шпуров и скважин в XIX и XX вв. Екатеринбург: РАН, Уральское отделение, Горный институт, 2002. 307 с.

3.  Petkov Т., Veziroglu T.N., Sheffild J. W. An jutlook of hydrogen as automotive fu-el//Int. J. Hydrogen Energy, 1989, vol. 14, 7. P. 449 474.

4.  Митин С.Г. О направлениях развития рынка нефтегазового машиностроения //Приложение к журналу «Нефтегазовые технологии»,2003. № 1. С. 3-6.

Журнал "Горная Промышленность" №1 2005