Концептуальные положения по повышению обоснованности выбора инновационного оборудования для угледобывающих предприятий

Ю.Н. Кузнецов, д.т.н, профессор МГГУ;

К.И. Дьяченко, аспирант МГГУ, инженер-исследователь Института энергетических исследований РАН (ИНЭИ РАН)

По завершению реструктуризации угольной промышленности России, приведшей к снижению инфраструктурных и социальных затрат предприятий, наметился положительный тренд ежегодного роста поставок угля на внутренний и внешний рынки. Даже в условиях финансового кризиса 2009 г. добыча угля в России составила 300,6 млн.т, что примерно на 30% выше минимального, достигнутого в 1998 г., уровня. Более того, в соответствии с Энергетической стратегией России [1], добыча угля к 2030 г. должна возрасти до 395 млн.т при повышении его доли в топливо-энергетическом балансе страны.

Вместе с тем, при наличии огромных ресурсов и устойчивом спросе на угли, сложившемся на внешнем и внутреннем рынках, угольная промышленность России сталкивается с системными ограничениями инновационного развития производства, главные из которых: недостаточные мощности предприятий угольного машиностроения; необходимость воспроизводства новой горной техники на уровне, обеспечивающем инновационное развитие отрасли.

К настоящему времени действующие мощности угольного машиностроения России не смогли даже заместить мощности машиностроительных заводов, которые в результате распада СССР «остались» в странах «ближнего зарубежья».

Основные причины такового положения машиностроительного сектора отрасли кроются в слабом финансировании научно-исследовательской базы и отсутствии квалифицированных специалистов. Кооперация же с машиностроительными заводами стран зарубежья не приобрела еще должного масштаба. Все это привело к разрыву между уровнем добычи угля и производством отечественной горной техники в России.

Рис. 1 Динамика добычи угля в России в период 1996–2009 гг.

В частности, за последние 5 лет добыча угля увеличилась более чем на 15% (рис. 1), а производство отечественных проходческих комбайнов не увеличивалось, оставаясь на уровне середины 1990-х годов (рис. 2), на которые пришёлся самый низкий объём угледобычи [2].

Аналогичная ситуация характерна практически для всего перечня оборудования, предназначенного для подземного и открытого способов добычи угля. Количество машин и оборудования, выпускаемого отечественными машиностроительными заводами, снизилось по сравнению с периодом до реструктуризации – от 3 до 15 раз (рис. 2).

Рис. 2 Динамика производства отечественного горного оборудования (единиц) Рис. 2 Динамика производства отечественного горного оборудования (единиц) Рис. 2 Динамика производства отечественного горного оборудования (единиц)

Рис. 2 Динамика производства отечественного горного оборудования (единиц)

Практически в таких же размерах произошло снижение удельного количества выпускаемого отечественного оборудования (приходящегося на миллион тонн добытого угля) (рис. 3).

Анализ удельного количества выпускаемого оборудования свидетельствует о том, что разрыв между оптимальным расчётным парком оборудования (в годы максимальной добычи угля) и фактически работающим достиг значительной величины:

- по шахтным погрузочным машинам – в 10 раз;

- по бульдозерам – более чем в 5 раз;

- по экскаваторам – в 4 раза;

- по проходческим комбайнам – более чем в 2 раза.

Рис. 3 Динамика парка отечественного горного оборудования, приходящегося на 1 млн. т добытого угля 073 6 Рис. 3 Динамика парка отечественного горного оборудования, приходящегося на 1 млн. т добытого угля Рис. 3 Динамика парка отечественного горного оборудования, приходящегося на 1 млн. т добытого угля

Рис. 3 Динамика парка отечественного горного оборудования, приходящегося на 1 млн. т добытого угля

В этой ситуации многие угольные компании вынуждены работать на старом, изношенном оборудовании, средний «возраст» которого иногда достигает 25–30 лет. Такое положение в существенной мере снижает конкурентоспособность угольных компаний, особенно на внешних рынках. Следует отметить, что в последнее время в развитых угледобывающих странах произошел настолько существенный скачок в технологии, что угольной промышленности России для поддержания конкурентоспособности потребуется провести коренное переоснащение предприятий. Отставание в сфере новых технологий добычи и переработки угля уже сейчас приводит к тому, что средний уровень производительности труда в угольной промышленности России в 5–10 раз ниже, чем у ведущих мировых компаний (рис. 4).

Рис. 4 Среднемесячная производительность труда рабочего на добыче угля открытым способом, т/чел.&мес. (2007 г.)

Соответственно, себестоимость добычи угля российскими компаниями выше, чем у ведущих мировых компаний, при том, что природное качество (теплотворная способность, содержание вредных примесей) угля, добываемого в России, может быть ниже, чем у зарубежного. Во многих случаях используемое отечественное оборудование по параметрам энерговооружённости и производительности не позволяет угледобывающим предприятиям работать на проектных мощностях.

Например, по данным ОАО «СУЭК», максимальная нагрузка на очистной забой, оснащённый отечественным комбайном К500, почти на 30% ниже, чем при использовании зарубежного комбайна SL300 (рис. 5).

Рис. 5 Производительность очистных комбайнов К500 и SL300 при эксплуатации в равных горно& геологических условиях

Применение проходческого комплекса фирмы JOY на шахте «Воргашорская» («Воркутауголь») позволило пройти в августе 2009 г. одним забоем 1000 п.м. горных выработок, что стало рекордом России, и чего невозможно было добиться, применяя отечественное оборудование [3].

Более того, отечественное оборудование не всегда возможно использовать в сложных горно-геологических условиях. Например, на разрезе «Черемховский» («Востсибуголь») пласты угля имеют сложную структуру. Добыча угля традиционно производится валовым способом. Пачки угля извлекаются из недр совместно с прослойками пустых пород, что предопределяет высокую зольность и необходимость последующего обогащения на фабрике, расположенной в 30 км от карьера.

Все это увеличивает операционные затраты угольной компании. По оценкам ведущих угледобывающих компаний использование карьерного комбайна типа Wirtgen 2200 SM, способного разрабатывать массив тонкими слоями (от 2.5 см), позволяет обеспечить селективную разработку угольных пачек, улучшить качество добытого угля, снизив его зольность на 10–12%, сократить до минимума эксплуатационные и технологические потери, что позволяет вовлекать в отработку угольные пласты, отнесённые при традиционной (экскаваторной) технологии к некондиционным.

Подобное отставание не только негативно сказывается на экономике угольных компаний и тормозит техническое переоснащение производства, но и ослабляет их конкурентные позиции на мировом рынке.

К тому же, высокая степень изношенности оборудования в угольной отрасли приводит к увеличению рисков аварий, повышению угрозы жизни и здоровью производственного персонала. По показателю «смертельный травматизм в расчете на 1 млн. т добытого угля» Россия лидирует с большим отрывом от ведущих угледобывающих стран мира (рис. 6).

Рис. 6 Уровень смертельного травматизма на 1 млн. т добычи угля (2007 г.)

Отсутствие развитой сети заводов и предприятий по ремонту отечественного горно-шахтного оборудования и машин, в то время как центры гарантийного обслуживания и ремонта импортного оборудования находятся уже не в стране-производителе, а в регионе расположения покупателя, когда не потребитель «подгоняет» оборудование под свои условия, а поставщик изменяет параметры под условия конкретного покупателя – всё это также негативным образом сказывается на конкурентности продукции отечественного горного машиностроения. Между тем, в основных странах, производящих технику для угледобывающей промышленности столь значительного падения производства оборудования не наблюдается. Так, много лет успешно свою горную технику на рынки поставляет Беларусь, Польша, Япония. За последние 3–4 года резко подняли качество своей продукции китайские производители, причём их оборудование соответствует мировым стандартам, конкурируя по качеству и цене, прежде всего, на рынках развивающихся стран [4].

Успешное решение задачи расширения рынков сбыта российских углей в условиях высокой конкуренции и дефиците мощностей отечественного машиностроения возможно при использовании угледобывающими компаниями зарубежного технологического оборудования нового уровня. Приобретение такого оборудования по импорту экономически оправдано и целесообразно при отсутствии его российского инновационного аналога.

Однако, импортное оборудование при поставке в Россию облагается таможенными пошлинами, размер которых варьируется в пределах от 5 до 15%. При этом сумма таможенных платежей включается, в числе прочих затрат, в себестоимость конечной продукции угольных предприятий, что снижает её конкурентность.

В этой связи, с целью недопущения снижения конкурентоспособности продукции российских угледобывающих компаний, возможно временное установление нулевой ставки таможенных платежей для оборудования, не имеющего российских аналогов.

Рис. 7 Алгоритм формирования списка инновационного оборудования, на которое предлагается ввести регулирование таможенной пошлины

В 2006 году решением Правительства России был составлен список из более 700 видов оборудования для различных отраслей производства, на которые в течение 9 месяцев была снижена до нуля величина таможенных платежей [5]. Снижение ставок только на 9 месяцев связано с обязательством России перед ЕврАзЭС по согласованию с партнёрами более длительных сроков снижения ставок. В 2007 году список дополнительно пополнился ещё около 100 видами оборудования.

Обнуление в 2006 году ввозных таможенных пошлин на технологическое оборудование, аналоги которого не производятся в России, стало весьма эффективным методом повышения темпов модернизации производства во многих отраслях экономики.

Для дальнейшего обеспечения роста технического уровня техники и технологии угледобывающей промышленности России необходимо обоснованно составить список оборудования, аналогов которого в стране не производится, но в котором нуждаются угольные компании. При этом необходимо руководствоваться пунктом 2.1 статьи 319 Таможенного Кодекса Российской Федерации «Возникновение и прекращение обязанности по уплате таможенных пошлин, налогов. Случаи, когда таможенные пошлины, налоги не уплачиваются» [6]:

«Таможенные пошлины, налоги не уплачиваются в случае, если:

- в соответствии с законодательством Российской Федерации или настоящим Кодексом: товары не облагаются таможенными пошлинами, налогами;

- в отношении товаров предоставлено условное полное освобождение от уплаты таможенных пошлин, налогов, – в период действия такого освобождения и при соблюдении условий, в связи с которыми предоставлено такое освобождение».

При этом необходимо отметить, что в соответствии с действующей практикой список оборудования необходимо согласовывать с Союзом промышленников и предпринимателей России для исключения влияния отмены пошлин на отечественное машиностроение вследствие производства в России аналогичного оборудования. Отбор инновационного оборудования, на которое предлагается временно установить нулевой размер таможенной пошлины, рекомендуется производить методом бенчмаркинга* и экспертного опроса. Так, с применением бенчмаркинга были отобраны лучшие образцы оборудования, уже применяющегося на крупных зарубежных горнодобывающих предприятиях.

Затем производился экспертный опрос. В опросе принимали участие ведущие специалисты по горному оборудованию и стратегическому развитию предприятий угольной промышленности России. В их числе «СУЭК», «Распадская», «Мечел», «Северсталь», УК «Кузбассразрезуголь», УК «Южный Кузбасс», Компания «Востсибуголь», ЗАО ХК «Сибирский Деловой Союз» и другие, в совокупности обеспечивающие более 70% добычи угля по отрасли. Проект предварительного списка был направлен специалистам угольных компаний для оценки каждой позиции списка по пятиранговой шкале, определяющей «степень значимости» импортного оборудования, не имеющего российского аналога в повышении эффективности угледобычи. Кроме того, специалистам компаний также предлагалось установить минимальный и максимальный сроки предоставления «обнуления» таможенных пошлин при закупке импортного оборудования. Этот срок предлагалось определить с позиции времени возможного появления российского аналога оборудования.

На основе анализа полученных от компаний данных было установлено, что предлагаемая длительность периода освобождения от ввозных пошлин изменяется в пределах от 2 до 10 лет. Опрошенные специалисты компаний считают, что в среднем для замещения импортного оборудования российскими аналогами потребуется около 5–6 лет.

Обобщённый список машин и оборудования с целью актуализации его позиций оценивался не только с учётом наибольшей экспертной «значимости», но и системы ограничений, сформированных практикой запросов угольных компаний в Министерство экономического развития России (МЭР РФ) за последние 2 года.

В соответствии с этой практикой были установлены нижеследующие ограничения, обусловленные отказом МЭР РФ в обнулении ввозных таможенных пошлин на нижеследующие импортные товары:

- неправомерность отнесения группы товаров к разряду технологического оборудования: субпозиций товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности РФ (ТН ВЭД) России – строительные машины и механизмы, автопогрузчики, бульдозеры, грейдеры, планировщики, экскаваторы и тд. (товарные позиции 8427 и 8429 ТН ВЭД России), а также 2 субпозиции, представленные изделиями из чёрных металлов (запасные части – код ТН ВЭД России 7326 90 980 9) и изделиями из меди (код ТН ВЭД России 7419 99 900 0);

- отсутствие экономических «препятствий» для технического переоснащения предприятий, закупающих для этих целей импортные товары с действующей 5%-й ставкой ввозных пошлин: товары по 5 субпозициям – воздушным компрессорам (код ТН ВЭД России 8414 80 190 9), электропечам и другому оборудованию с электрическим нагревом (код ТН ВЭД России 8419 39 900 8), оборудованию прокатных станов (коды ТН ВЭД России 8455 22 001, 8455 22 000 9), станкам отрезным (код ТН ВЭД России 8461 50 900 9);

- установленный ранее и уже действующий режим беспошлинного ввоза товаров: по 4 субпозициям – машинам литейным (код ТН ВЭД России 8454 30 900 9), станам прокатным непрерывной прокатки (код ТН ВЭД России 8455 22 000 2), рабочим и опорным валкам для горячей и холодной прокатки (коды ТН ВЭД России 8455 30 310 0 и 8455 30 390 0). Алгоритм формирования списка представлен на рис. 7. С учётом вышеприведенной экспертной оценки и действующей системы ограничений получен дополнительный актуализированный список машин и оборудования, для которого предлагается внести нулевую ставку ввозной таможенной пошлины (ввиду большого объёма списка в данной статье он не приводится).

В целях стимулирования закупок угольными компаниями отечественного оборудования высокого технического уровня предлагается реализовать «плавный» режим введения нулевых ставок пошлин. Учитывая результаты экспертного опроса, показавшего необходимость в среднем шестилетнем сроке отмены пошлин, предлагается ввести понижающие коэффициенты к ставкам действующих пошлин:

- коэффициент, равный 0 – для двухлетнего периода времени снижения ставки пошлины;

- коэффициент, равный 0.35 – для периода времени более 2Vх лет, но менее 4-х лет;

- коэффициент, равный 0.70 – для периода времени более 4Vх лет, но менее 6 лет.

Фактическая ставка ввозной таможенной пошлины определяется путём умножения действующей ставки на понижающий коэффициент.

Для реализации возможности освобождения от обложения таможенными пошлинами машин и оборудования было разработано соответствующее Постановление Правительства РФ, вносящее поправки в Таможенный Кодекс Российской Федерации.

Выводы

В целях ликвидации и дальнейшего предотвращения отставания инновационного развития отечественной угледобывающей промышленности, а также вывода ее на мировой уровень, необходимо научно-практическое обоснование выбора оборудования высокого технического уровня для проектируемых горных предприятий и разработки программ развития производства. Ускорение процесса замещения устаревшего оборудования инновационным – невозможно без объективного регулирования ставки таможенной пошлины на импортируемое оборудование, не имеющее отечественных аналогов. При наличии отечественных аналогов горного оборудования, уже на стадиях разработки ТЭО кондиций для подсчёта запасов угля и технических проектов угледобывающих предприятий, менеджменту угольных компаний и специалистам проектных организаций предстоит осуществить комплексное обоснование проектных решений по критериям максимального соответствия оборудования горно-геологическим и горнотехническим условиям месторождения, экономической целесообразности и уровню эффективности освоения участков недр. В контексте этого следует рассматривать и методическую базу разработки программ инновационного развития горного производства и инвестиционных проектов их реализации.


ЛИТЕРАТУРА:

1. «Энергетическая стратегия России на период до 2020 г.», утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 августа 2003 г. №1234-р.

2. Информационные сборники «Росинформуголь» «Итоги работы угольной промышленности РФ за 2000–2008 гг.».

3. Пресс-cлужба «Воркутауголь», 2 сентября 2009 г.

4. Журнал «Уголь Кузбасса», октябрь - ноябрь 2009, с. 22-23.

5. Постановление Правительства Российской Федерации №718 от 27 ноября 2006 г. «О Таможенном тарифе Российской Федерации и товарной номенклатуре применяемой при осуществлении внешнеэкономической деятельности».

6. Федеральный закон от 28 мая 2003 года №61 «Таможенный Кодекс Российской Федерации» (с последующими изменениями и дополнениями).

Журнал "Горная Промышленность" №5 (93) 2010, стр.73