О технологии и положительном опыте мониторинга технического состояния горношахтного оборудования в Кузбассе

М.Н.Котровский, горный инженер, «Горная Промышленность»

Одна из истин, многократно подтверждаемая жизненным опытом людей гласит: «Скупой платит дважды». Если на бытовом уровне плата за познание этой мудрости - дело и забота каждого субъекта, то в производственных ситуациях эта плата называется ущербом, величина которого может выражаться многими тысячами, а иногда и миллионами рублей. Все зависит от уровня механизации и масштабов производства...

Эта истина вспомнилась во время разговора с моим собеседником, Сергеем Михайловичем Прытковым, директором ООО «Титан», встреча с которым состоялась в Московском офисе ООО «Фукс Ойл» - представительства концерна «Фукс» (FUCHS) в России. Разговор начал Генеральный директор ООО «Фукс Ойл» Николай Николаевич Кузнецов, представив С.М.Прыткова как своего коллегу в Кузбассе и охарактеризовав его как пионера и профессионала самого высокого уровня в новом для российских производственников деле - сервисном обслуживании техники в шахтах и карьерах с использованием продуктов «Фукс» и на основе фирменной технологии непрерывного мониторинга технического состояния машин и механизмов по лабораторным анализам качества масел и гидрожидкостей. Н.Н.Кузнецов особо отметил, что можно закупить самые совершенные машины и даже использовать очень качественные смазочные материалы и гидрожидкости, но без правильного их использования и применения современной технологии технического сервиса, в основе которой лежит независимый мониторинг состояния машин, любая техника не обеспечит ожидаемой надежности и производительности в работе. «ГП»: Сергей Михайлович, после вступительного слова Николая Николаевича и его аттестации Вас, как уникального эксперта, логично просить рассказать о себе и о том, как Вы и ваши сотрудники шли к этому качеству...

С.М.: ООО «Титан» работает уже около 3 лет как независимая лаборатория по непрерывной экспертизе технического состояния машин на основе анализа масел и гидрожидкостей. Сложилось так,

что свои первые практические шаги в этом направлении я сделал после знакомства с продукцией корпорации «Фукс»... Пожалуй, правильно будет начать с экскурса в недавнюю историю. По образованию, призванию и опыту работы я - инженер-механик, много лет проработавший на шахтах Кузбасса. В начале реформ 1990-х годов, когда угольная промышленность вошла в полосу кризиса, я продолжал трудиться на угольной шахте. Уже в те годы некоторые

наиболее дальновидные собственники шахт (из числа не временщиков), предпринимали меры по техническому перевооружению предприятий и стали закупать оборудование ведущих мировых фирм DBT, Joy, Eickhoff, Voest-Alpine и др. Считалось, что достаточно его закупить, смонтировать, обучить операторов и больше не бу -дет никаких проблем. Главная ошибка того периода обнаружилась чуть позже. Мы полагали, что российских масел, гидрожидкостей и принятых на российских шахтах методах ТО и ППР будет вполне достаточно, чтобы уголь, что называется «потек рекой». «ГП»: И как долго господствовало это заблуждение? С.М.: Довольно быстро технические руководители некоторых шахт убедились, что без рекомендованных, сертифицированных продуктов и соответствующих технологий сервиса ожидать высоких ре -зультатов от оборудования, по меньшей мере, наивно (справедливо-

сти ради надо отметить, что специалисты многих шахт до сих пор не избавились от этого заблуждения). Уже в этот период лично я убедился, что без фирменного сервиса нам не удастся получить от зарубежной техники должной отдачи. К этому времени я возглавлял малое предприятие по поставкам масел и гидрожидкостей ряда западных фирм для автотранспорта и другой техники. У нас на шахтах конечно же был опыт работы с импортной техникой, поступившей в советский период, например, из Польши. Наши шахтеры давали на качественной отечественной и зарубежной технике по 1.0 млн. т угля в год и более. Многие были уверены, что имея опыт эксплуатации этой техники и закупив самую лучшую технику, мы быстро обеспечим высокую добычу. Буквально, вроде бы все было: опыт, который мы приобрели в советский период; новейший зарубежный опыт США, Австралии и других стран и, наконец, оборудование ведущих мировых фирм... А объемы добычи в Кузбассе стали снижаться. Назревал кризис в бассейне, так как, оснастив шахты новым оборудованием и вложив огромные деньги, собственники предприятий не позаботились о снабжении фирменными расходными материалами и организации соответствующего сервиса. Короче говоря, наивно понадеявшись на всемогущество «железа», мы упустили, казалось бы, малую деталь - каждому «железу» необходимо обеспечить соответствующий уход и содержание. Для нас тогда стало почти открытием, что техника ведущих западных фирм оказалась столь чувствительной к качеству и составу наших масел и гидрожидкостей, и в целом - не приспособленной к нашему сервису. Мы стали свидетелями и участниками довольно курьезной ситуации: если на западных шахтах оператор нажимал на кнопку и 20 тыс. тонн вылетало «на гора», то наш шахтер, работая на аналогичном и даже точно таком же оборудовании, нажимая на кнопку, получал. аварию.

И настал момент, когда я окончательно убедился, что знаю пути выхода из надвигающегося кризиса.

«ГП»: Это произошло после знакомства с продукцией концерна «Фукс»?

С.М.: Действительно, мое знакомство с концерном «Фукс» только

подтолкнуло меня к более решительным шагам... Здесь надо рассказать все по порядку: в инструкциях по эксплуатации многих шахтных машин завод-изготовитель рекомендовал продукцию «Фукс» в качестве смазочных и гидравлических жидкостей и фирменный сервис на основе анализов масел в лаборатории «Фукс». Я разыскал его представительство в Москве, тщательно изучил всю номенклатуру изделий «и помаленьку» стал закупать и поставлять на шахты Кузбасса «Распадская» и «Соколовская» его масла и гидрожидкости. У них же я впервые узнал, что существуют методы контроля за техническим состоянием машин по оперативным анализам

дозированных малообъемных проб масел и гидрожидкостей. В то

же время я обнаружил, что багаж собственных знаний о теории смазок и вообще об этих продуктах весьма и весьма скуден... (сегодня

приходится с сожалением констатировать, что во время учебы в техникуме и институте нам таких знаний не преподавалось. Надеюсь, что в современных учебных программах этот пробел устранен).

В начале нашего сотрудничества через Московское представительство фирмы мы приглашали ее ведущих специалистов из Великобритании специально для чтения курса лекций по продуктам и технологии их использования. Эти семинары проходили на шахтах Кузбасса, где собирались главные инженеры и механики шахт, т.е. мы методично приступили к ликвидации безграмотности и пробелов в багаже знаний практических специалистов.

Тогда же мы нашли инвесторов и закупили комплектную лабораторию «Фукс» для проведения анализов проб масел и гидрожидкостей, без которой невозможно обходиться при осуществлении мониторинга технического состояния и сервисного обслуживания машин и механизмов шахт и карьеров. Приступив методично к внедрению на шахтах этой технологии, мы стали неотъемлемой частью дистрибьюторской и сервисной сети «Фукс» в Кузбассе. И в круг наших клиентов так или иначе вошли все шахты и предприятия, приобретающие смазочные материалы фирмы «Фукс».

«ГП»: Наверное, не все гладко поначалу складывалось? С.М: Конечно, этап становления всегда сопряжен с трудностями, но все они были преодолены как трудности роста организации. Первая трудность - надо было убедить механиков и техническое руководство в том, что мы будем давать картину реального состояния техники, и что это им обеспечит уверенность в хорошем техническом «здоровье» машин и механизмов на текущий момент. А собственников и акционеров убедить в том, что деньги, затраченные на оплату услуг нашей лаборатории по мониторингу, по меньшей мере не будут потрачены впустую, а нормально и очень скоро окупятся сторицей!

Преодолели мы и неожиданно возникшую трудность первого периода: дело в том, что некоторые из первых наших клиентов,

убедившись в высокой эффективности сервиса, предоставляемого нашей лабораторией, предприняли попытки «встроить» нас в структуру собственного предприятия на правах цеха... Нам удалось убедить «претендентов» и их собственников в том, что ответственная и объективная экспертиза технического состояния шахтных машин и оборудования возможна только специалистами независимой организации. Тогда ООО «Титан» отстояла статус независимой лаборатории, а выгоду от этого получают в первую очередь наши клиенты.

«ГП»: О выгодах клиентов мы обязательно поговорим, сначала расскажите, пожалуйста, о составе лаборатории и организации ее работы на объектах клиента...

С.М.: Лаборатория базируется в г. Междуреченске. В штат лаборатории входят шесть сотрудников, разъезжающих по объектам и

собирающих пробы масел и гидрожидкостей. Они справляются с сегодняшним объемом заказов. Правда, сейчас обучаем еще нескольких человек и закупаем транспорт для переездов специалистов, так как объем работы постоянно увеличивается. Все маршрут -ные специалисты обучены, аттестованы и имеют соответствующие допуски на право работы в подземных условиях.

В соответствии с двусторонним договором услуг предприятие-клиент и наша лаборатория составляют ведомость оборудования, передаваемого в мониторинг и сервис. Кроме того, разра -

батывается режим обслуживания каждой единицы оборудования

(код и тип масла, периодичность отбора проб и т.п.) в соответствии с которым определяется график посещения нашими специ -алистами объектов клиентов.

Разумеется, что наши специалисты выходят на объекты обслуживания полностью экипированными и технически оснащенными всем необходимым и в фирменной одежде, так что их невозможно перепутать с работниками предприятия-клиента. Что касается существа нашей работы, то она заключается в том, что мы ведем по -стоянный мониторинг оборудования и для этого отбираем дозиро-

ванные микропробы масел и гидрожидкостей с определенной периодичностью из каждого обслуживаемого механизма, анализируем их в лаборатории, по результатам выдаем «диагноз» состояния техники и рекомендуем эксплуатационникам: сменить масло, фильтры, провести ремонт или замену подшипников, сальников,

уплотнений и т.п.

Технически каждая акция по отбору проб оформляется протоколом, который подписывает присутствующий при этом представитель заказчика (механик участка или машинист комбайна). Отобранные за рабочий день пробы доставляются в лабораторию, и

здесь исследуются.

Аппаратурное оснащение лаборатории «Фукс» стационарное -

это комплекс приборов и компьютер с соответствующим программным обеспечением. В начале нашей деятельности по рекомендации специалистов «Фукс» мы закупили только первую часть лабораторного оборудования, которая позволяла определять четыре параметра масла, характеризующие в основном степень загрязнения масел растворимыми и нерастворимыми примесями ( в том числе магнитными металлами). Позже мы докупили дополнительное оснащение для определения уже 11 параметров масел. Сегодня лаборатория укомплектована спектрометром, электронным микроскопом, подключенным к компьютеру для подсчета количества частиц загрязнителей и соответствующим оснащением для полного химического анализа масел с выделением до 30 видов частиц немагнитных металлов и других загрязнителей. «ГП»: Как скоро лаборатория может выдать результаты исследований и как они потом используются?

С.М.: Все зависит от конкретной ситуации. В идеале можем выдать информацию к утру следующего дня, а бывает так, что к вечеру после сбора проб в лаборатории мы проверяем наличие в них стружек металлов. Тщательные исследования заканчиваем уже на следующие сутки. Если в результате грубой проверки мы обнаруживаем стружку, то незамедлительно звоним на шахту и предупреждаем, что машина эксплуатируется в аварийно угрожаемом режиме и рекомендуем по ситуации и соответствующие меры: от остановки для замены масла и фильтров до полного прекращения эксплуатации и проведения повторных исследований уже механического оборудования, о повышенном износе которого сигнализирует наличие стружки... «ГП»: Как устанавливаются сроки и периодичность отбора проб на обслуживаемых машинах?

С.М.: Обычно периодичность устанавливается по согласованию с клиентом, но всегда с учетом рекомендаций завода-изготовителя оборудования в части сроков замены масел и гидрожидкости. Например, по бульдозеру Caterpillar завод рекомендует менять масло в двигателе через 250-500 моточасов, гидрожидкость в системе гидравлики, если не изменяет память, через 1000 моточасов и т.д. Но при этом в инструкции Caterpillar имеется оговорка: «.в конкретных условиях эксплуатации машины сроки замены масел могут быть сокращены». Поэтому, мы вместе с мех. службой клиента договариваемся, что отбор проб будем делать, скажем, через каждые 250 машино-часов. Клиенту это выгодно с точки зрения профилактики потенциальных угроз поломки машин. Вместе с тем, это не означает, что после отбора и анализа проб мы обязательно рекомендуем заменить масло или гидрожидкость. Но тщательный анализ придает дополнительную уверенность в технической готовности машины к работе, помогая уловить, что называется «на дальних подступах» зарождение неполадки или угрозу аварии.

В целом наша практика такова, что на особо ответственных объектах (комбайны добычные, проходческие и т.п.) мы отбираем дозированные (по 30 мл) пробы масла один раз в неделю, на другом - реже, скажем 1 раз в 2 недели. Таким образом, только на шахте «Распадская» мы отбираем порядка 700 проб в месяц.

Продолжение читайте в следующем номере

«ГП»: Много ли клиентов у вашей лаборатории в Кузбассе? С.М.: Практически все шахты, использующие смазочные материалы «Фукс» - наши клиенты. С той лишь разницей, что собственники одних - пока не решились на полный мониторинг и заказывают его на все оборудование эпизодически, или только на импортное оборудование, другие - заключили договора на полный мониторинг всех видов оборудования, включая отечественное.

На сегодняшний день в числе крупнейших наших клиентов «Рас-падская Угольная Компания» (шахта «Распадская» и разрез «Рас-падский»), где осуществляем мониторинг всего оборудования. С начала текущего года шахта «Кыргаевская» Ерунаковского шахтоуправления передала все механизмы «от входа до выхода» шахты под наш технический надзор и много других шахт. В частности все шахты ОАО «Южкузбассугль» с этого года передали под полный мониторинг оборудования. На шахтах этого акционерного общества теперь тоже принято решение об использовании только сертифицированных продуктов Фукс. Шахтеры предприятия убедились, что только с ними все комбайны импортного производства будут в состоянии выдавать наивысшую производительность до 5 млн.т в год. Отечественных аналогов ни техники, ни масла до сих пор пока нет.

А выгоды для них очевидны: оплачивая наши услуги по договору мониторинга и обслуживания оборудования, они практически на все 100% гарантированы от неожиданных поломок оборудования, от редуктора конвейера до комбайна. Вряд ли надо объяснять, что аварии сопряжены не только с большими непредвиденными расходами на ремонт или приобретение нового оборудования, но и с потерями рабочего времени, а значит и с не выданными «на гора» объемами угля. Прикинув возможный ущерб от внезапной поломки машины, очень быстро можно оценить, что наши услуги во много раз дешевле, чем возможный ущерб от аварии.. .даже одного редуктора. «ГП»: Скажите, довелось ли за эти годы Вашей лаборатории «подловить» на подходе серьезную аварию и помочь клиенту предотвратить существенный ущерб?

С.М.: Результаты наших анализов по каждой из «опекаемых» машин мы выдаем в наглядной форме, используя принцип светофора и на ярких табличках, которые мы прикрепляем к узлу или агрегату машины, обозначаем их текущее состояние: зеленый кружок - нет проблем (здорова); желтый треугольник - есть замечания, а механику - сигнал: «нужно заменить масло, а может уплотнение или фильтр»; красный - машина работает в зоне угрозы поломки. Последнее часто бывает, когда в масло редуктора попадает вода из выработки и вместе с ней - грязь. И красный знак в нашем случае не означает для механика, что машина - накануне аварийной остановки, а это наша рекомендация. Признаюсь, механики практически мгновенно реагируют на них. На основе наших анализов предоставляется возможность организации претензионной работы по любому виду оборудования, находящемуся как на гарантийном, так и в послегарантийном периодах эксплуатации. И вот один из недавних примеров по ш. «Абашевская». Здесь находится в эксплуатации (в гарантийном периоде) комбайн одной из известных мировых фирм, который имеет редуктор с водяным охлаждением. Не хочу называть ее, потом поймете почему. При очередном заборе проб масла в редукторе мы обнаружили в нем воду. Сменили масло, и снова - в пробах вода! Механики вместе с представителями фирмы обследовали машину и обнаружили трещину в трубопроводе охлаждения. Дефект быстро устранили, но при следующем отборе опять в пробе масла редуктора - вода! Короче говоря, мы обнаружили очередной заводской дефект. Шахта выставила претензию заводу, который внес конструктивные изменения. Здесь мы выступили в роли экспертов, выявив конструктивную недоработ -ку в комбайне, и, как минимум, предотвратили аварию машины, и помогли шахте избежать существенного ущерба.

«ГП»: Вы работаете в основном с шахтами. Представляют ли карьеры с их оборудованием интерес для Вашей лаборатории? С.М.: На уже упомянутом разрезе «Распадский» мы ведем монито -

ринговые наблюдения за парком импортных бульдозеров, гидравлических экскаваторов и комплекса для глубокой разработки угольных пластов буровым способом; в общем, парк насчитывает около 50 единиц оборудования. Достигнута договоренность о мониторинге оборудования на разрезах «Южкузбассуголь». Мониторинг карьерных машин имеет свою специфику. Во-первых, для карьерной техники необходимы сезонные труднозамерзающие масла (до -40°С), способные выдерживать длительные тяжелые нагрузки; во-вторых, многие из этих машин имеют централизованные системы автоматического распределения смазки. Отмечу, что труднозамерзающие масла «Фукс» как никакие другие соответствуют условиям эксплуатации на карьерах и в этом мы убедились в ходе мониторинга экскаваторного парка разрезов Кузбасса. Сейчас мы отработали методику отбора и анализа проб в таких условиях. К слову, объекты мониторинга на карьерах подвигли нас к дооснащению лаборатории установкой и приборами для определения химического состава масел с соответствующим программным обеспечением. Теперь с ее помощью мы уверенно определяем наличие примесей 30 металлов, а также уровень содержания серы. Наличие серы приводит к образованию кислотной среды, разрушающей все: от уплотнений и сальников до подшипников и других деталей из металлов. «ГП»: Имеется ли подобная лаборатория в других бассейнах или регионах нашей страны?

Н.Н.: Изучив состояние практики и научных разработок НИИ горного профиля в области мониторинга техники в б. СССР и России, могу твердо заявить, что на пространстве б. СССР второй такой лаборатории как ООО «Титан» - не существует.

С.М.: Недавно довелось разговаривать с научным сотрудником ведущего угольного НИИ в РФ, который значительную часть своей жизни занимался разработкой системы оценки технического текущего состояния горной техники. Когда я ему рассказал о нашей деятельности и об оснащении лаборатории, он был удручен и поражен: «Что, все уже давно есть и применяется в практике горных предприятий мира, а теперь и в России?»

«ГП»: Уважаемые коллеги, можно только порадоваться за горняков (подземщиков и открытчиков) Кузбасса, так как в самом центре их региона действуют в высшей степени квалифицированные эксперты текущего состояния горных машин. Но к одной из особенностей сегодняшнего развития предприятий с открытым способом разра -ботки месторождений относится все большее насыщение их машин -ного парка зарубежными гидравлическими экскаваторами, буровыми станками, погрузодоставочной техникой и др. оборудованием, чувствительным к качеству и чистоте масел и гидрожидкостей. В этих условиях как быть механической службе предприятий, например, регионов Урала и Дальнего Востока: самим оснащаться такой же как Ваша лабораторией или попытаться скооперироваться с Вами и стать Вашими клиентами?

Н.Н.: В Вашем вопросе сокрыт и еще один, каков радиус (эффектив -ный для Вас и экономичный для клиентов) действия лаборатории? И здесь уместно рассказать о мировой практике фирмы «Фукс», когда отобранные клиентом пробы почтой типа DHL доставляются в базовую лабораторию, находящуюся за сотни и тысячи километров. При такой схеме начинает действовать фактор времени, и это главный ограничитель предельного радиуса действия лаборатории, да и эффективности мониторинга в целом для клиента. Надо сказать, что мы рассмотрели эту ситуацию и для условий России и сегодня предлагаем специальные «партнерские» цены на проведение мониторинга клиентам, которые закупают масла и смазки «Фукс». В рамках этой программы мы предоставляем нашим потребителям возможность получения какого-то количества анализов вообще бесплатно. Конкретные условия оговариваются в контракте на поставку продуктов. «ГП»: Насколько опыт и технологии исследований Вашей лаборатории могут быть полезными при техническом мониторинге отечественных машин?

С.М.: Никаких препятствий к распространению нашей технологии на российскую, белорусскую и украинскую технику не существует. Мы уже, например, довольно давно и успешно осуществляем мониторинг комбайнов украинского производства на ш. «Распадская». Наш мониторинг уже побудил, напримкр, ряд шахт к применению на российской технике масел и гидрожидкостей «Фукс». И в первую очередь, пожаробезопасных видов продукции. Н.Н.: Добавлю, со своей стороны, что российские заводы, производящие шахтное оборудование, например КРАН-УМЗ, сегодня получают заявки от клиентов на первую (заводскую) заливку только нашей пожаробезопасной продукцией.

Юргинский машзавод теперь предписывает к применению в своих крепях только пожаробезопасных продуктов «Фукс». А Нижегородские автостроители, выполняющие заказ одной из шахт на поставку подземного автобуса, запросили у нас образцы продукции для испытаний и последующей закупки на конвейер.

Скорее всего, нужно вести речь об изменении мышления инженерно-технических специалистов, эксплуатирующих и обслуживающих, машины, да и в целом - менять сложившуюся систему сервиса, основанную на ТО и ППР.

Далеко не секрет, что на наших предприятиях и сегодня можно встретить случаи, когда при обслуживании техники используется «случайное» масло, а не рекомендованное заводом, гидрожидкость заливается вместо масла, и наоборот. Словом, «что имеем, то и заливаем в машину»... Это прямая дорога к аварийности техники. Современная культура обслуживания не допускает использования старых огнетушителей и ведер, «предварительно протертых рукавицей или куском ветоши», в качестве переливочных канистр. А обязательно предусматривает использование специальных канистр и перели-вочно-заправочных насосов и т.п. И вот когда все поймут, что чистые масло и гидрожидкость - основа здоровья любой машины, тогда нынешняя система ТО и ППР будет уже достоянием истории... А вспомните, разве при ТО и ППР кто-нибудь и когда-нибудь анализировал качество и загрязненность масел, в том числе на наличие нерастворимых примесей?

«ГП»: Какие еще меры, на Ваш взгляд, следует предпринять для этого? С.М.: Заводам - изготовителям отечественной техники придется пересмотреть нормативные сроки по замене масла. А также перейти на использование высококачественных современных продуктов при первой заводской заправке машин. Приведу несколько примеров из собственной практики и Вам станет понятной парадоксальность сложившейся ситуации.

Пример первый. Заводы - изготовители бульдозера Liebherr техническими нормативами для смены масла в двигателе установили интервал 125-150 моточасов, а бульдозера Caterpillar - 250 моточасов. При этом должны применяться только допущенные сорта масел. А вот завод «Промтрактор» установил этот норматив в 500 моточасов. Заметьте - отечественных сортов, по качеству уступающих импортным. При таких сроках в масле накапливается столько серы, что она разрушает все уплотнения, и двигатель стопорится. Мне давно понятно, по -чему бульдозеры «Промтактора» часто останавливаются по аварии двигателей. В беседах с механиками парков на мое предложение чаще менять масло, они разводят руками: это норматив завода, под который заложены финансовые и материальные ресурсы! Может быть мое мнение обидит заводчан, но в этом - главная причина, почему бульдозеры мало эксплуатируются, а часто находятся в ремонте, и почему все чаще горняки отдают предпочтение импортным моделям. Н.Н.: Хочу добавить к рассказу С.М. такой нюанс: для упомянутых мо -делей импортных бульдозеров заводы - изготовители устанавливают норматив в 500 моточасов, но при условии использования полусинтетических масел, имеющих допуски фирм - изготовителей обо -рудования, список которых не помещается на одной странице инструкции! К сожалению, отечественных масел с таким «послужным списком» пока нет.

С.М.: Пример второй. Часто отечественные заводы-изготовители техники и предприятия, эксплуатирующие ее, объясняют нежелание перейти на использование высококачественных масел их дороговизной: «которая только увеличивает расходы и ничего другого не дает»... Я провел собственные наблюдения и техническое расследование справедливости этих суждений на примере эксплуатации четы -рех самосвалов МАЗ, находившихся под нашим техническим мониторингом в течение четырех лет. При этом в двигатели двух машин заправлялось отечественное масло, а в два другие - масло от «Фукс» 10W40. Проанализировав гаражную документацию обслуживания машин, установили, что двигатели, работавшие на отечественном масле, за этот период подверглись двум капремонтам (каждый!), не говоря уж об обязательных расходах на масло и прочие расходные материалы. А работавшие на импортном масле (которое в 2-3 раза дороже отечественного) - никаким ремонтам не подвергались, в них менялись только масло и фильтры. Когда просуммировали расходы на эксплуатацию машин, то установили, что работа на импортном масле - в несколько раз дешевле, чем на отечественном. После знакомства со всей статистикой расходов, директор этого предприятия издал распоряжение об использовании только импортных масел. Мне известны подобные примеры с другими видами машин, в частности, с автогрейдерами на предприятиях Кузбасса. «ГП»: На Ваш взгляд, почему система мониторинга текущего состояния техники независимыми лабораториями еще не получила повсеместного распространения?

С.М.: Причин две: застарелость мышления технических специалистов и стремление собственников «сэкономить». Но эта экономия кажущаяся, и это хорошо демонстрирует вышерассмотренный пример. Часто, начиная разговор с техническими руководителями об эффективности предлагаемого нами мониторинга машин, наталкиваешься на ответ: «Хорошо бы, да вот нет денег, не предусмотрено сметой...». И когда объясняешь, что при мониторинге мы полностью избавляем шахтеров от аварий оборудования, собеседник, посчитав расходы на наши услуги и свои возможные потери при аварии оборудования, соглашаются заключить договор. «ГП»: Завершая наш в высшей степени интересный разговор о новой технологии технического сервиса, применяющейся на шахтах и карьерах Кузбасса, отметим, что вряд ли у кого-то возникнут сомнения в перспективах ее более широкого распространения в России. С.М.: С самого начана деятельности мы ориентировали наших клиентов на использование продуктов только высокого качества и сертифицированных для угольных шахт, в том числе опасных по газу и пыли. Именно такой сертификат Федеральной службы по техническому надзору РФ имеют все продукты Фукс, поставляемые на шахты.

За довольно короткий срок работы по обеспечению сервиса на основе мониторинга техники, эксплуатирующейся со смазочными и гидравлическими материалами Фукс, наши клиенты полностью убедились в действительно высоком их качестве и их репутации как всемирно признанных продуктов, отбираемых из работающего оборудования, позволил показать и насколько эффективнее обслуживается техника на продуктах Фукс.

С.М.: В заключение нашего разговора хотел бы сказать, что вывод зарубежных коллег о том, что 70-80% всех аварий оборудования происходит из-за грязного масла и гидрожидкостей - абсолютно справедливый и подтверждается практикой работы нашей лаборатории на шахтах Кузбасса.

Н.Н.: Хотел бы обратить Ваше внимание на тот факт, что шахты оказались первыми и по настоящее время остаются основными клиентами этой лаборатории не случайно. Аварийная остановка любого оборудования в подземных условиях обходится очень дорого и эксплуатационникам и собственникам не только потому, что они при этом несут непредвиденные затраты на ремонт и приобретение нового, но и потому, что в это время шахта простаивает и не дает угля!

Журнал "Горная Промышленность" №2 2005