По следам царского золота

DOI: http://dx.doi.org/10.30686/1609-9192-2018-6-142-86-89

В.Б. Кузнецов, канд. ист. наук НИТУ «МИСиС»

В статье прослеживается утрата Россией своего золотого запаса в годы Первой мировой войны и в условиях гражданской войны. Сделана попытка оценки источников белого движения и советских исторических материалов. Показано отношение к России союзников («Антанта») в революционное время, а также политическая линия руководителей России 1990-х гг. по возвращению в Россию утраченного золота. Количественные показатели приведены в единообразное исчисление.

Дореволюционная Россия являлась абсолютным лидером по золотым резервам. Накануне Первой мировой войны Россия обладала самым крупным запасом золота – на 1 млрд 800 тыс. золотых руб., что было эквивалентно 1400 т драгоценного металла. Франция и Англия соответственно 1,5 млрд и 800 млн золотых руб. [1; С. 105]. Ряд историков, ссылаясь на обзор Тимоти Грина, включающий публикацию Всемирного совета по золоту, оценивают валютные резервы России в 1233 т [2; С. 78]. Разница существенная, но не принципиальная. Несмотря на огромные запасы золота (третье место в мире), война и революция привели к полному истощению золотовалютных ресурсов России.

Историографию проблемы утраты царского золота начинают сразу же после окончания гражданской войны белоэмигранты России, лидеры белого движения и группа бывших интервентов. Многие из них имели прямое отношение к судьбе т.н. «колчаковского» золота [3]. В СССР аналогичная тема на научной базе начинает изучаться в период «оттепели », когда стали открываться секретные архивы, и историки получили доступ к делам «Коллекции белогвардейских и белоэмигрантских фондов» и документам Пражского архива, захваченным Красной армией в 1945 г. [1]. До этого времени печатались книги и даже снимались приключенческие фильмы, имеющие в своей основе легенды и вымыслы.

Так, в книге Анны Караваевой, изданной в 1938 г., «золотой эшелон» спасает венгерский революционер Матэ Залка, так же как и в фильме с аналогичным названием (1959 г.).

Несмотря на большие валютные запасы, денежная система России не имела под собой прочного экономического основания. В государстве не было современной широко развитой индустриальной базы. Огромный размах боевых действий и использование новых вооружений быстро привели к острой нехватке ресурсов. Собственных средств хватило бы только до конца 1914 г. Нужно было просить помощь у союзников. Интенсивная утрата золотого запаса началась после того, как члены Антанты потребовали от Российского правительства реальное золото за предоставление кредитов.

Россия была вынуждена согласиться, и за все время войны царское правительство переправило в Англию 650 млн золотых руб. под обеспечение своих займов для оплаты военных заказов, сделанных в Великобритании и США, что эквивалентно примерно 500 т фактического золота [1; С. 105].

Сюда же включены и 4 т, отправленные Временным правительством Керенского, и «николаевское золото». Император Николай II в начале 1917 г. отправил в Лондон 5,5 т «личного » золота [4; С. 202]. Весь драгоценный металл отправлялся по КВЖД до Владивостока, а затем фрахтом шел в Канаду, где Великобритания имела золотые хранилища английского банка. Из всего отправленного залогового золота до пункта назначения дошло лишь 325,8 т, а 152,5 т были захвачены Японией в качестве «военного трофея» [4; С. 202]. Союзники, видя тяжелое положение русской армии, оказывали тем не менее сильнейшее давление на царское правительство, требуя очередного золотого транша, а в 1916 г. запросили «двойное» золотое покрытие кредитов. На секретном совещании Совета министров 19 августа 1915 г. Государственный контролер П.А. Харитонов так охарактеризовал позицию союзников: «Значит с ножом к горлу прижимают нас добрые союзнички: или золото давай или ни гроша не получишь. По следам царского золота

Дай бог им здоровья, но так приличные люди не поступают» [5; С. 88]. Уже после Второй мировой войны российские и британские историки подсчитали, что военная промышленность государств Антанты сумела использовать до марта 1917 г. лишь 25% оплаченных (золотом!) заказов России.

А.Ф. Керенский в своих мемуарах подтверждает эту цифру [6; С. 423]. Генуэзская конференция в 1922 г. обсуждала царские долги и долговые обязательства стран Антанты. СССР до конца своего существования неоднократно ставил вопрос о возвращении на историческую родину золотых траншей.

Однако долг так и не был возвращен. Большинство историков признают, что накануне Октябрьской революции валютные резервы России оставались достаточно солидными и достигали 850–855 т [7; С. 154]. С началом войны свободное золотое обращение в стране было прекращено, однако на руках населения Российского государства оставалось 337 т золотой монеты (из-за темного золотого цвета их называли «рыжиками») на сумму почти 500 млн руб. [2; С. 75]. Эти деньги в казну не вернулись и были тезаврированы. Через 20 лет они возвратились в советский ГОХРАН через систему «Торгсина».

Советская власть хорошо знала «чудесное» средство, открывавшее любой потаенный клад. Прослеживая след царского золота после Октябрьской революции, исследователи отмечают, что в годы гражданской войны продолжались интенсивные утечки из государственной валютной казны. Прежде всего – это «колчаковское золото». Еще в годы Первой мировой войны царское правительство начало перемещать золотые активы в восточные регионы страны, опасаясь немецкого наступления. Большевики продолжили эту политику.

Валютные резервы были сосредоточены в двух «карманах » Государственного банка РСФСР: в Нижнем Новгороде и в Казани. В ночь с 6 на 7 августа 1918 г. генерал Каппель и белочехи внезапным и дерзким ударом с Волги захватили Казань. В 7 часов утра 30 белочехов заняли здание Казанского отделения народного банка. Так начинается трагическая и почти детективная история «колчаковского золота », где каждый слиток буквально «купался» в крови «белых» и «красных» русских людей и так отчетливо проявились и высокий подвиг, и гнуснейшее предательство. Увы, в истории человечества это было всегда и везде, где рядом мерцал «желтый металл». Газета «белых», «Вечерняя заря», сообщила в тот же день: «Нами захвачена неисчислимая добыча – весь золотой запас России на номинальную стоимость в 657 млн золотых руб…, нами нанесен смертельный удар Советской России» [8; С. 237]. На самом деле белогвардейцам досталась только одна половина валютных резервов России – немногим более 500 т[2; С. 202]. «Комуч» (Белое правительство Сибири) чувствовал, что долго удержаться в Казани не сможет. Большевики напрягут все силы, чтобы вернуть сокровище. Партизанские дивизии Н.А. Бурова и Н.В. Дворянова преследовали белогвардейцев по пятам.

Один из бойцов, П.А. Бихтяев вспоминал: «….мы ждали Колчака трое суток. Лежали на рельсах, чтобы не пропустить его. Буров говорил нам, что мы должны погибнуть, но не пропустить их» [9; С. 141]. Из Казани золото вывезли в Самару. 7 октября красные взяли Самару, но их ждало горькое разочарование и здесь. Белые успели эвакуировать сокровище.

После захвата власти Колчаком в ноябре 1918 г. золото было перевезено в Омск. Так началось странствие длиной в полтора года сокровищ Российской империи по бескрайней Сибири. Колчак всюду возил золото с собой, как залог своей безопасности, неся личную ответственность за сохранность валюты российского государства. Из этого золота тысячи пудов он отослал за границу для оплаты оружия, которым его «щедро» снабжали США, Англия и Япония, кстати, далеко не лучшего качества, убедительно показывает историк Шамбаров, прямо говоря о «надувательстве » и «мизерных» поставках «неуклюжих колымаг» – пулеметах «Сен-Этьен», вместо современных «Кольтов»[10; С. 416]. Всего Колчаком было отправлено во Владивосток, где находились банки стран Антанты, около 200 т золота, включая и т.н. «семеновское золото» [8; С. 185]. Атаман Семенов перехватил последний «золотой эшелон» Колчака и вместе с ним 33 т золотых слитков, которые, в конце концов, осели в японских банках [2; С. 193]. Юридически это золото хранится там до сих пор и, без сомнения, подлежит возвращению на историческую родину. Следуя принципу объективности, необходимо отметить, что мемуары белых не подтверждают мнение ряда советских историков о крайне небрежном и преступном хранении золота и «дырявых» мешках, в которых оно перевозилось, а также о «преступном расточительстве» Колчака [9; С. 137]. Александр Васильевич Колчак считал, что он не имеет права единолично распоряжаться золотом потому, что оно принадлежит России и ее народу. Решение о продаже части валюты было вынужденным, и Колчак принял его только тогда, когда белые стали терпеть поражение, то есть с весны 1919 г. Перед падением Омска к адмиралу пришли все главы военных миссий Антанты и потребовали передать им золотые резервы для более надежного хранения. Колчак резко отказался, потому что понимал, с кем он имеет дело. Своим отказом Александр Васильевич фактически подписал себе смертный приговор.

7 февраля 1920 г. между большевиками и белочехами было подписано Куйтунское соглашение. Белочехи «сдавали» Колчака и золото, а в обмен получали паровозы и вагоны для беспрепятственного выезда на родину через Владивосток вместе с награбленными в Сибири сотнями вагонов с имуществом, включая 700 ящиков с серебром на сумму в 1млн золотых руб. [8; С. 217]. Это была плата за охрану золотого запаса. Чехи и военная миссия Антанты ехали в теплых уютных вагонах, а преданный ими генерал Каппель и белые с тяжелыми арьергардными боями пешими пробивались в Забайкалье.

В этом страшном ледяном походе «храбрейший из храбрых» генерал жестоко отморозил ноги и вскоре скончался. Историки белого движения полагают, что чехи вывезли с собой 32 т золота [11; С. 336]. Однако под этой цифрой нет документальной базы. В ту же ночь Колчак был расстрелян.

Председатель Иркутского ЧК Самуил Чудновский вспоминал: «Я застал Верховного Правителя, стоящего недалеко от двери, одетого в шубу и папаху…, выходим за ворота тюрьмы.

Мороз 32–35 по Реомюру. Ночь светлая, лунная…». После «революционного» выстрела в затылок и перед утоплением в полынье Ангары, Самуил снял с адмирала шубу, френч, георгиевский крест, добротные кожаные перчатки и обувь…

[11; С. 333]. Великая русская река приняла тело русского адмирала.

Необходимо отметить, что некоторая часть драгоценного груза была похищена, несмотря на круглосуточную, казалось бы, охрану. Однако задокументированы только два хищения, когда Колчак 2 месяца пробивался из Омска в Иркутск в обстановке всеобщего хаоса и анархии. На станции Тыреть была обнаружена кража золота на сумму 780 тыс. золотых руб. (пропали 13 ящиков со слитками) [9; С. 140]. Также зафиксирована пропажа еще двух ящиков с золотом в Омске [13; С. 188]. До сих пор следы этих преступлений не обнаружены. Есть косвенные доказательства вины белочехов, но они утверждают, что в карауле в ту ночь стояли русские солдаты. Однако вскоре после окончания войны в Праге был выстроен огромный Легио-банк, а главным учредителем его стал Франтишек Шип, который являлся начальником финансовой части у белочехов и сопровождал «золотой эшелон» [13; С. 191]. После Первой мировой войны чехословацкая крона стала одной из самых устойчивых денежных единиц в мире.

3 мая 1920 г. тщательно охраняемый поезд из 12 вагонов возвратился в Казань. Комиссия по золоту, созданная СТО по заданию Ленина, заключила, что Колчаком было израсходовано золота более 200 т [13; С. 76]. Экономист А. Ефимкин считает, что грузовики с вокзала перевезли в казанское хранилище 6815 ящиков с золотыми слитками общим весом в 346 т [8; С. 238]. Красноармейцы «просеяли» оставшийся мусор в вагонах и обнаруженные крупинки золота сдали казанскому губфинотделу. В самом скором времени золото из Казани было перевезено в ГОХРАН Москвы, который был образован 3 февраля 1920 г. Руководителем его Ленин назначил самого верного сына революции Хаима Юровского, убийцу царской семьи. Супруга Троцкого возглавила Эрмитаж и тщательно принимала награбленные церковные и исторические ценности. Очень быстро верный сын революции допустил в ГОХРАНе гигантские хищения, однако избежал расстрела и был переведен в иные сферы аппарата власти подальше от искушений.

Итак, Казанский «карман» опустел. Однако оставался еще Нижегородский «карман» Государственного банка РСФСР, где удалось полностью сохранить эвакуированные сюда в 1915–1918 гг. колоссальные банковские и исторические ценности [8; С. 227]. В Нижегородском отделении Госбанка хранилось более 300 т драгоценного металла, в том числе и исторические ценности, реквизированные сразу же после революции (столовое серебро и золото из царских дворцов, 7 мешков с золотыми и серебряными Георгиевскими крестами, золото и серебро с личной яхты Николая II и из домика Петра I, 49 личных опечатанных и закрытых сейфов, золотые кубки и т.п.) [12; Internet]. Часть нижегородского запаса пошла на уплату так называемого «ленинского золота».

27 августа 1918 г. в Берлине было подписано финансовое соглашение, которое называют «экономическим Брестом».

Оно позволило большевикам продлить мирную передышку, но для этого пришлось пойти на материальные жертвы, в том числе и на огромную контрибуцию Германии в виде выплаты более 245 т золота [8; С. 288]. Двумя эшелонами из Нижнего Новгорода были отправлены в Берлин 5508 слитков (по 18 кг каждый) – почти 97 т на 125 млн золотых руб. [8; С. 228]. Были подготовлены еще два эшелона, но в Германии началась революция, и 13 ноября ВЦИК России аннулировал «похабный» Брест-Литовский договор и финансовые соглашения, однако вернуть золото не удалось.

Почему? По условиям Версальского мира побежденная Германия, революция в которой была подавлена странами Антанты, обязывалась уплатить Англии и Франции колоссальные репарации, в том числе и золотом. Франция бесцеремонно забирает у Германии русское золото и «по-товарищески » делит его с Англией. Версальский договор четко прописал в ст. 259 особый статус золота в качестве «временного хранения». Англия и Франция поставили свои подписи под договором, следовательно, после поражения Германии, в соответствии с международным правом, золото должно возвратиться в Россию. Однако Россия ничего не получила.

Во Франции слитки переплавили, чтобы уничтожить царские клейма двуглавого орла, поставили французские штампы и отправили золото на продажу. Эксперт по золоту и профессор В. Сироткин полагает, что с учетом процентов «ленинское золото» стоит сегодня более 25 млрд долл, а все российское золото за рубежом профессор оценивает в сумму более чем 100 млрд долл [11; С. 365]. Лично В.И. Ленин был против немедленного вывоза золота. Однако в этот период он занемог, и его обязанности исполнял Я.М. Свердлов, который рьяно поспешил исполнить условия договора.

Историк Шамбаров язвительно намекнул о брате Свердлова, который в Америке служил в банковской системе [10; С. 97]. В августе 1986 г. М.С. Горбачев и М. Тэтчер подписали соглашение между Англией и СССР об урегулировании финансовых разногласий, существовавших до Второй мировой войны.

СССР отказывался от финансовых претензий в размере 2 млрд фунтов стерлингов за ущерб от иностранной интервенции 1918–1920гг., а Англия отказывалась от царских долгов (российских облигаций, размещенных в Англии в годы Первой мировой войны). Однако главное было в другом, и этого главного и добивалась Англия. «Щедрый» Михаил Сергеевич в соответствии с «новым политическим мышлением» от лица всего советского народа молчаливо признал «невозвратными» все прежние попытки вернуть физическое золото, присвоенное Англией (70 т золота с процентами за 70 лет – колоссальная сумма!). Так «новое политическое мышление» ударило по национальным интересам России и стало предательством своего народа. Еще более «последовательную» линию провел президент России Б.Н. Ельцин в 1986 г., оплатив Франции царские долги России в сумме почти 0,5 млрд долл. Эти деньги получили 300 тыс. французов, сохранивших «русские золотые акции» периода Первой мировой войны, естественно, с процентами за 70 лет. Охотно приняв щедрый дар, французы «забыли» вернуть России 93 т золота, переданного ей на временное хранение» согласно ст. 259 Версальскому договору.

«Запамятовал» господин Ельцин и о сотнях тонн золота за непоставленное оружие в годы войны. Золото это являлось собственностью СССР как преемника Российской империи и теперь должно принадлежать России как правопреемнице СССР. Оно рассматривается, начиная с Генуэзской конференции, как один из главнейших и бесспорных активов, подлежащих возвращению на свою историческую родину.

Еще раз напомним – это золотой долг в 93526 849 кг чистого золота на сумму 121 млн золотых руб. [16; С. 414]. Вместе с золотом в восточные регионы страны подлежали эвакуации и ценные бумаги: долговые обязательства, акции, акты и ассигнации. Бумажные деньги в народе назывались «романовки» или «думки». В трех эшелонах сотни миллионов «бумажного золота» перемещались в глубокий тыл – Казань и Нижний Новгород. 14 ноября 1919 г. вождь мирового пролетариата В.И. Ленин подписывает постановление Комитета Малого Совнаркома по использованию бумажных денежных ресурсов страны: в срочном порядке «уничтожить » все аккумулированные Совнаркомом процентные бумаги прежних правительств [16; С. 109]. И с ноября 1919 г. в Нижнем Новгороде запылали печи – жгли кредитные билеты, облигации, акции, «романовки» и «думки». Мешками с этими бумагами всю зиму отапливали две городские бани и здание губисполкома [8; С. 61–62]. Надо полагать, бумага была веленевая и давала хорошее горение.

Улица Покровка покрылась черными хлопьями бумажного пепла. Так буквально в трубу вылетел весь внутренний долг царского и временного правительства. В один банковский мешок входило 2 млн ценных бумаг. Сочувствуя истопнику, профессор Сироткин заключил: «Здорово надо было потрудиться, чтобы мешками с бумажным золотом 5 месяцев топить бани» [16; С. 109].

Последний исход царского золотого запаса связан с торговыми и политическими операциями нового советского правительства. В этом ряду выделяется т.н. «паровозное» золото.

В марте 1920 г. принимается решение о закупке в Швеции и Англии 1 тыс. паровозов и запасных частей к ним на сумму в 300 млн руб. в золотом исчислении, что соответствовало вывозу не менее 200 т драгоценного металла [4; С. 210]. Руководил сделкой Троцкий, который в тот период занимал должность наркома железных дорог. Историк Шамбаров тонко приметил, что у Троцкого в Нью-Йорке дядя Абрам Животовский руководил банковским синдикатом из бывших русских банкиров.

Не отсюда ли идут истоки «спекулятивных» цен договора? [10; С. 213]. В этом же году с Англией подписан договор на строительство кораблей и выделен кредит в 60 млн руб., а также осуществлялись закупки по линии ГОЭЛРО. На ремонт Каширской и Волховской электростанций было выделено 10 млн руб. [15; С. 9]. Все эти трансферты шли через «прибалтийские окна» – порты Ревель и Ригу. Статья об утечке золотого запаса царской России будет неполной, если не установить количество драгоценного металла, который «ушел» из России в 1920–1922 гг. через Прибалтику. В самые тяжелые для большевиков годы военной, финансовой, экономической блокады морские порты Прибалтики сыграли исключительную роль, как отдушина, через которую Москва покупала на Западе товары – от продовольствия до оружия – и вывозила золото как средство платежа. Известный экономист и историк В. Катасонов полагает, что из всех «окон» России в 1920–1922 гг. «утекло» 408 т золота [4; С. 210].

Другие историки увеличивают количество вывезенного золота до 500 т. При предоставлении независимости одной Эстонии была выделена индемнизация (возмещение) в виде не только части территории России, но и материальная компенсация в виде 10 т золота. Литва и Латвия получили соответственно 4 и 3 т [4; С. 207]. Прибалтийские «окна» являлись одним из путей, по которым уходило из страны т.н. «золото Коминтерна». Идея мировой революции буквально витала в горячем революционном вихре России. Даже в Преамбуле Конституции 1924 г. провозглашалось, что «Отечество мирового пролетариата это лишь первый шаг по созданию пролетарских Соединенных Штатов мира…и в Мировую советскую и социалистическую республику [16; С. 114]. В. Катасонов «коминтерновское золото» оценил в 180–200 т, хотя вынужден признать, что «никаких оценок вывоза золота Коминтерна в литературе им найдено не было» [2; С. 206]. Эти 200 т – результат чисто «механического» подсчета.

Вместе с тем определенные суммы на осуществление идеи мировой революции все же имели место. Так, только в апреле-августе 1919 г. по статье «секретные суммы» Коммунистический Интернационал (ИККИ) отправил в Англию… и США «братскую помощь» на более чем 3 млн золотых руб. [17; С. 79]. Переправляли нелегально бриллианты, зашивая их в специальные подошвы башмаков, и опытная конспиратор Ленина Галина Крупина сумела за один раз переправить в Германию бриллиантов на сумму в 15 млн руб. [16; С. 121]. История умалчивает о дальнейшей судьбе бриллиантов и об их владелице. Приведя таблицу о переводе золота в структуры ИККИ, В. Катасонов оговаривается, «что чрезвычайно трудно сегодня вычленить, какое золото шло через «балтийские окна» на мирное существование, а какое на мировую революцию» [16; С. 152]. В целом представляется, что проводить широкую золотую интервенцию в условиях тяжелой гражданской войны и острых экономических проблем, большевики вряд ли могли, хотя, конечно, определенные конкретные шаги делали, проводя принципиальную ленинскую политику.

Комиссия США, которая в 1925 г. изучала вопрос о советском экспорте драгоценных металлов на Запад, сделала вывод, что в 1920–1922 гг. большевики продали за границу около 500 т золота [19; Internet]. Историки считают эти данные вполне объективными. В условиях тотальной разрухи после гражданской войны катастрофически упало извлечение драгоценного металла. В 1920 г. добыча составила 2,8 т, а в последующие годы еще меньше [19; Internet]. Между тем в 1913 г., перед Первой мировой войной золотодобыча России достигла 61,8 т [4; С. 41].

Переходя к заключению, необходимо сказать о тех известных и неизвестных героях «красных» и «белых», которые в исключительно тяжелых условиях не позволили «распылиться » золоту, несмотря на утрату более чем двух третей золотого запаса царской России. Перевозка огромных ценностей в условиях гражданской войны, разрушенных дорог, окруженных на тысячи верст диким таежным лесом, в котором прятались банды недобитого врага, и масса любителей поживиться, была сопряжена с огромным риском и невероятными трудностями. Но, несмотря на это, преодолевая взорванные мосты, люди, сопровождавшие «золотой эшелон», в лютые морозы, порой вручную перекатывая вагоны с золотом, все же доставляли ценности в пункты назначения. Это был подвиг, который остался незамеченным в те горячие и полные тревоги годы гражданской войны. Героев было много: и погибших, и живых. Вечная им память, этим русским людям, которых революция и гражданская война развела по разные стороны баррикад. Однако Россия была одна, и спасали золото для единого Отечества и ее народа.

Итак, к концу 1921 г. в ГОХРАНе РСФСР оставалось не более 100 т драгоценного металла, а в следующем году золотые запасы пришли почти к «полному истощению» [18; С. 71]. Золотые резервы надо было создавать заново. Но это уже другая тема.

Ключевые слова: золотой запас, революция, война, золотодобыча, «золотой эшелон», «белые» и «красные», Колчак, «Антанта», Ленин

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ИСТОЧНИКИ:

1. Сидоров А.Л. Финансовое положение России в годы Первой мировой войны. АН СССР. М.: Изд-во АН СССР, 1960.– 578 с.

2. Катасонов В.Ю. Золото в экономике и политике России.– М.: Анкил, 2009. 286 с.

3. Будберг А.П. Дневник 1917–1919. Изд. Захаров, 2016. 816 с.; Сахаров К.В. Белая Сибирь. М.: 2017. 480 с.

4. Катасонов В.Ю. Золото в истории России: статистика и оценки.– МГИМО, Университет. 2009. 312 с.

5. Архив русской революции. Т. 18. с Берлин, 1926. 415 с.

6. Керенский А.Ф. Воспоминания.– Иркутск, 1996. 450 с.

7. Андрианов В. Золотовалютные резервы России//Общество и экономика. 2003.

8. Ефимкин А. Золото республики // Дипломатический ежегодник.– М.: Международные отношения.– 1995. С. 227–240. С. 137–143.

10. Шамбаров В.Е. Нашествие гуннов: заговор против империи. М.: Алгоритм, 2007. 608 с.

11. Кузнецов В.В. По следам царского золота. М.: Изд-во Олма-Пресс,2003. 448 с.

12. Попов Е. Развитие советской золотодобычи и его расхищение. [Электронный ресурс] //Название: сайт. Русское движение. Информационно-аналитический портал. URL: http// (День обращения: 23 октября 2018). 173–213.

14. Петров С.П. Сколько российского золота оказалось за границей в 1914–1920 гг.? // Дипломатический ежегодник. М.: Международные отношения.–1995. С. 240–253.

15. Сосновская Л.В. История золотодобычи в СССР//Сб. Экономическая история. 2003. РОССПЭН, 2004. 597 с.

16. Сироткин В. Зарубежное золото России. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1999. 464 с.

17. Коминтерн и идея мировой революции. Документы. М.: 1998.– 540 с.

18. Политикова Т. Золотодобыча в СССР: особенности, история и интересные факты [Электронный ресурс]//FB.ru: сайт. ¬URL:http//(День обращения: 23 октября 2018).

19. Осокина Е. Золото Сталина [Электронный ресурс] // Forbes: сайт:URL: htpp// (День обращения: 23 октября 2018).

Журнал "Горная Промышленность" №6 (142) 2018, стр. 86