Уголь: топливо будущего?

М.Н. Котровский

На эту тему 31 октября 2013 г. В Международном мультимедийном пресс-центре РИА «Новости» состоялся видеомост «Москва - Пекин», участники которого обменялись мнениями по вопросам развития и перспективам российско-китайских отношений в сферах добычи, торговли и использования углей.

В Москве в дискуссии участвовали и отвечали на вопросы представителей прессы, в т.ч. журнала «Горная Промышленность», И.Д. Грачев, председатель Комитета по энергетике Госдумы РФ; А.С. Чурин, председатель комитета по развитию угольной промышленности Торгово-промышленной палаты РФ; И.И. Мохначук, Председатель Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности (Росуглепроф). В Пекине – ведущие исследователи Евразийского Центра исследований Госсовета КНР Сунь Юнсян и Пекинского угольно-химического исследовательского института – Чэнь Яфэй.№6 (111) 2013

По оценкам экспертов, уголь к 2020 г. опередит нефть и станет самым потребляемым топливом в мире. В 2010 г. мировое потребление угля достигло 3.6 млрд т (в нефтяном эквиваленте), а нефти – 4 млрд т. Прирост использования угля с 2000 г. составил 1.3 млрд т. В состоявшемся диалоге сторон журналисты из России и Китая получили разносторонние ответы на целый ряд вопросов: насколько китайские угледобытчики используют российский опыт охраны труда и промышленной безопасности; каков уровень достижений в областях исследований и практического внедрения технологий выработки моторного топлива из углей в России и Китае; каковы масштабы современных торговых взаимоотношений в области угля и углеводородов; что нужно предпринять обеим странам для кратного увеличения объемов экспорта из РФ в Китай углей и углеводородов, как того требует экономика Китая; каковы перспективы использования китайской горной техники и рабочей силы в проектах модернизации угледобывающих предприятий РФ; готов ли китайский бизнес к инвестированию в развитие транспортной инфраструктуры Восточной части России для экспорта углей и углеводородов; как видятся российским партнерам перспективы сотрудничества с китайским бизнесом в угольной промышленности и другие.

И.Д. Грачев: Прогнозы о мировом доминировании в будущем углей в ТЭБ стран – сверхоптимистичны и радикальны. Более реалистичными выглядят оценки Международного Энергетического Агентства: растущее преобладание газа в Европе и в целом – примерно равные доли угля, газа и нефти; атомная и гидроэнергетика, а также нетрадиционные источники энергии (солнечная, приливная, ветро- и биоэнергетика) – займут по 5–6% в ТЭБах стран. Россия для Китая остается и на перспективу постоянным поставщиком энергетических и коксующихся углей и углеводородного сырья (нефти и газа). Это положение зафиксировано в долгосрочном (до 2030 г.) двустороннем соглашении. Вместе с тем, у РФ имеются возможности увеличить поставку углей в Китай с 15 млн т (по соглашению) до 25–30 млн т (как требуется экономике Китая). Такая же возможность – по углеводородам. Но для реализации этих планов предстоит развивать железнодорожную и трубопроводную инфраструктуры в Дальневосточной части России. И здесь не обойтись без участия китайских инвестиций и бизнеса.

Сунь Юнсян, подчеркнув, что уголь для Китая остается главным источником тепло- и энергогенерации и одним из масштабных импортируемых товаров из России, отметил, что для снятия дефицита в энергоносителях Китай делает ставку и на собственный сланцевый газ. Работы по его разведке и добыче проводятся в соответствии с государственной программой. Напомнил также, что несмотря на то, что Китай добывает ежегодно до 3.6 млрд т углей (в 10 раз больше чем в РФ и в 4 раза больше чем в США), без импорта коксующихся и высококачественных энергетических углей из России ему не обойтись и в дальнейшем.132 2

Вместе с тем, к сожалению, сжигание дает не только тепло и электроэнергию, но и стало главной причиной частых смогов, накрывающих крупные города Китая и служащих серьезными причинами загрязнения воздуха и воды вокруг них. И кардинальный путь выхода из этой ситуации состоит не только в рационализации структуры потребляемых энергоносителей (что подвластно государственным органам власти), но и во все большей доле импорта высококачественных, экологичных и глубоко обогащенных энергетических углей. Стратегия использования угля и газа в Китае подлежит изменению, но неизменной при этом останется преобладающая роль угля в электро- и теплогенерации.

В развитие дискуссии А.С. Чурин обратил внимание на две тенденции: растущие из Китая и других стран запросы на коксующиеся угли, снижение их мировых запасов и падение качества угольных месторождений, что обусловливает рост затрат на глубокое их обогащение.

Эти тенденции предопределяют рост мировых цен на коксующиеся угли и угольные концентраты, а также объективно способствует укреплению долгосрочных связей Китая и РФ в части импорта коксующихся марок углей.

По мнению А.С. Чурина, к взаимной выгоде двух стран безусловно актуальными и перспективными сферами сотрудничества ученых и бизнеса должно стать глубокое обогащение энергетических и коксующихся углей с целью получения высокоценных угольных концентратов для энергетики и металлургии.

И.И. Мохначук привел основные социально-экономические показатели угольной отрасли за 2013 г. и отметил: «Угольная отрасль работает устойчиво благодаря трехсторонним отраслевым соглашениям (заключаемым один раз в каждые три года). Главную роль – контроль за выполнением каждым предприятием оговоренных в соглашениях условий труда и охраны здоровья работников, Росуглепроф выполняет неукоснительно, отстаивая интересы работников отрасли на всех уровнях. Достигнутые показатели – объемы добычи, численность работников, производительность труда, уровень травматизма, значительно лучше показателей советского периода. Чтобы достичь к 2030 г. программного уровня добычи – 420 млн т/год, отрасль готова к более тесному сотрудничеству с китайскими машиностроителями.

Уже имеющийся опыт применения в шахтах угольных комбайнов, сделанных в Китае, свидетельствует о хорошем их качестве, и дает основания на расширение масштабов их использования». Вместе с тем отметил: «В РФ сложился устойчивый баланс спроса-предложения отечественных специалистов, и поэтому перспектива привлечения китайских рабочих для вновь вводимых и модернизируемых угольных предприятий, не просматривается».

Также И.И. Мохначук напомнил, что Росуглепроф, в числе других внебюджетных профсоюзов мира, стал членом международного объединения «Индастриал», которое развивает программу устойчивого развития энергетики, включающую создание «зеленых» рабочих мест (достойная зарплата, безопасность труда и экология). «Именно в этом направлении следует сотрудничать российским и китайским угольщикам», – заявил И.И. Мохначук.

И.Д. Грачев, отвечая на вопрос, касающийся готовности угольной отрасли стать поставщиком сырья для выработки жидкого моторного топлива, рассказал: «В этом безусловно – перспектива ближайших десятилетий. Работа в этом направлении, в т.ч. по созданию топлива класса Евро-5, ведется давно, в т.ч. и в России. Но возникла проблема – как обеспечить эти производства водородом, который необходим, чтобы получить полноценные высокооктановые сорта моторного топлива? И в связи с этим напомнил о существовании в Сибири и на Дальнем Востоке РФ возможных источников энергии: от термоядерных до приливных ГЭС и на основе сжигания глубокообогащенных углей. На основе таких источников восточная часть РФ может стать мощным производителем электроэнергии, которую будет просто экспортировать в Японию, Корею, Китай, и наполнить Большое Азиатское энергетическое кольцо (о котором вновь заговорили на недавно состоявшейся энергетической конференции в Корее).

По мнению И.Д.Грачева, сочетание различных источников энергии, которыми богаты Сибирский и Дальневосточный регионы РФ, представляют бесспорно хорошую базу для долговременного и плодотворного практического и научного сотрудничества России и Китая, в т.ч. и в направлении выработки синтетических видов моторного топлива из российский и китайских углей.

В свою очередь, китайский участник диалога Чэнь Яфэй , давно занимающийся исследованиями в области выработки моторного топлива из углей, сообщил, что в СиндзяньУйгурском районе Китая уже на нескольких заводах развернуто его опытно-промышленное производство. И эти работы находятся под пристальным и постоянным контролем руководства страны.

В ходе прошедшей дискуссии обсуждались перспективы роста объемов экспортных поставок углей и нефти в Китай в зависимости от развития железнодорожной и трубопроводной инфраструктур. Участие китайских инвестиций в развитии транспортной инфраструктуры в Дальневосточном регионе РФ позволит довести объемы экспорта углей в Китай до 25–30 млн т в год, нефти – до 30 млн т/год. Китайские партнеры готовы участвовать в совместных инвестиционных проектах.

Российские участники видео-моста усомнились в том, что введение для ТЭЦ крупных китайских городов лимита на ежегодно сжигаемый объем углей (<10 млн т) позволит избавить мегаполисы от смогов, уже ставших привычными для них. А выходом из этой проблемы может быть перевод ТЭЦ на газ (что пока нереально), или сжигание высокообогащенных углей, экспортируемых из РФ, а перспективнее всего – импорт электроэнергии. Для России наиболее актуальным и интересным представляется широкое участие китайского капитала в развитии восточных регионов России, богатых углем, нефтью, газом и другими полезными ископаемыми.

Китайская экономика не может себе позволить уменьшение углепотребления, поэтому импорт высококачественных энергетических и коксующихся углей из России – задача актуальная, и на долгие годы. В связи с этим, по общему мнению участников видео-моста, необходимо совместными усилиями искать новые пути применения углей, развития углехимии и углеобогащения, а также высокоэффективного использования попутного угольного метана. В России разработана и реализуется программа по расшивке «узких» мест на путях экспорта углей в страны АТР и Юго-Восточной Азии (увеличение пропускной способности железной дороги, перевалочных мощностей морских портов). Создана государственная энергетическая комиссия, во главе с Президентом РФ В.В. Путиным, для контроля выполнения этой программы. Кроме того, в России принимается закон о либерализации экспорта сжиженного природного газа для его экспорта, в т.ч. в Китай.

Завершая дискуссию, И.Д. Грачев отметил, что уголь вряд ли будет доминирующим в топливо-энергетическом балансе РФ, но, безусловно, займет подобающее место в комплексной структуре энергоносителей: газ, уголь, гидроэнергетика, атомная энергетика, нетрадиционные источники энергии (ветро-, солнечная и приливная энергетики). Только в комбинации всех видов – разумное решение энергообеспечения экономики РФ. Несмотря на завышенные мировые ожидания успехов от добычи сланцевого газа, мировые цены на природный газ будут неуклонно расти, как и объемы его потребления. Россия будет продолжать поставлять его на экспорт, в т.ч. и в Китай. Касательно роли угля в перспективе: главная задача, стоящая перед российскими и китайскими угледобытчиками – добиться высочайшей чистоты его обогащения, создать технологии опережающей дегазации угольных пластов и использования полученного метана для энергогенерации и в качестве моторного топлива, а также выработки из углей жидких видов моторного топлива.

М.Н. Котровский (фото автора)

Ключевые слова: видеомост, Москва, Пекин, уголь, топливо, перспективы

Журнал "Горная Промышленность" №6 (111) 2013, стр.132