«ДЕНЬ УГЛЯ» на IV Всероссийском энергетическом форуме

 Окончание. Начало в №32006«ДЕНЬ УГЛЯ»  на IV Всероссийском энергетическом форуме Окончание. Начало в №32006


В.П. Мазикин, Первый зам. губернатора Кемеровской области  «Мы должны понимать, что речь идет не только о состоянии внутреннего рынка топливно-энергетических ресурсов, но и о энергетической безопасности страны. Прошедшая холодная зима показала, что уровень этой безопасности недопустимо низок. В рамках настоящего круглого стола мы должны определить стратегию развития ТЭК России, чтобы решить актуальнейшую на сегодня задачу - возвращение угля в энергетику страны. Угольная промышленность Кузбасса - наиболее устойчиво работающий угледобывающий регион России, в 2005 г добывший рекордный объем топлива за всю историю бассейна: в бассейне добывается 56% всего российского угля и 83.3% коксующихся марок, 39% объема экспортных углей (по 2005 г. >80% всех экспортных углей). Россия на сегодня занимает 5-е место в мире по объему экспортирования углей и 3-е место по экспорту энергетических сортов. Достигнута конечная цель реструктуризации отрасли: из государственной дотационной она стала полностью частной и рентабельной».

Далее В.П.Мазикин обозначил одну из главных проблем угольной отрасли: на фоне постоянного роста цен на товары и услуги естественных монополий цена на энергетический уголь остается практически неизменной при стабилизированном уровне внутреннего спроса. Несмотря на, казалось бы, благоприятные условия к увеличению экспорта углей, общая эффективность экспорта сводится к минимуму по причинам стабилизировавшихся мировых цен, постоянного увеличения в России ж.-д. тарифов и стоимости переработки углей в портах перегрузки.

Принятой в 2003 г. Правительством топливно-энергетической стратегией России предусматривается снижение в ТЭБе доли газа с соответствующим увеличением доли угля. Однако за прошедшие 2.5 года после ее принятия в энергобалансе РАО ЕЭС России доля угля продолжала снижаться и в 2005 г. составляла 25.8% вместо 30% в 2003 г. , а доля газа соответственно возросла с 64 до 70.7%. Газ стал основным энергоносителем на тепловых электростанциях регионов России: в Северо-Западном - 61%; в Центральном -81.7%; в Средне-Волжском - 93.5%; Уральском - 77%. Для сравнения: доля газа в структуре топлива ТЭС развитых стран составляет 22% в США, по 15% в Канаде, Германии, Франции, 37% - в Японии и 42% - в Италии. Столь разительный в сравнении с Россией контраст - повод серьезно задуматься о структуре ТЭБа и судьбе угольной отрасли страны в целом.

Затянувшаяся «газовая пауза» привела к тому, что полностью прекратились фундаментальные НИР по созданию новейших технологий переработки и использования углей. Остановлены исследования и разработки по эффективному сжиганию углей и получению газового и жидкого видов синтетического топлива. Необходимо вернуться к решению этих задач, ведь запасы углей в России настолько велики, что могут и должны стать основным энергоносителем для ТЭС на долгие годы. К сожалению, до сих пор отсутствует четкий план и программа перехода электроэнергетики на уголь.

В следующем году шахтеры Кузбасса способны добыть около 250 млн.т угля, которые рынок не сможет потребить... Поэтому нами предлагается незамедлительно начать претворять в жизнь предложения Правительства РФ о переводе на уголь 27-ми ТЭС, на которых еще сохранилась инфраструктура для его приемки и сжигания. Кузбасс предложил продать эти электростанции угольщикам, чтобы замкнуть технологическую цепочку от угледобычи до получения конечной продукции - электроэнергии. Возврат угля на эти электростанции потребует инвестиции в объеме около 27 млрд. долл. США, обеспечит высвобождение около 2.7 млрд.м3 газа и одновременно позволит увеличить внутреннее потребление угля более чем на 48 млн.т в год. Это наша общая позиция с «ГАЗПРОМом». Вместе с тем, для покрытия областного дефицита в электроэнергии в объеме 7.6 млрд. кВт ч. администрация области согласилась с предложением ОАО «Кузбассразрезуголь» о строительстве Кузбасской ГРЭС мощностью до 3 тыс. МГВт, в основу работы которой будет заложена технология сжигания кузнецких углей в кипящем слое. Подобные станции планируется размещать в непосредственной близи к разрезам и шахтам, что позволит устранить транспортную надбавку в себестоимости сжигаемых в ТЭС углей (которая делает практически нерентабельной использование углей в отдаленных от Кузбасса районах страны). Аналогичный угольно-энергетический комплекс запланирован к строительству на базе шахт г. Белово. Таким образом, основной товарной продукцией угледобывающих комплексов станет не уголь, а электроэнергия.

Руководство области считает, что Правительству РФ необходимо рассмотреть более широкомасштабно программу строительства в Кузбассе новых электрогенерирующих объектов с привлечением частного и государственного капиталов. Это имеет актуальное значение и в свете недавнего двухстороннего соглашения о поставках электроэнергии в Китай. Мы предлагаем более масштабно подойти к строительству сети автономных тепло- и электрогенерирующих станций, использующих в качестве энергоносителей горючий газ от подземной газификации углей (запасы таких углей в регионе достигают 30 млрд. т). Согласно проекта Института угля и углехимии СО РАН строительство восьми таких предприятий позволит производить ежегодно 8.7 млрд. кВт ч электроэнергии и 10 млн.ГигаКалорий теплоэнергии при окупаемости инвестиций за 2-2.5 года.

В заключение В.П.Мазикин предложил включить вышеуказанные направления по развитию Кузбасса в Федеральную программу, а для существенного продвижения в поиске технологически прорывных решений создать в Кузбассе один из наукоградов.

A.Е.    Евтушенко, член Совета директоров ОАО «Мечел» В своем выступлении А.Е. Евтушенко отметил, что организованная государством «газовая пауза» предусматривала замещение угля газом и др. видами топлива на период реформирования угольной отрасли. Несмотря на ошибки, допущенные в период реструктуризации, сегодняшняя обновленная угольная отрасль уже готова выполнять возложенные на нее задачи. Однако к этому оказались неготовы ни энергетики, ни госчиновники, ни потребители - слишком многим «газовая пауза» оказалась по душе.

В тоже время мировая практика показывает - государства с развитой энергетикой, разрабатывая ТЭБ на предстоящие периоды, «строго следуют ему и реализуют его на практике», что у нас пока не имеет места. К сожалению, сегодня ТЭБ России является всего лишь прогнозным документом для узкого круга специалистов и не наблюдается намерений по свертыванию «газовой паузы». Тем не менее, опыт Кузбасса, о котором рассказал

B.П.Мазикин,    свидетельствует, что, благодаря твердой воли администрации, уголь занял конкурентное место в ТЭБ региона, а «газовая пауза» может быть свернута достаточно быстро. Несмотря на неизбежную болезненность этого процесса, его все-таки придется пережить. Сегодняшняя ситуация в стране уникальна: угледобывающие предприятия могут дать дополнительные объемы угля и у государства имеются достаточные ресурсы, чтобы покрыть неизбежные издержки на реформирование ТЭБа. Одновременно энергетики в открытую заявляют о своей незаинтересованности в переходе на уголь.

Вызывает удивление прозвучавшее здесь сообщение о том, что в течение 3-х последних лет в Кузбассе выдано количество угольных лицензий, использование которых позволит за 5 лет увеличить добычу угля на 100 млн.т. Понятно, что Кузбасс не в состоянии «переварить» такой объем, а с учетом возможностей Красноярского края, Якутии, Восточной Сибири и других районов, в т.ч. центра России по приросту угледобычи, он не найдет сбыта в стране без перехода с газа на уголь. Экспортная же «отдушина» для угольной отрасли, имевшая место в последние годы, исчерпала себя, и шансов на получение высоких доходов от экспорта угля на сегодня нет ни по транспортной инфраструктуре, ни по ценовому фактору, ни по марочному ассортименту углей. В заключение А.Е. Евтушенко сделал главные выводы:

-    увеличение доли угля в ТЭБ страны - историческая необходимость в условиях интеграции России в общеэкономическую и энергетическую мировые модели;

-    реструктуризация угольной промышленности в целом завершается, и отрасль готова к завершению «газовой паузы» и восстановлению оптимальной доли угля в растущем ТЭБе страны;

-    в условиях объективного роста ТЭБа совсем не обязательно перенастраивать изначально чисто газовые электростанции на уголь: вполне достаточно весь прирост ТЭБа обеспечить на угольных ТЭС, в том числе вновь вводимых; роль государства в этом должна быть доминирующей, оно в лице Правительства должно определить место угля в перспективном ТЭБе страны; - затягивание неизбежного процесса определения места угля в ТЭБе на фоне динамично растущей его добычи чревато обострением напряженности в социально-экономической сфере.

И.И. Мохначук, Председатель Российского профсоюза угольщиков И.И.Мохначук сказал, что несмотря на стремление приверженцев «газовой паузы» ее продолжить, в т.ч. заявлениями о высоких затратах на перевод ТЭС с газа на уголь, профсоюзы убеждены, что, во-первых, сегодня еще не поздно понять, что для этого можно предпринять, и, во-вторых, к счастью, возможности электрогенерации на основе углей на современных ТЭС еще сохраняются. Он отметил, что с учетом запасов углей в стране, достаточных на многие сотни лет, сам вопрос об увеличении их доли в электроэнергетике не кажется дискуссинным, а вот о целесообразности дальнейшего сжигания газа в ТЭС высказался еще Д.И.Менделеев, заявивший, что использовать природный газ для сжигания и получения тепла одно и тоже, что топить печь ассигнациями.

Профсоюз выделяет ряд особо острых, требующих незамедлительного разрешения проблем отрасли. Проблема I. Противоречие между нарастающими темпами добычи угля технически и технологически переоснащенными предприятиями угольной промышленности и снижающимися темпами и объемами его использования в электроэнергетике. По оценкам профсоюза, если не будет принято стратегического правительственного решения о кардинальном увеличении доли угля в ТЭБе и перспективах развития угледобывающей отрасли, владельцы многих предприятий, инвестировавшие в последние годы как собственные, так и заемные значительные средства в развитие и модернизацию производства, будут вынуждены прибегнуть к сокращениям рабочих мест, остановке горных и добычных работ, но, в любом случае, так просто со своими инвестициями не расстанутся. Если в ближайшие 1-2 года существенного роста потребления угля в ТЭБе страны не произойдет, профсоюз прогнозирует сокращение численности работающих на 36 тыс. человек и рост социальной напряженности, в первую очередь, в Кузбассе. Проблема 2. Неорганизованность углепромышленников и собственников, приведшая к ослаблению позиций угля в ТЭБе страны. Объединения собственников угледобывающих предприятий, способного цивилизованно лоббировать интересы углепромышленников на всех уровнях, от Правительства и Госдумы до органов, принимающих решения по формированию ТЭБа, не нужно было в период, когда углепромышленники, конкурируя друг с другом, оставались «на плаву», в т.ч. за счет растущего спроса внутри страны и экспортных поставок углей. В изменившихся сегодняшних условиях, когда внутренний и экспортный сбыты стабилизировались, а перспективы их роста незначительны, назрел момент к формированию объединения собственников, которое бы позволило, преодолев естественное соперничество конкурентов, сплотить их перед угрозой падения рынка угля для существенного и неуклонного роста доли угля в ТЭБе страны. Проблема 3. Качественное ухудшение кадрового состава работников отрасли. На текущий момент возрастной состав работающих следующий: до 20% - в возрасте до 30 лет; 40% - в возрасте до 50 лет и 40% - старше 50 лет. Так как приток молодых кадров мал, Кузбасс уже остро ощутил нехватку квалифицированного персонала для управления и техобслуживания приобретаемой новой и, прежде всего, импортной техники. Учебная трехступенчатая база - «ПТУ - техникум - институт», созданная в СССР, практически разрушена. Особую тревогу профсоюза вызывает качество

Журнал "Горная Промышленность" №4 2006